В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Через год после приговора Михаил Ефремов решил скостить себе срок

Наступает годовщина приговора актеру — 8 июня он устроил страшную аварию на Садовом кольце. 8 сентября артист был осужден на 7,5 года. За скандальным судебным процессом следила вся страна. Родственники погибшего получили положенную компенсацию, тогда как гражданская жена осталась ни с чем.

Видео дня

Люди, чью жизнь сломала эта трагедия, рассказали, что изменилось для них за этот год.

15 сентября в суде будет рассматриваться кассационная жалоба Михаила Ефремова на приговор. Задача адвокатов осужденного — скостить срок или добиться перевода в колонию-поселение…

— гражданская жена погибшего водителя грузовика Сергея Захарова. С этой женщиной мужчина прожил 22 года. Официально брак не оформили. Развестись с предыдущей женой, Маргаритой, Захаров не успел. Пострадавшими по делу признали супругу погибшего, двоих сыновей и родного брата. Стерхову в этот список не внесли. Сам Ефремов извинений женщине не принес, моральный ущерб не возместил, хотя и обещал.

За Ирину Стерхову весь год бился адвокат . «Я буду долбить все суды, писать жалобы, пусть пройдет много времени, мы подождем. Но я добьюсь своего», — твердил защитник «МК». Летом Никулина не стало.

— Адвокат мой умер. Сердце не выдержало, хотя на здоровье ранее не жаловался, — начала разговор Ирина. — Просто лег спать и не проснулся. Он переболел коронавирусом, сделал прививку. В понедельник было 40 дней со дня его смерти. Мне Вадим за это время стал родными и близким человеком, прикрывал меня ото всех. Все на нем завязано было.

— Вы ведь судились с женой Сергея Захарова, хотели доказать, что ранее она предоставила суду ложные сведения по поводу семейной жизни. Чем все закончилось?

— Суды в процессе. Очередное заседание должно было состояться 17 сентября, — продолжает собеседница. — Но сейчас, наверное, дело отложат. Наш судья в , уходит в отставку. Дело передадут новому судье. А пока он прочитает, войдет в курс дела, потребуется время.

— Но какие-то заседания уже прошли?

— Да, заседания были. Я приезжала в Рязань. Потом попросила судью, чтобы процесс проводили по видеосвязи. Мне в мои годы тяжело туда ездить, еще и свидетелей надо просить приезжать. Все они девушки 60 плюс со своими болячками.

— Вам пошли навстречу?

— Со мной согласились. Но вот сейчас пока с судьей заминка…

— У вас теперь новый адвокат?

— Да, направляюсь к нему как раз… Вон, смотрю сейчас в окно машины и вижу «Деликатеска» едет по МКАДу, машина такая же, как у Сережи была. Насколько знаю, в его компании тоже возникли какие-то непонятки с машиной, суды все отбрехивались от них.

— Вы поддерживали отношения со старшим сыном Захарова, Виталием?

— Мы по-прежнему на связи.

— А с остальными членами семьи он общается?

— С Ритой, Сережиной женой, не общается. Они сами по себе живут.

— Захаровы собирались создавать фонд помощи погибшим в ДТП. Как я понимаю, фонда никакого нет?

— Не знаю. Меня тоже интересует этот вопрос, а то пальцы гнули все.

— Памятник на могиле Сергея поставили?

— Нет. Я на годовщину смерти приезжала на кладбище. Тогда только венки убрали. Мы посмотрели, а земля на могиле совсем не осевшая. Решили в этом году памятник не ставить, дождаться, пока земля осядет. Сейчас все там разровняли, снег сойдет, и ко второй годовщине можно поставить памятник.

— Мать погибшего как себя чувствует?

— Жива, но с головой у нее плохо. Я спрашивала Виталия про нее, он говорит, что через раз внука узнает. Она ведь так и не поняла, что Сережи нет. То, что раньше писали в СМИ, будто она Ефремова простила, это ерунда. Журналисты выставили все так, что кругом все сволочи, не прощают актера и требуют сурового наказания, а мама взяла и простила. Это глупости. Мама не в себе.

Ну ребят, разве так можно? В таком состоянии женщина находилась года два до Сережиной смерти. Он постоянно говорил мне: мама все чудит. Он боялся, что придется нам переезжать в деревню, чтобы ухаживать за ней.

— У вас какие изменения в жизни?

— В моей жизни ничего не происходит. Дочь работает в , я ее уже два года не видела. Границы закрыты, не может прилететь сюда. Так что я целыми днями одна сижу дома со своим попугаем.

— Купили попугая?

— Он давно у нас был, мини-какаду корелла разговаривающая. Вот и все.

Я так скажу — жизни никакой у меня нет.

— Участкового, который предоставил суду ложные показания в отношении вас (о том, что якобы Ирина просто сдавала жилплощадь Сергею. — «МК») , уволили. Вы добивались от нового участкового, чтобы он снова провел опрос свидетелей и предоставил уже верные данные. Дело сдвинулось с мертвой точки?

— Я все ждала, что придет новый участковый и опросит моих соседей о том, как мы жили с Сергеем. Но он так и не сделал до конца свою работу. Когда мой адвокат был жив, он подгонял меня, мол, сходи, Михайловна, отдай заявление в полицию по этому поводу, потребуй, чтобы его зарегистрировали. Я пошла, секретарь подписала, что заявление принято. И все.

Больше никаких участковых я не видела и не слышала. Однажды мне позвонили, попросили встретиться с участковым. Правда, ехать надо было почему-то на другой конец . Я ответила, что со своими больными ногами туда не доберусь. Они предложили отправить адвоката. Я объяснила, что он умер. Так никуда и не поехала. И больше мне не звонили.

— Вы по-прежнему, будете добиваться, чтобы вас сделали потерпевшей?

— Наверное, да. Давайте через моего адвоката все эти вопросы.

«Имеет право на компенсацию»

Мы обратились за комментариями к адвокату Антону Жарову.

— Ирина Стерхова будет добиваться статуса потерпевшей по делу? Это возможно сейчас?

— Пока говорить об этом преждевременно, — говорит Жаров. — К сожалению, вопрос признания или не признания Ирины Михайловны потерпевшей при рассмотрении дела был, попросту говоря, замылен. Увы, ни следователь, ни прокурор, ни суд, не стали разбираться в деталях: есть законная жена, значит, не может быть на иждивении никого, логика такая. А люди 20 лет жили одной семьёй, одним бюджетом, одним холодильником.

— Вообще, это дело имеет перспективы?

— Юридическая позиция есть, и, уверен, мы её отстоим. С той же уверенностью скажу, что это потребует времени. Но упорства у Ирины Михайловны достаточно, чтобы этот вопрос решился. Ещё раз: юридические основания есть, но их доказывание занимает много времени.

— Сейчас Стерхова судится с . Пытается доказать, что погибший не жил с семьей…

— Суды идут. Ответчиком значится законная супруга Захарова. Но дело не столько против неё, сколько идет общий спор о наследстве. Конечно, Стерхова вправе претендовать на наследство от человека, с которым прожила два десятка лет как с мужем, а последние годы — так и вовсе на его иждивении.

Другие наследники, кроме старшего сына Захарова, принципиальная позиция которого говорить правду, разумеется, против. Процесс продолжается, и, к сожалению, судья, которая выслушала уже массу свидетелей, уходит в отставку. Но это не значит, что другой судья решит это дело как-то по-другому: юридически Стерхова права в своих требованиях.

— Ирина собирается претендовать на наследство Захарова или планирует требовать компенсацию от Ефремова?

— И закон, и чувство справедливости тут говорят одно: она имеет право и на то, и на другое. Но до того, чтобы заявлять юридические требования по этим вопросам, ещё очень далеко.

— 15 сентября будет рассматриваться кассация Ефремова на приговор, Стерхова собирается там присутствовать?

— Юридическая возможность такая есть, но вероятность, что суд кассационной инстанции привлечет её как потерпевшую в заседании 15 сентября, увы, минимальна. Но это дело для нас не чужое, мы придем.

Мы пробовали связаться с потерпевшими по делу. Но семья погибшего не идет на контакт с журналистами. Супруга Маргарита, услышав вопрос, повесила трубку. Остальные члены семьи избегают общения с прессой.

— После шумихи семья закрылась, они даже с близкими знакомыми не обсуждают дело Ефремова. Так-то живут они хорошо, не жалуются, все у них есть, ходят довольные, — рассказала землячка потерпевших в деревне Кузьминское, откуда родом Захаров. — За матерью Сережи уход ведется, родные ее не бросают. Новый дом ей, конечно, никто не построил, да и старый не отремонтировали. Хотя Ефремов, вроде, обещал, но, видимо, быстро забыл об этом.

Ефремова ждет еще один иск

Одним из самых абсурдных эпизодов в громком процессе, оказалась история владельца разбитого фургона, которым управлял погибший Сергей Захаров. Лизинговая компания «Стоун», которой принадлежал автомобиль, просила суд признать ее потерпевшей по делу, чтобы получить страховые выплаты. Суд отказал собственнику без объяснения причин, владельца транспортного средства ограничили в возможности получения страховой выплаты, а разбитый автомобиль ему вернули спустя 9 месяцев.

Представитель компании, адвокат Иван Арестов, ранее рассказывал «МК», что это одно из худших дел в его практике: «Нас не признали потерпевшими. Если бы признали, то с большой долей вероятности приговор подлежал бы отмене и возвращению на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В своем последнем слове Михаил Ефремов указал, что готов в добровольном порядке возместить стоимость разбитого автомобиля. Но в силу того, что владельца не признали потерпевшим по делу, осужденного лишили возможности возместить в добровольном порядке причиненный вред, что могло являться смягчающим обстоятельством».

Мы снова связались с юристом. «Я не участвую в кассации по смягчению приговора, поскольку нас так и не признали потерпевшими, а свои стратегические задачи я выполнил — лизинговая компания, которая являлась собственников автомобиля, получила выплату по КАСКО, — рассказал Арестов. — Автомобиль мы забрали спустя 9 месяцев после аварии, ремонту он не подлежала. Затем я прочитал в СМИ, что разбитую машину продала страховая компания.

Автомобиль выставили на аукцион, выручили за него 150 тысяч рублей. Теперь страховая предъявит регрессный иск к Ефремову, чтобы тот возместил им уплаченную сумму».

Уника новости 07.09.2021 18:26 — дата и время публикации

Как сообщает МК