В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

В Сети отреагировали на интервью Собчак со «скопинским маньяком»

Российские журналисты и блогеры раскритиковали решение взять интервью у «скопинского маньяка» , заявив, что она опошлила и без того жуткую историю, а также призвав к блокировке фильма на YouTube.

В Сети отреагировали на интервью Собчак со «скопинским маньяком»
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Видео дня

«Можно подумать, Ксения Анатольевна до этого интервью была моральным камертоном всея Руси. А тут вдруг на тебе – такое грехопадение. Собчак вполне себе в своем «стиле». Посмотрел я это «творение» из профессионального интереса. Тут за что ни возьмись, все равно получается «Дом – 2». С обсуждением на лобном (месте) сексуальных достоинств «героя» («Три раза за ночь?! Уверяю вас, не каждый так может» – восхищается Собчак), его «трепетных» чувств к жертве («Мы вместе купались, я ей спинку тер»), количество сеансов онанизма в день после освобождения («По два раза смотрю порнографию»)», – написал военный корреспондент «» .

По словам журналиста, «омерзение вызывает не то, что он (Мохов) рассказывает. В конце концов, это не сильно по жанру отличается от того, что мы ежедневно видим в ток-шоу на телевидении. А то, как он себя ощущает в присутствии Ксении Анатольевны – героем-любовником и жертвой одновременно. И она ему это позволяет, вместо того, чтобы размазать тварь глаголом по гнилой стене».

«Вот только что он может натворить до этого момента, если даже во время интервью «раздраконенный» воспоминаниями, выбегает «в туалет». И никаких сожалений или угрызений совести он не испытывает. Ведь им восхитилась сама Ксения Собчак. А он ведь еще ого-го... Можно убрать девушку из «Дома – 2», но «Дом – 2» из нее не вытравить ничем», – добавил Коц.

Тем временем телеведущий обратил внимание на предложение Мохова «вновь заняться» одной из своих жертв. «Это угроза? Представляете состояние жертв, когда маньяк заявляет, что надо снова одной из них заняться? Его надо изолировать от общества, а не деньги ему платить за интервью, с помощью которых он вполне может совершить очередное преступление. И законы надо ужесточать», – написал Соловьев.

До этого он заявил, что если Ксения Собчак заплатила «скопинскому маньяку» Виктору Мохову за интервью, то это не «исследование зла», как это представляет журналистка, а монетизация преступления маньяком.

На эти же угрозы обратил внимание и журналист . «А вот заживет сейчас «скопинский маньяк» Мохов обычной жизнью тихого, ранее судимого мужичка. Ну поговорят с ним сейчас оперативники, погрозят пальцем – он конечно же скажет, что не так его поняли, что глупо пошутил. Ну будет к нему участковый захаживать. А как же, контроль наше все. Соседи будут его побаиваться, но постепенно привыкнут к полоумному деду садисту и социапату. А потом, лет через несколько, выяснится, что Мохов когда-то построил новый бункер, где убивал и расчленял людей. А на допросе он расскажет, что бункер построил на гонорар, полученный от Ксении Собчак. Может такое быть?», – написал журналист.

В свою очередь журналист, руководитель Россотрудничества задал теоретический вопрос «для измерения этической чуткости аудитории»: «Если Ксения Анатольевна Собчак и ее продакшн считают этичным дать слово в эфире выпущенному на волю «скопинскому маньяку», который много лет держал в подвале двух детей, насиловал их, и нисколько в этом не раскаивается, обещая (по сути) все это повторить, если Ксению Анатольевну Собчак и ее продакшн не смущает, что и жертвы этого маньяка могут увидеть это существо и их жизнь вновь будет разрушена даже самими этими угрозами, то насколько этично было бы, если б какой-нибудь другой продакшн, СМИ или кто-нибудь из гражданского активизма объявил бы о готовности заплатить, ну не знаю, N-денег за честную покупку фотографий этого существа с, ну например, простреленной головой, не за голову как таковую, а просто за фотографии, если они вдруг появятся?»

Литературный критик отметил, что в и без того жуткую историю Собчак добавила свойственной ей пошлости. «История скопинского маньяка – а точнее, история двух его жертв, девушек, которые просидели в бункере четыре года – чудовищна сама по себе. Даже просмотр оперативных съемок, на которых вскрывают бункер, уже причина психического надрыва. Даже чтение статьи в Википедии об этом – кусок дистиллированной жути. Что же к этой истории добавила Ксения Собчак? … Ксения Собчак добавила в эту историю ведро неразбавленной пошлости. Собственно, это называется авторский почерк, стиль, манера. … Я не утверждаю, что вопиющая пошлость хуже насилия, нет. Просто когда они заодно, кажется, что зло вообще непобедимо», – написал он.

В то же время журналист предложил пользователям Сети пожаловаться на фильм Собчак, чтобы доступ к нему был ограничен YouTube. «Может быть, я несколько наивен, но тем не менее – почему бы в случае с программой «Собчак – маньяк» не сделать два простых шага? Делай раз: дизлайк. Делай два: жалоба. Например, на вредный или опасный контент. И в перспективе – никакого «скопинского маньяка» вместе с Собчак на YouTube. Если, конечно, дизлайков и жалоб будет много. Так работает гражданское общество. Точнее, и так тоже оно работает. Или не работает; тоже вариант. Но – все лучше, чем сетовать на tempora и mores», – заметил он.

Члтета Госдумы по информационной политике, информационным технологтон Горелкин также раскритиковал Собчак за желание поймать хайп при помощи интервью с Моховым. «Ксения Собчак взяла видео-интервью у «скопинского маньяка» – Мохова. Он глумится над своими жертвами, а вся медиамощь Ксении разносит этот адский глум по сети. Интервьюерша (журналисткой назвать язык не поворачивается) говорит, что это как интервью с Гитлером. Как же не взять, раз Гитлер? А это не как интервью с Гитлером. И Ксения не Лени Рифеншталь на его фоне, обольщаться не надо. Масштаб не тот. Просто есть люди с плохо развитым обонянием и рвотным рефлексом. Они могут смотреть интервью со всякой мерзостью без тошноты. Ну, или делать такие интервью. И ловить хайп. Потому что думают, что хайп, как и деньги, не пахнет. А это, опять же, не так», – написал он.

«Кстати, YouTube ничего не хочет ограничить в этом видео? Все норм,да из Google? Илиько про Крым нельзя, а хвастаться про насилие над несовершеннолетними можно?», – добавил Горелкин.

Похожую мысль высказаактор журнала Esquire Russia Сергей Минаев. По его словам, у Ксении Собчак «запредельный говнопорог», потому она смогла взять интервью у «скопинского маньяка» Виктора Мохова.

Напомним, «скопинский маньяк» Виктор Мохов дал Ксении Собчак интервью, в котором порассуждал о любви и пошутил об одной из своих жертв. По данным «Московского комсомольца», Собчак заплатила Мохову 50 тыс. рублей и купила мебель в дом за участие в фильме.