Ещё
Пенсионная реформа и Медведев: За что оправдался премьер
Пенсионная реформа и Медведев: За что оправдался премьер
Политика
Чубайса уличили в желании воспользоваться пенсиями россиян
Чубайса уличили в желании воспользоваться пенсиями россиян
Политика
США перебросят тысячи солдат в другую страну
США перебросят тысячи солдат в другую страну
Армия
Алкоголь оказался спасителем человечества
Алкоголь оказался спасителем человечества
Наука и техника

Разноудаленное кино 

Разноудаленное кино
Фото: Коммерсантъ - Weekend
«Край света» и еще 7 мест, где снимают, показывают и смотрят хорошие фильмы спецпроект. r_block__photo:after {content: attr (alt) '\A' attr (title); white-space: pre; display: block; font: 12px/1.333333333333333 Arial, sans-serif; color: #666; text-align: right;}.sp_w28_author.portrait {border-radius: 50%; overflow: hidden; float: right; margin-top: -22px; margin-left: 30px;}.sp_w28_header {background: url (/Issues.photo/WEEKEND/2017/028/KMO_153275_02796_1_t219_234423.jpg) no-repeat #B49F6D; background-blend-mode: multiply; background-size: cover; padding: 80px 20px 20px 80px;}.sp_w28_title {font: 30px/1.333333333333333 Georgia, serif; color: #FFF; margin-bottom: 15px;}.sp_w28_subtitle {font: 15px/1.333333333333333 Georgia, sans-serif; color: #FFF; margin-bottom: 15px;}.sp_w28_vvodka {font: 15px/1.333333333333333 Georgia, sans-serif; color: #FFF;}.sp_w28_block. l.destinalion_header {margin-bottom: 20px; margin-left: -10px;}.destinalion_number {font: 20px/1.333333333333333 Arial, sans-serif; color: #999; padding-left: 10px; margin-bottom: 10px;}.destinalion_number:before {content: «от Москвы»; font: 12px/1.333333333333333 Arial, sans-serif; margin-right: 10px; color: #B49F6D;}.destination_label {background: #B49F6D url (/ISSUES.PHOTO/WEEKEND_ONLINE/2017/08/24/point_arrow-bg.png) no-repeat; background-size: contain; background-position: right; display: inline-block; padding: 5px 25px 7px 10px; font: 18px/1.333333333333333 Georgia, serif; color: white;}. r_block__title {font: bold 26px/1 Arial Black, sans-serif; margin-bottom: 15px; color: #333;}.sp_w28_author,.sp_w28_additions p {margin-top: 18px; margin-bottom: 20px; color: #B49F6D; font: 12px/1.333333333333333 Arial, sans-serif;}.sp_w28_additions p b {font-family: Arial, sans-serif; color: black;}.sp_w28_author b,.additions b {font-family: Arial, sans-serif; color: black; display: block;}.sp_w28_author b {font-family: Arial Black, sans-serif;}.sp_w28_author {margin-top: 30px; margin-bottom: 30px; margin-right: 90px; color: #B49F6D; font: 12px/1.333333333333333 Arial, sans-serif; text-align: right;}.sp_w28_additions {padding-right: 25px;}.sp_w28_additions.sp_w28_additions__title {font: bold 14px/1.333333333333333 Arial, sans-serif; color: #999; margin-bottom: 18px;}.sp_w28_interview {background-color: #E8E8E8; margin-left: -10px; padding: 10px 20px; color: #000;}.sp_w28_interview p {margin-top: 18px; margin-bottom: 18px;}.quotation {font: 20px/1.333333333333333 Georgia, serif; color: #333; padding-left: 10px;}. r_block__photo {max-width: 570px; margin-bottom: 18px;}. r_block__photo img,.sp_w28_additions img {width: 100%; max-width: 570px;}.sp_w28_additions img {margin-bottom: -14px;}.more-hidden {display: none;}.more-trigger {-webkit-user-select: none; -khtml-user-select: none; -moz-user-select: none; -o-user-select: none; -ms-user-select: none; user-select: none;}.sp_w28_block {margin-top: 30px; clear: both; padding-left: 80px;}.sp_w28_block. r. r_title {font:24px/1.333333333333333 Georgia, serif; color:#848270; padding:20px 0 10px 15px;}.sp_w28_block. r. r_vvodka {float: none; /* width: 100%;*/ font: 14px/1.333333333333333 Georgia, serif; color: #848270; padding: 0px 0 30px 0;}.sp_w28_author {margin-right: 10px; margin-bottom: 50px; margin-top: 40px;} @media only screen and (min-width: 1200px), not screen {.sp_w28_block {padding-left: 0; padding-top: 60px;}.quotation {padding-left: 60px;}.sp_w28_additions.sp_w28_additions__title {margin-top: 30px;}.sp_w28_interview {margin-left: 30px; padding: 18px 30px 30px 30px;}.sp_w28_title {font: 24px/1.333333333333333 Georgia, serif; padding:15px 0 20px 0; color:#FFF;}.sp_w28_additions p {text-align: right; margin-top: 15px; margin-bottom: 15px;}.sp_w28_block {clear: both;}.sp_w28_block. l {width: 240px; display: block; float: left; text-align: right; margin-top: -60px;}.sp_w28_block. l.destinalion_header {white-space: pre; margin-bottom: 82px;}.destinalion_number {font: 20px/1.333333333333333 Arial, sans-serif; color: #999; padding-right: 25px; padding-left: 0; margin-bottom: 0;}.destinalion_number:before {content: «от Москвы»; font: 12px/1.333333333333333 Arial, sans-serif; margin-right: 10px; color: #B49F6D;}.sp_w28_header {padding: 120px 0 0 260px; margin-bottom: 20px;}.sp_w28_title {font: 52px/1.333333333333333 Georgia, serif; color: #FFF; /*background-color: rgba (0, 0, 0,.3);*/ padding: 0 10px 0 40px; margin: 0;}.sp_w28_block. r. r_vvodka {float: right; width: 570px; font: 15px/1.333333333333333 Georgia, serif; color: #848270; padding: 0px 0 30px 0;}.sp_w28_vvodka {font: 15px/1.333333333333333 Georgia, sans-serif; color: #FFF; /* margin: 15px 0 0; */ /*background-color: rgba (0, 0, 0,.3);*/ padding: 0px 20px 20px 40px;}.sp_w28_subtitle {font: 15px/1.333333333333333 Georgia, sans-serif; color: #FFF; /*background-color: rgba (0, 0, 0,.3);*/ padding: 0 10px 0 40px; margin: 10px 0 10px;}.sp_w28_block. r. r_title {font: 30px/1.333333333333333 Georgia, serif; color: #848270; padding: 20px 0 10px 0px;}} «Край света» и еще 7 мест, где снимают, показывают и смотрят хорошие фильмы Российский кинематограф традиционно сосредоточен в столицах, где находятся профильные вузы и работают большие киностудии, выходят в прокат европейские фестивальные хиты и проходят самые крупные в России кинофестивали. Здесь же снимается большинство фильмов — но редко когда их действие происходит на Кавказе или за Уралом. О том, как смотрят и делают кино в российских регионах и как кинофестиваль может стать социальным проектом, Василий Корецкий поговорил с , генеральным продюсером 7-го Сахалинского международного фестиваля «Край света», который открывается 25 августа. А  выбрал еще 7 важных историй, связанных с развитием кино за сотни и тысячи километров от Москвы 6 644 км Южно-Сахалинск Сахалинский международный кинофестиваль «Край света» Впервые фестиваль в Южно-Сахалинске прошел в 2011 году под названием «Сахалинский экран». После прихода в 2012 году новой команды во главе с генеральным продюсером Алексеем Аграновичем и программным директором фестиваль получил название «Край света», а его конкурс стал международным. Особое место в программе уделяется соседним кинематографиям — японской, южнокорейской и китайской. В 2013-м при фестивале открылась мастерская для сахалинских кинематографистов «Европеец-азиат», а лучшие работы, сделанные за фестивальную неделю, были показаны на церемонии закрытия. Бессменным руководителем мастерской стала художник-постановщик Юлия Левицкая, уроженка Сахалинской области, живущая в Казахстане. В 2014-м начала работу мастерская урбанистики «Сделай сам», которую возглавил руководитель Центра городской антропологии КБ «Стрелка» Михаил Алексеевский. С 2014 года на фестиваль приезжает и специальная подборка книг о кино и театре, собранная командой независимого книжного проекта «Порядок слов». В 2015-м к воркшопам по кино и урбанистике добавилась мастерская по фотографии — работой сахалинских фотолюбителей руководили фоторедактор и куратор и фотограф , а лучшие материалы были опубликованы в фестивальной газете. В разные годы членами жюри и почетными гостями «Края света» были , Лав Диас, , , Цзя Чжанкэ, , Мохсен Махмальбаф, , , и др. Алексей Агранович режиссер, генеральный продюсер фестиваля «Край света» Что, собственно, вы делаете и хотите сделать на Сахалине? «Край света» — это попытка придумать функциональный и в некотором смысле даже рентабельный кинофестиваль. Говоря о рентабельности, я не имею в виду моментальный возврат средств за счет продажи билетов и сувенирной продукции. Здесь вложения — это инвестиции в инструмент, который способствует решению ряда социальных задач региона и, как следствие, может дать экономическую выгоду за счет сохраненных, не уехавших с острова мозгов, за счет созданных рабочих мест и т. д. Ведь несмотря на то, что Сахалинская область — это экономически успешный, малонаселенный регион с богатейший природными ресурсами, в нем пока очень мало возможностей для самореализации человека, если он смотрит в культурную, гуманитарную сторону. Из-за этого очень медленно меняется среда. И возникает такой замкнутый круг — чтобы воздействовать на среду, у людей должны быть в руках культурные инструменты. Но в поисках этих инструментов сахалинец начинает смотреть куда-то за пределы острова. Основные проблемы Сахалина связаны с тем, что люди в поисках «настоящей жизни» пытаются куда-то уехать. Ну это же вообще характерное желание активной молодежи — из Москвы ведь тоже уезжают. Нынешний Сахалин был заселен русскоязычным населением по большей части после 1946 года, и люди приезжали туда временно, на заработки. Кто-то оставался. На острове не так просто найти коренного сахалинца даже во втором поколении, и отсюда возникают вопросы самоидентификации. Фестиваль пытается отвечать в том числе на такие сложные вопросы. А кино — это такой костер, вокруг которого собираются люди, чтобы увидеть друг друга и начать разговаривать. То есть «Край света» — это социальный проект, в котором собственно кинофестиваль оказывается только верхушкой айсберга. Но, помимо таких глобальных вопросов, на Сахалине есть еще целый ряд других вполне конкретных обстоятельств, с которыми тоже можно и нужно работать. Например, очевидно, что остров сам по себе представляет собой уникальную съемочную площадку. И есть много кинематографий, которые находятся к ней ближе, чем российская, и для которых она может быть очень привлекательной: корейская, китайская, японская. Мы пытаемся наладить и развивать связи с киноиндустрией этих стран, но для того чтобы «продать» им Сахалин как съемочную площадку, нужно создать здесь инфраструктуру, а это вопрос не одного дня. Вот с помощью фестиваля мы и пытаемся создать или предложить инструменты для решения этих проблем. Но фестиваль длится десять дней, а проблемы, о которых вы говорите, существуют все 365 дней в году. Та же проблема самореализации или культурной изоляции. Каждый год параллельно с кинопоказами у нас открываются новые творческие мастерские, работа в которых продолжается весь год. Самой первой была киномастерская «Европеец-азиат»: когда-то мы пригласили в нее людей, которые хотят снимать кино, и они уже несколько лет работают над своими проектами. Потом появилась лаборатория урбанистики «Сделай сам» — она открылась в 2014 году, тогда мы предложили людям пофантазировать о том, как можно было бы изменить главный парк Южно-Сахалинска, с богатой советской и даже еще японской историей, — парк Гагарина. А в этом году у нас будет работать шесть мастерских, и только три из них непосредственно связаны с кино. Продолжит работу киномастерская, откроется мастерская по анимации для детей начального школьного возраста, где тьюторами будут ребята из питерской студии «Да!», мы также запускаем кинолабораторию для старшеклассников, которую будет вести кинодраматург . А еще три с кино не связаны. Помимо урбанистов, которые в этом году будут работать с неофициальной мифологией острова, с поиском и созданием экскурсионных маршрутов внутри Южно-Сахалинска, запускается журналистский воркшоп «Большая история», который курирует . Его студенты будут учиться находить интересные вещи — предметы, фотографии из семейного альбома, интересные детали в биографии близких — и через них рассказывать историю семьи, историю острова, историю страны. Также на фестивале будет работать мастерская фотографии. И результатом работы всех шести мастерских станет выставка, которую мы хотим открыть в марте 2018 года. Она будет называться «Сахалин. Автобиография». Мы хотим показать, что работа мастерских, запущенных во время фестиваля, связана и все они как бы про одно и то же. Все это — попытки самоописания, через которое только и можно понять, кто ты такой и что ты здесь делаешь. читать дальше А после выставки в марте, когда перережут красную ленточку, люди разбредутся по домам и все закончится? Вообще-то нет, потому что эта выставка — тоже только промежуточный результат. Настоящим итогом работы мастерских должен стать такой инновационный путеводитель, который рассказывал бы об этом уникальном месте, этой грандиозной локации так, как еще не рассказывал о ней никто и никогда. Потому что это не кто-то чужой, другой рассказывает о Сахалине — мы хотим, чтобы Сахалин рассказал о себе сам. Все это должно расширить отношения людей с островом, с местом, где они живут, и сделать эти отношения более тонкими. Мы хотим, чтобы Сахалин становился в хорошем смысле слова мифом, чтобы он обрастал историями, легендами. Потому что так живут все настоящие места в мире. То есть легенды и мифы острова были и есть и без нас — мы только предлагаем удобные инструменты для того, чтобы люди могли о них рассказать. Вы не хотели бы экспортировать эту схему в другие регионы? Конечно хотели бы. Мне кажется, что эта модель универсальна и она подойдет любому региону — естественно, с поправкой на его анамнез. Но вот в Сибири, в Канске, уже много лет проходит похожее событие — Международный Канский фестиваль видеоарта, поэзии и архитектуры. И там фестивалю никак не получается слиться с городской жизнью, он вызывает явное неприятие части жителей, они воспринимают все происходящее как культурную оккупацию и оказывают сопротивление. В том числе и активное — жгут инсталляции, например. А вам явно доверяют. Как вам это удалось? Ну мы изначально приехали на Сахалин не для того, чтобы склонять людей к сожительству с авторским кино. Мы не хотели здесь строить «Сандэнс» и Бильбао. Мы не поучаем, не наставляем и не говорим, как надо, а все время подчеркиваем, что сами приехали учиться, узнавать, знакомиться. И рассказывать про то, что сами любим. В этом и состоит, на мой взгляд, задача именно куратора, а не произведения искусства, — найти общий язык со зрителем. Все ведь начинается с составления программы: одну и ту же сказку можно рассказать по-разному, в зависимости от того, кому ты ее рассказываешь. Алексей Медведев, наш программный директор, про это говорит очень просто: мы привозим на Сахалин фильмы, восприятие которых не требует какой-то специальной подготовки. У нас есть несколько слоганов, которые мы не ленимся повторять каждый год. Мы все время говорим о том, что настоящий кинематограф помогает человеку найти ответы на вопросы, которые перед ним ставит жизнь. Кураторы помогают найти ключ к этим ответам. Иногда эта помощь почти буквальная — взять человека за руку, посадить в зал, поинтересоваться, не жарко ли ему. Чаще — концептуальная. Леша Медведев, например, записывает ролики на каждый день фестиваля, комментируя все фильмы программы, и это все крутится на экранах в нескольких фестивальных местах. В результате у зрителя создается ощущение, что все это делается для него. Например, у нас не может быть в конкурсе картины, если вместе с ней не приезжает кто-то из ее создателей, потому что обсуждение со зрителями является для нас не менее важным событием, чем сам показ фильма. И вот так потихоньку мы, наверное, как-то это доверие себе заработали. В первые годы у нас было по 200-300 человек в зале. А в 2015 году у нас было зарегистрировано около 35 тысяч посещений. Понятно, что это не уникальные посетители, люди ходят в кино по несколько раз за фестиваль, но все равно для Сахалина это достаточно большая цифра. Хорошо, зрители вас любят, — а администрация понимает, чего вы хотите? Все эти слова про человеческий капитал, про среду обитания — для чиновников должны звучать несколько, что ли, романтично. Тем более что вы начинали фестиваль при прошлом губернаторе, а в России смена местной власти часто больно ударяет по проектам, которые начинались при предшественниках. Предыдущий министр культуры области, с которым мы начинали, Ирина Гонюкова, сама принимала активное участие в создании этой модели. С новым министром, Алексеем Самариным, мы познакомились уже после фестиваля 2015 года. Тогда у нас состоялся один разговор, после которого мы поняли, что ему нужен немного другой фестиваль, — а мы другой делать не можем и не хотим. В результате они на год поменяли команду, а в этом снова обратились к нам. Сейчас мы сотрудничаем, к нам есть определенный интерес и доверие. Но вообще-то и предыдущая администрация к нам довольно долго присматривалась. А что произошло с этой самой средой за эти годы? Удалось ли найти каких-то самородков, которые могут найти приложение своим силам именно на Сахалине? В этом году на церемонии открытия мы не будем показывать новое полнометражное кино, как принято на многих фестивалях, а покажем две короткометражки. Одна из них снята членом нынешнего жюри, режиссером и руководителем киностудии в Мумбае . А вторая — сахалинцами на Сахалине. Ее сняли братья и , называется она «В объятиях моря». Два года назад они выиграли питчинг, который мы успели провести еще до того, как нам пришлось временно уйти с фестиваля. И это прямо кино — в том смысле, что сам факт сахалинского производства не означает для нас автоматического включения в фестивальную программу, но в данном случае фильм получился. И мы очень рады открыться именно этим фильмом — потому что его показ на открытии хорошо объясняет наши стремления и задачи. Главные достижения В жюри фестиваля 2013 года вошел китайский режиссер Цзя Чжанкэ, один из ведущих мировых режиссеров, обладатель призов Венеции, Локарно и Канна. Это был первый визит режиссера в Россию. Первый мастер-класс в только что открывшейся мастерской для сахалинских кинематографистов в 2013 году прочел оператор , обладатель технического гран-при Каннского фестиваля за фильм «Любовное настроение» Вонг Карвая. На Санкт-Петербургском международном культурном форуме в декабре 2014 года «Край света» был признан одним из лучших региональных проектов. Первая публичная защита проектов сахалинских кинематографистов (питчинг) состоялась в 2015 году. Тогда же, на закрытии фестиваля, губернатором Сахалинской области было объявлено о создании Фонда поддержки сахалинского кинематографа, в задачу которого должны входить как развитие местного кинопроизводства, так и помощь в организации съемок на Сахалине. На фестивале 2015 года было зафиксировано 35 000 посещений — при 200-тысячном населении Южно-Сахалинска. 5 главных событий фестиваля-2017 Фильмом открытия станет сахалинская картина «В объятиях моря» Дмитрия и Дениса Моисеевых, которые выиграли питчинг на фестивале «Край света» в 2015 году. В конкурсной программе, помимо призеров и участников крупных кинофестивалей, будет одна международная премьера — японский фильм «Наше богатство» Нобутэру Учиды. До Сахалина он был показан только на фестивале в Токио. На фестивале впервые пройдут детские воркшопы — мастерская анимации для младших школьников и кинолаборатория для старшеклассников. После закрытия фестиваля они продолжат свою работу. Специальным событием фестиваля станет показ «Покаяния» с участием исполнителя главной роли , который представит и конкурсную картину «Заложники» , где он тоже сыграл одну из главных ролей. Итогом работы шести творческих мастерских станет мультимедийная выставка «Сахалин. Автобиография», которая откроется в марте 2018 года в Музее книги А. П. Чехова «Остров Сахалин». На основе материалов выставки будет создан интерактивный путеводитель по острову. 1 429 км Нальчик Кабардино-балкарская мастерская Александра Сокурова В 2011 году Александр Сокуров набрал режиссерский курс в Кабардино-Балкарском государственном университете, и спустя четыре года дипломы получили 12 его студентов. В течение этих лет, помимо Сокурова, который прилетал на занятия в Нальчик не реже раза в месяц, студентам преподавали педагоги из Петербурга и Москвы — Иван Чечот, , , . До мастерской Сокурова на Северном Кавказе не было собственной кинематографии: во Владикавказе в советское время работала небольшая студия документальных фильмов, где снималась официальная кинохроника, а главным кинематографическим достижением Кабардино-Балкарии были съемки фильма «Вертикаль», проходившие здесь в 1966 году. Центральной идеей курса было создание нестоличного кинематографа на Северном Кавказе (в мастерской Сокурова учились студенты и из Дагестана, Северной Осетии и Чечни) — в противовес грантам на обучение в столицах или практикам набора «национальных мастерских». Сейчас студенты мастерской активно работают в кино и получают призы на международных кинофестивалях, но найти постоянную работу или деньги на фильм без помощи Сокурова, который продолжает опекать своих студентов и после выпуска, им очень трудно как в республике, так и за ее пределами. Олег Хамоков выпускник мастерской Александра Сокурова, главный режиссер Кукольного театра Кабардино-Балкарии «Мы, конечно, пытаемся выживать сами, даже зарегистрировали фонд поддержки кинематографа здесь, в Нальчике, — но, к сожалению, без помощи Александра Николаевича нам пока не удается никуда пробиться. В республике к нам особого интереса нет, а за ее пределами все заточено на Москву, региональный кинематограф никому не интересен» Главные достижения На «Кинотавре-2014» Гильдия киноведов и кинокритиков отметила специальным упоминанием фильмы «Она ждет» и «Приоткрывая дверь» из конкурса «Короткий метр» — с формулировкой «За расширение российского кинематографического пространства». Программа курсовых работ студентов мастерской в августе 2014 году была представлена в рамках специального показа на кинофестивале в Локарно. Фильм «Софичка» выпускницы мастерской , снятый по повести , в 2016 году попал в конкурсную программу на международном кинофестивале «Темные ночи» в Таллине. «Теснота» выпускника мастерской , показанная в программе «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля 2017 года, получила приз ФИПРЕССИ и позднее отмечена призами на фестивалях «Кинотавр» и «Зеркало». Этим летом завершились съемки полнометражных игровых фильмов выпускников Сокурова «Глубокие реки» Владимира Битокова и «Слухач» Александра Золотухина. 4 884 км Якутск Сахавуд В советское время фильмы на якутском языке не снимались, а в 1992 году в Якутии появилась киностудия «Саха-фильм». Но появлению якутского кинематографа в 1990-х мешали экономические обстоятельства, хотя любительские фильмы, которые снимались и выпускались на VHS, пользовались в республике популярностью. О том, что в Якутии существует острая потребность в собственном кинематографе, стало понятно, когда 14 февраля 1999 года в порядке эксперимента якутский кинотеатр «Лена» поставил сеанс мистической драмы «Туунну кыыс» ("Ночная девушка") Геннадия Багынанова. 470 билетов продали за час, пришлось добавлять еще один сеанс — но и его распродали в течение дня. С тех пор «Лена» и «Центральный» (два якутских однозальника, которые до сих пор обеспечивают фильмам республики большую часть сборов) стали периодически ставить сеансы якутского кино, неизменно распродавая на него билеты. Одним из первых прокатных успехов в Якутии стал малобюджетный хоррор «Тропа смерти» (2006). Но настоящий бум кинопроизводства в Якутии принято связывать с именем , театрального режиссера и бывшего министра культуры. В 2009 году в российский прокат вышел его фильм «Тайна Чингис Хаана» — в производстве этой высокобюджетной драмы ($10 млн) участвовала едва ли не половина миллионного населения республики. В интервью Борисов любит вспоминать, как бывший сотрудник , устроившись к нему на площадку гримером, потом сам стал режиссером и даже выпустил несколько картин. С конца нулевых кино в Якутии стали снимать в промышленных масштабах, этот феномен получил название «Сахавуд». Однако большинство картин не выходит за пределы Якутии, оттого и бюджеты якутского кино, как правило, скромные (в среднем 1,5 млн рублей). Зависимость от сборов заставляет режиссеров снимать жанровое кино — народные комедии (особенной популярностью еще с 1990-х в Якутии пользовались комедии деревенского режиссера и актера , умершего в 2015 году, а также персонаж одноименного киносериала Кэскил), хорроры и мелодрамы. При этом расширять прокатную территорию якутские продюсеры чаще начинают с Казахстана или Бурятии, а не с европейской части России. Аркадий Новиков якутский актер и кинорежиссер «Сейчас режиссеры говорят: „Без денег я не снимаю“, а я покупаю „Доширак“ и еду снимать. Есть тушенка и „Доширак“ — есть фильм» Главные достижения Фильм якутского режиссера Эдуарда Новикова «Айыы Уола» ("Посланник небес"), байопик о якутском музыканте (Айыы Уола), умершем на пике славы в 20 лет, вышел в прокат осенью 2013 года, собрал более 10 млн рублей и стал лидером регионального проката. Я