Далее:

Александр Григорян об уходе из «Анжи», Базелюке и своих перлах

Александр Григорян об уходе из «Анжи», Базелюке и своих перлах
Фото:
— Кто и как объявил вам, что больше вы не тренер «Анжи»? Или это было только ваше решение? — Честно говоря, рассчитывал продолжить работать в случае положительного исхода с «Динамо». Но из-за проигрыша, понимал — нужно подавать в отставку. Принял решение сам, руководство его одобрило. Осман Гаирбекович Кадиев встретил меня и команду после матча. Я попросил минуту внимания и заявил об отставке. — Что он ответил? — Дал добро. После пресс-конференции мы вместе с тренерским штабом собрались у Османа Гаирбековича в кабинете, обсудили проделанную работу. Долго сидели, говорили об ошибках. Кадиев хоть и сильный духом человек, но сентиментальный. Я понимал, что ему очень непросто. Самое главное — у нас остались прекрасные отношения. Благодарен ему за тот шанс, который он мне предоставил.
— В последнее время вы чувствовали напряжение со стороны руководства? Вам давали понять, что ситуация складывается неудачно? — Не хочу отвечать на этот вопрос. Я только что попрощался с человеком, который дал мне шанс, открыл дорогу в Премьер-Лигу. Я этой возможностью не воспользовался. Всегда, когда грядут перемены — все всё знают и чувствуют. Вопрос в другом: хватит ли у тебя сил, мужества и самообладания, чтобы не дёргать команду? — Вывод, который вы сделали после работы в «Анжи»? — Чтобы закрепиться в Премьер-Лиге есть два пути. С учётом наших финансовых возможностей — это опора на опытных, поигравших в Премьер-Лиге футболистов, но выпавших из обоймы своих клубов из-за конкуренции. Я выбрал другой путь: опереться на игроков из первого дивизиона. Многие из них обладают хорошим набором качеств, чтобы достойно показать себя в Премьер-Лиге, играть на высоком уровне. Хотелось создать уникальную, голодную до футбола команду. Это удалось сделать за три недели, только сыграться и добиться результата не получилось. Думаю, что эта идея не была утопична. Абсолютно уверен, что мои игроки еще реализуют себя. Конечно, я совершал ошибки. В сложившейся ситуации, мне нужно было сработать, как ювелиру. Команде не хватало сыгранности и, как ни крути, ребятам из первого дивизиона нужно время, чтобы привыкнуть к режиму Премьер-Лиги. Понимал: либо в своих решениях я должен быть безупречен, либо буду обречен на неудачу. Решил рискнуть, и на данный момент не оправдал ожиданий. Не жалею, что пошёл по этому пути. Если бы сделал упор на футболистов, много лет кочующих из одного клуба Премьер-Лиги в другой без всякой мотивации — было бы ещё хуже. — Но есть же Брызгалов, Яковлев, Паршивлюк, другие? — Безусловно и они делали всё возможное, чтобы добиться результата. Это лидеры, на которых я опирался. — Вы сказали, что разобрали ошибки. За что можете себя поругать? — Предположим, я видел, что в последних турах Тома Фибель допускал результативные ошибки. Нужно было заменить его на тур или два, к примеру, на Багаева. Стоило позволить игроку отдохнуть и перезагрузится. Но, я недооценил силу личных факторов, настолько был в человеке уверен. Совсем недавно у Фибела закончился бракоразводный процесс, но сам он мог не почувствовать, что ему нужен отдых. Это ключевой момент. Хотя Тома — игрок высокого уровня и такие ошибки ему не присущи. — Момент по ходу сезона, когда вы подумали: «Все не так уж плохо»? — Двадцатиминутка с ЦСКА (1:3) в первом туре, когда сократили разрыв в счете до минимума. Тогда могли забить Маркелов и Мамтов, могли сравнивать счёт, а не стоять камнем. Перехватили инициативу, в атаке выглядели убедительно. После матча я подумал: «Мы на правильном пути!» Потом была непростая игра с «Амкаром» (1:0), но во втором тайме мы завладели преимуществом — тоже было хорошее настроение. После матча с «Локомотивом» не видел никаких причин, из-за которых нужно сильно расстраиваться. Первым тревожным звонком стала игра с «Ростовом» (0:1). Упаднических настроений не было, все-таки во всех матчах на поле выходила крепкая, организованная команда. Мысли об отставке возникли после поражения в Хабаровске. Хотя, если брать содержание игры, то мы не заслуживали поражения. По ходу встречи с «Динамо» я сделал для себя экстренный вывод: если в целом мы показываем качественную игру, но из раза в раз совершаем грубейшие индивидуальные ошибки, то ответственность я должен взять на себя. Самое главное — понять в какой момент ты можешь команде помочь, а в какой нет. — Когда вы были особенно злы на себя, обстоятельства или команду? — На «Петровском», когда мы простили «Зенит». Чувствовал, что соперник был в таком состоянии, что мы должны были их обыгрывать со счётом 1:4 — там были 100% голевые моменты. Плюс численное преимущество, которое нам обеспечил Паршивлюк в начале второго тайма. После матча злился на себя, думал: «Как ты мог упустить такой шанс?». — ЦСКА, «Локомотив», «Динамо», «Ростов», «СКА-Хабаровск», «Амкар» — какая из этих команд удивила вас больше всего? — Понравилось, как действует ЦСКА в атаке — быстрота принятия решений доходит до автоматизма. В оборонительных действиях они мне не понравились, особенно неспособность их защитников охранять пространство за спинами. Были какие-то быстрые многоходовки в одно касание, плюс индивидуальные действия, которые доставляли серьёзные хлопоты центральным защитникам ЦСКА. Неплохую игру показал «Локомотив». Хоть они и играют в три защитника, при атаке их схема больше напоминает 3-4-3. Игроки в рамках этой схемы действуют креативно, это впечатляет. Даже принял решение, что эту схему нужно постараться освоить в подготовительный период с «Анжи». — Как вы праздновали единственную победу над «Амкаром»? — Ничего интересного не было, я пресно праздную победы. Да и поражения на меня не влияют негативно. Нет такого, чтобы я подолгу не мог заснуть после проигрыша. Если честно, вообще не понимаю — что значит праздновать победу? На дне рождении я выпиваю, на похоронах тоже. А что вы подразумеваете под «празднованием»?
— Посидеть с командой в ресторане, отметить. Выпивать не обязательно. — Нет, это все колхозные номера. Конечно, иногда мы ездили в ресторан. Но, например, Майкл Джордан, выдающийся баскетболист всех времён и народов, после своих величайших побед спрашивал тренера: «Что можно улучшить в моей игре?». Тот отвечал: «Послушай, ты хоть день-то передохни», — а Джордан отказывался. Вот на что должен ориентироваться мозг футболиста и тренера.
— В 2009-м Павел Яковлев получил приз «Первая пятёрка». Сейчас ему 26 лет. Какую оценку поставите ему за время работы под вашим руководством? — Не буду ставить оценок. Могу сказать, что в период работы со мной он осознал многие вещи. До этого Паша был футболистом, который не понимал — куда ему дальше идти, как быть. В «Анжи» видел его только с горящими глазами, желанием прогрессировать. Именно поэтому отдал ему капитанскую повязку в этом сезоне. — У вас есть ответ, почему этот игрок так и не смог заиграть в «Спартаке»? Чего ему не хватает? — Я чётко знаю, чего не хватает Павлу, чтобы там играть. Но говорить об этом не буду. У меня ему хватало всего, чтобы играть и быть капитаном. Хватало тактического понимания игры, работоспособности и той ментальности, которая была мне нужна. Это когда есть желание полностью отдаться игре, но не превращаться в робота. Он умеет находить нестандартные решения и отрабатывать в обороне ради интересов команды. Это дорого стоит. — Аяз Гулиев способен заиграть в «Спартаке»? — Думаю, да. Для игрока топ-уровня у него есть все качества. Во-первых, сейчас мало опорных полузащитников, которые умеют обыгрывать один в один. Футбол настолько уплотнился, что опорники умудряются отдавать 95% точных передач за матч. Но все они поперёк или назад. Аяз в основном отдаёт обостряющие передачи. Во-вторых, у него есть великолепное качество — обыгрыш, дриблинг. Именно это может помочь ему выйти на высокий уровень. Но нужно работать над характером, самообладанием. Гулиев очень эмоциональный парень. — Хуан Лескано забивал «рабоной» на тренировках? — Для него это не является самоцелью. Одно из его сильнейших качеств — игра на втором этаже, умение завершать фланговые подачи и неплохой обыгрыш с последующим ударом. У Хуана есть все задатки классного нападающего. Просто ему нужно поверить в себя, к сожалению, иногда он сомневается. — Кто самый классный футболист в «Анжи»? — Безусловно, таковой существует, но я не буду никого выделять. Есть группа игроков, чей класс выше, чем у остальных. Моей задачей в «Анжи» было объединить футболистов вне степени и класса, заразить их желанием достичь цели. Надеюсь, это удастся другому специалисты. Мне не удалось добиться результата, но крепкий и целеустремлённый коллектив с великолепным микроклиматом внутри — я построил.
— Что на прощание сказали Константину Базелюку? — «А теперь Костя — давай сам». — Вы думаете у него получится? — Не знаю, откуда столько критики в его адрес, считаю его одарённым нападающим — техничным, быстро принимающим решения, обладающим высокой степенью точности. Он должен понять, что лично для него есть футбол. Кто-то просто получает от игры удовольствие, а кто-то воспринимает игру, как войну. Если Базелюк начнёт это делать, а он может, и в Хабаровске показал, что способен быть на поле бойцом, то будет играть. Нужно переломить это в себе, тогда Базелюк останется в Премьер-Лиге. Нет — будет играть в первом дивизионе. — Какую характеристику дадите судейству в Премьер-Лиге? — Техничное. К примеру, во втором дивизионе судейство — топорное. Первый дивизион оценивать не буду, я там девять лет проработал в разных командах. Он мне как родной, не буду туда камни кидать. Кто знает, может завтра там работать придётся.
— Что вы подразумеваете под «техничным» судейством? — Заметьте, я не сказал объективное или не объективное. Просто судьи здесь на порядок выше классом, быстрее думают и принимают решения. Если им нужно рассмотреть эпизод в пользу команды «X», а не команды «Y», то делают они это технично. Такая трактовка правил может обеспечить им только плохую оценку, но никак не дисквалификацию. В общем, технично, значит на высоком уровне. Техничный игрок чем отличается от деревянного, тем что он более высокого уровня. Кстати, иногда судейство в первом дивизионе я бы охарактеризовал, как деревянное. Но это бывает крайне редко — один матч из 10. В Премьер-лиге таких матчей — нет. — Что будете делать дальше, чем займётесь? Может, возьмете паузу на отдых? — Никакого отдыха! В сентябре мне исполнится 51 год, и я могу оказаться в первой или во второй лиге. Но это не имеет никакого значения — я хочу по-быстрее снова работать, прикладывая ещё больше усилий. Даже если мне придётся начать все с нуля. Завтра-послезавтра рассчитаемся с «Анжи», у нас сложились действительно тёплые отношения. Здесь все близкие: товарищи и друзья. Но через три дня я буду искать новую работу, а не думать, где бы порыбачить. — Ваш стиль общения: яркие цитаты и формулировки — понравились многим. Не считаете, что это могло сказать на вашей работе? — В силу характера я немножко недооценил значимость интервью. Один умный человек сказал мне: «Ты большую часть Премьер-лиги своей проболтал». На самом деле, я просто старался искренне отвечать на вопросы журналистов. Многие из них проявили ко мне неподдельный интерес, поэтому я и влился в эти бесконечные интервью. Жалею, что это сделал. В Премьер-лиге тренер должен либо работать, либо разговаривать.
Константин Базелюк Майкл Джордан Осман Кадиев Тома Фибель Еще 4 тега
Оставить комментарий