Войти в почту

Семья разведчиков-нелегалов Федоровых  сумела проникнуть в святая святых штаб-квартиры НАТО

(1916 -2004) и его жена Галина Ивановна (1920 - 2010) стали одной из первых семейных пар наших нелегалов, рассекреченных внешней разведкой. Но об их работе - долгой и успешной, больше 15 лет продолжавшейся - известно немного. И хотя супруги написали две книги о своей работе, по сей день государство, откуда они добывали чужие секреты, называют "одной страной Западной Европы".

Семья разведчиков-нелегалов Федоровых  сумела проникнуть в святая святых штаб-квартиры НАТО
© Российская Газета

По описаниям похоже на , где в находится штаб-квартира .

Впрочем, смахивает и на - нейтральную, но густо "заселенную" всеми разведками мира.

Сеп и Жанна. 1984 год. Фото: предоставлено Пресс-бюро

Главное другое - в 1959 году Федоровы сумели завербовать важнейшего источника из штаб-квартиры НАТО.

С высшим грифом секретности

Через источника донесения пошли в бурным потоком. Было передано около четырех сотен документов, среди которых немало помеченных высшим грифом секретности.

Среди них "Единый комплексный оперативный план ядерного нападения на СССР".

Авторы безумного замысла несколько раз его отшлифовывали, доводя до убийственного совершенства. Ради того, чтобы покончить с Советским Союзом, где по дьявольскому замыслу с лица земли сметались все города-миллионники, натовцы были готовы уничтожить не только нас. По принятой в плане "Дропшот" доктрине, ядерная война должна была вестись и на территории . Разработали четыре варианта ядерных ударов - от легкого до тотального. К примеру, были заранее принесены в жертву жители Гамбурга. А решение, какой силы удар наносить по СССР, Германии и Чехословакии, доверялось принять единолично американскому генералу, командовавшему Объединенными силами НАТО в Европе.

Американский патрульный самолет над советским грузовым судном в разгар Карибского кризиса. 1962 год. Фото: Getty Images

Без консультаций с союзниками!

А избежать ядерной войны в период Карибского кризиса 1962 года помогли документы, добытые Федоровыми прямо из центра руководства боевыми действиями НАТО...

Кто же эти люди, которым столько удалось?

Разговор с "военкомом"

Начнем с руководителя пары Михаила Владимировича Федорова. Он из рабочей семьи, родился под . Отличался отменным здоровьем и любовью к спорту. Поступление в 1935-м в Ленинградский институт физической культуры и спорта имени Петра Лесгафта стало воплощением мечты. Наверное, получился бы из Федорова неплохой тренер.

Но его приметила разведка.

: Иногда надо было расслабиться, перевести дыхание. Фото: предоставлено Пресс-бюро СВР России

В последние дни учебы беседовал с ним дотошный сотрудник военкомата. Он же после экзаменов подошел к только получившему диплом выпускнику, предложил поговорить по душам. И, сидя на пустой трибуне институтского стадиона, Михаил подивился осведомленности собеседника. Тот, понятно, никакой не военкоматовский, изучил его короткую биографию досконально. Задал несколько вопросов, ответами на которые остался явно доволен. И тут же предложил Федорову: "Давай к нам, в военную разведку".

Отказываться от таких предложений было не принято.

Официально Михаила Федорова призвали в армию 1 сентября 1939 года, в день, считающийся началом Второй мировой войны. А вскоре 5-е Управление Красной армии отправило новичка на индивидуальную учебу в .

Уже тогда видело начальство в Федорове закордонного разведчика, в современном понятии - нелегала. С физической подготовкой все было, конечно же, в полном порядке, с работой на рации - тоже. А вот языки - немецкий, польский - осваивать было поначалу сложно. К нему прикрепили преподавательницу, занимавшуюся с Михаилом индивидуально. Приходилось торопиться.

Заброска в Польшу предстояла уже во второй половине июня 1941-го, а из надо было во что бы то ни стало перебраться в фашистскую Германию.

Но во второй половине июня пришлось Федорову оборонять Белосток.

На войне как на войне

Михаилу, взращенному на песне "Красная армия всех сильней", в первые дни войны пришлось очень трудно. Понимал: Белосток не удержать. И вместе с другими чекистами пытался организовать в обреченном на сдачу городе нечто вроде подпольной резидентуры.

Но где взять нужных людей, куда они запропастились, эти, казавшиеся такими верными? Таковых набралось совсем немного.

Наши отступали, а немецкие самолеты пулеметными очередями, на бреющем, косили тысячи бредущих на восток беженцев. Эти страшные картины вспоминались Михаилу Федорову до конца дней. Тут главное было не только сохранить жизнь и добраться до разведотдела штаба отступавшего Западного фронта.

Как и у многих нелегалов, детей у Федоровых не было. Вся любовь - родственникам. Фото: предоставлено Пресс-бюро СВР России

Надо было не потерять веру.

Судьба хранила его и в кровавых боях под , где в окружение попало больше миллиона красноармейцев. Достойно отвоевав первые месяцы войны, Михаил приступил к своим прямым обязанностям разведчика. Отбирал людей для создания в немецком тылу партизанских отрядов. Собирал по крупицам информацию о передвижении немецких частей. Руководство верило, что хорошо владевший немецким Федоров будет допрашивать перебежчиков и сдавшихся немцев. Но враг бился до последнего, рук не поднимал.

А добровольных перебежчиков за 1418 дней войны набралось всего-то около тысячи.

Место Михаила было в диверсионно-разведывательных отрядах специального назначения. Множество раз и на длительное время переходил линию фронта. Сначала сражались на Псковщине. Потом на земле оккупированной . Под Барановичами, важном железнодорожном узле, взрывали полотно дорог, пускали под откос поезда.

27 месяцев на территории врага.

Его отозвали в Москву в августе 1944 года. На подготовку к нелегальной работе в Великобритании в Главном разведывательном управлении отпустили год.

Первый блин комом

Он был готов, однако фатально не повезло. Первый случай на грани провала - для нелегальной разведки хрестоматийный. Работал под чужой фамилией в одном иностранном посольстве. И чуть не столкнулся там лоб в лоб со своей преподавательницей языка из разведшколы в Белостоке. Ускользнул чудом, сноровисто спрятавшись в первом попавшемся кабинете. Стали разбираться: как в посольстве иностранной страны появилась советская гражданка. Оказалось, чистая случайность: посланная в краткосрочку в Лондон, заглянула в посольство чужого государства к работавшей там подруге.

И едва не провалила бывшего ученика.

А вот дальше последовала загадочная история. Его чуть не застрелил из пистолета секретарь того самого иностранного посольства, где Федоров работал под чужим именем. Так и осталось непонятно: то ли хотел забрать у Федорова важные документы, к нашему разведчику попавшие, то ли и здесь случайность. А может, дипломат имел дела с британской разведкой?

Меньше чем за год - две серьезных неприятности. Михаила быстро отозвали в Москву. И в 1947-м предложили работать во внешней разведке.

Предстояло по очень сложной легенде сначала осесть в одной стране, а уж из нее перебраться в государство Западной Европы, представлявшее особый интерес для разведки. Осуществить эту многоходовку в одиночку нелегалу нереально. Холостяку Федорову требовалась надежная помощница, верная спутница, попросту - супруга.

Знакомство с Галиной

В книге Федоровых "Вся жизнь конспирация" история их знакомства описывается неброско. В столовой на Лубянке красавец-чекист, герой войны Михаил случайно сталкивается со скромной и обаятельной Галиной. Знакомство перерастает в дружбу. Затем, как и положено, в любовь.

Впрочем, по воспоминаниям ряда свидетелей, в развитии событий не было места случаю. Пару готовили, подбирали, искали кандидатов. А совместный рабочий обед стал логическим завершением задуманного в высоких кабинетах.

Директор Службы внешней разведки вручает награды Галине и Михаилу Федоровым. Фото: предоставлено Пресс-бюро СВР России

Дальше учеба, языки, отправление в дружественное нам тогда государство, откуда пара под видом беженцев и попадает в перекрестье Европы, в самый центр непрерывно развивающихся бурных событий...

Предполагается, что трамплином для переселения на капиталистический Запад выбрали Польшу. Торопиться было никак нельзя. Провели там больше времени, чем хотелось, но зато достаточно, чтобы легенда обросла истинными событиями и совсем не выдуманными деталями. Расставание с промежуточной страной прошло вполне естественно, подозрений вызвать не могло.

Но вместо тихого вживания в иную жизнь эмигранты из Восточной Европы на три года попадают под колпак контрразведки. Недоверие, постоянные провокации заставляют Центр даже планировать вывод Сепа и Жанны, как именовали нелегалов, обратно в Союз. Но формулировка приказа о возвращении все же оставляла им маленькую возможность рискнуть, решить для себя, нужна ли такая опасная игра с чужими спецслужбами.

Они остались. На 15 лет.

Запонки для агента Брига

Сколько же персонажей прошло через их жизнь! Вот главная вербовка Федоровых - агент Бриг, занимавший высокий пост в НАТО. Холеный, иногда излишне самоуверенный, несколько эгоистичный, бывает и капризный. Но все отрицательные качества искупаются одним: убежденный пацифист Бриг, порой рискуя головой, трудится на советскую разведку. И без всяких вознаграждений. Их он отвергает категорически. Единственный принятый подарок - это преподнесенные Сепом перед самым отъездом запонки.

Бриг передал не только копии единого комплексного оперативного плана по Европе. Карибский кризис 1962 года не застал Федоровых врасплох. Бриг дал знать, что американцы осведомлены о советских ракетах средней дальности, доставленных, как мы думали тайно и незаметно, на . Около 100 тысяч джи ай" готовы были высадиться на остров.

Обложка книги Федоровых.

В критической ситуации последовали важные уточнения от Брига: в "силу некоторых причин, президент Кеннеди готов к переговорам".

Об этих причинах писать даже сейчас рано. Как и называть должность сотрудника НАТО под оперативным псевдонимом Бриг, имевшего доступ к высшим секретам. Он был нашим другом. А настоящее его имя никогда не будет раскрыто.

Или пока не раскрыто?

Через 15 лет они вернутся на Родину. Но еще целое десятилетие будут выезжать под чужими именами в , Великобританию, ...

Рассказ об этом еще ждет своего часа.