В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Индийский штамм заразил государства «медицинским тоталитаризмом»

Распространение во многих странах, в том числе и в России, нового, так называемого индийского штамма коронавируса привело к резкому росту заболеваемости и третьей волне пандемии. Особенность этой волны в том, что она происходит уже после создания вакцин от COVID-19. Поэтому в тех странах, которые смогли эффективно провести масштабную вакцинацию населения (например, в Великобритании, где привито более половины населения), третья волна, несмотря на высокий ежедневный прирост новых случаев, сопровождается крайне низкой смертностью. В России из-за медленных темпов вакцинации ситуация иная и смертность отнюдь не снижается.

Видео дня

В то же время практически все существующие вакцины, и это признают даже производители, неспособны обеспечить гарантированную защиту от индийского штамма, так как были созданы ещё до его появления. Это ставит на повестку дня как вопрос о модификации вакцин, так и задачу по ревакцинации уже привитого населения. Очевидно, что изначальные заверения разработчиков вакцин, что они дают защиту на один-два года, оказались слишком оптимистичными в условиях продолжающихся мутаций коронавируса.

Из стран с большим и средним количеством населения, в которых имеется высокий процент вакцинированных и которые подверглись атаке индийского штамма, следует выделить в первую очередь уже упомянутую Великобританию. Там ситуация подтверждает эти выводы: резкий рост числа заражений, несмотря на вакцинацию, но низкая смертность. Что касается других лидеров вакцинации из этой категории стран (, Венгрия, , ), то туда индийский штамм пока массово не проник и потому число заражений как резко снизилось после вакцинации, так и остаётся на том же уровне.

Понятно, что интенсификация вакцинации и запуск ревакцинации (при всех видимых недостатках существующих вакцин против индийского штамма) — это путь по крайней мере к снижению смертности от эпидемии. И здесь возникает вопрос, насколько государства и общество готовы к этому в ситуации, когда и первый этап кампании по вакцинации в целом ряде стран, не исключая Россию, вызвал ощутимое недоверие в значимой части общества.

Вопрос общественного доверия к государству и разработчикам вакцин в этой связи становится ключевым для успешного преодоления пандемии. Использование административных рычагов для наращивания темпа вакцинации остро ставит на повестку дня проблему соблюдения прав человека и гражданина. Прежде всего это относится к обеспечению трудовых прав граждан, когда невакцинированных отстраняют от работы, а также и к праву на отдых, и к другим правам. Поиск консенсуса между правами отдельно взятого человека и правами общества в целом, баланса между большинством и меньшинством общества (причём в случае России к вакцинации готово не большинство, а меньшинство) имеет в данном случае не только эпидемические, но и вполне ощутимые социально-политические последствия.

В этой связи интересно обратиться к недавнему судебному решению в (ЕСПЧ) по делу об обязательной вакцинации детей в . Дело это давнее, долго пылилось и ждало своей очереди на рассмотрение в ЕСПЧ, но сейчас, в эпоху пандемии, оказалось в фокусе общественного внимания и было, наконец, рассмотрено. Как известно, суд признал правомочность обязательной вакцинации с акцентом на том, что права отдельного человека не должны нарушать прав общества в целом (в том числе права на общественное здоровье).

На наш субъективный взгляд, аргументация и риторика этого решения просто удивительно противоречит всей предшествующей судебной традиции ЕСПЧ. Согласимся, что традиционно ЕСПЧ (как и в целом) всегда ставил соблюдение прав отдельного человека выше прав общества, а права меньшинства — выше прав большинства. Собственно, так и понималась, на наш взгляд, основная задача Совета Европы: поддержать значимость свободы личности перед общим давлением и «авторитаризмом», если угодно, со стороны общества и государства. Именно в этом выражалась приверженность демократии. И тут вдруг пандемия почему-то всё изменила, и ЕСПЧ выносит решение, идущее вразрез с его собственными свободолюбивыми и демократическими принципами, наработанными десятилетиями.

Объективно такая смена подхода понятна, страхи пандемии вполне могли овладеть и судьями. Но когда читаешь решение по делу о чешской вакцинации, то невольно ловишь себя на мысли, что его идеология, ценности и риторика — это совсем не то, что мы ждали от ЕСПЧ, а скорее характерно для какого-нибудь rubber stamp (штамповочного) трибунала в авторитарном государстве. Термин «медицинский тоталитаризм», уже появившийся в глобальном общественном мнении в связи с реакцией на пандемию, получил благодаря этому вердикту своё новое подтверждение.

В итоге на глобальную дилемму, использовать ли против индийского штамма недостаточно эффективные против него старые вакцины (но других всё равно нет), есть два ответа. Правительства говорят «да» и начинают активно использовать административные рычаги для ускорения вакцинации, невзирая на нарушение прав человека. Значимые сегменты общества скорее готовы ответить «нет», что вполне может привести к протестам и росту гражданского недовольства в целом ряде стран.

Автор — , программный директор