В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Каков порог у российской бедности

Проблема бедности в России актуальна как никогда. Бедность — понятие сложное, многофакторное. Возможно, поэтому официальная статистика говорит одно, а неофициальные цифры — совсем другое. Удивительно, но в нашей стране легко можно стать нищим, даже не теряя работы. Тут возникают вопросы и к методологии и оценке измерения бедности, и к размеру прожиточного минимума, и ко многому другому. О том, как считает бедных Росстат, каким образом оценивают бедность сами россияне и что говорят эксперты, — в материале NEWS.ru.

Видео дня

Как считает бедных

В России бедность напрямую увязывают с понятием прожиточного минимума. Бедными считаются граждане, имеющие доходы ниже установленного прожиточного минимума (с 1 января 2021-го — 11 653 рубля). Если вы зарабатываете меньше — вы бедный, если больше — уже нет.

Официальная статистика основана на понятии так называемой абсолютной бедности — это нехватка текущих денежных доходов для удовлетворения основных потребностей человека, семьи (в питании, одежде, жилище). Согласно последним данным Росстата, в третьем квартале прошлого года в России насчитывалось 18,8 млн бедных, или 12,8% населения.

Как видят бедность россияне

Мнение самих россиян о своём благосостоянии существенно расходится с официальными цифрами. Объективно бедные, то есть граждане с доходами меньше прожиточного минимума, и субъективно бедные, то есть считающие себя таковыми, — это два абсолютно разных понятия.

Примерно каждый третий россиянин сегодня считает себя бедным. Интересно, что с 2011 года процент людей, указывающих на своё бедственное положение, сокращался. И, напротив, росло число граждан, причисляющих себя к людям со средним достатком. Однако в 2020 году наблюдалась обратная динамика. За восемь месяцев число субъективных бедных выросло аж на 6%, свидетельствуют результаты опроса .

Где проходит та самая черта

Экономисты объясняют различия в опросах и официальной статистике бедности заниженным прожиточным минимумом. Формально доход человека может превышать этот порог, но в то же время не обеспечивать доступ к качественному питанию, образованию, медицинским услугам, жилищным условиям. По данным последнего опроса ВЦИОМа, более 38% россиян могут позволить себе купить только продукты и одежду. Приобретение крупной бытовой техники или мебели для них затруднительно. А 28% граждан доступна лишь покупка еды.

Черта бедности — понятие сложное, и люди даже с примерно равными доходами могут по-разному оценивать свой уровень жизни, говорит ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования .

{{expert-quote-11599}}

Author: Елена Гришина [ ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС ]

Предположим, человек ежемесячно вносит платежи по ипотечному кредиту. Тех средств, что остаются у него после этого, может уже не хватать на удовлетворение всех основных потребностей. Соответственно, бедность нужно считать исходя из размера не получаемых доходов, а оставшихся средств после обязательных платежей. Это несколько усугубляет ситуацию.

По словам эксперта, со временем уровень бедности может меняться. Страна развивается, потребление растёт. В целом стандарты потребления расширяются. Скажем, компьютер или мобильный телефон какое-то время назад были для многих непозволительной роскошью, а сегодня стали предметами если не первой необходимости, то вещами, без которых прожить очень сложно. Их отсутствие воспринимается как некая депривация, обделённость, поясняет Гришина.

Многие атрибуты «новой» реальности, в том числе компьютеры и смартфоны, стали необходимостью, уровень жизни в целом повысился, но вопрос более серьёзен, замечает старший преподаватель кафедры экономической теории и мировой экономики университета «Синергия» Юлия Тулупникова.

{{expert-quote-11601}}

Author: Юлия Тулупникова [ старший преподаватель кафедры экономической теории и мировой экономики университета «Синергия» ]

Человек может ощущать себя не бедным или по крайней мере не нищим, если не только в состоянии себя прокормить, одеть и жить в нормальных человеческих условиях, но и в целом как-то развиваться в параллели с эволюцией общества. Значительные ограничения в денежных средствах создают проблемы, поскольку люди не могут вкладываться в собственное развитие: получать новые впечатления во время путешествий, посещать культурные мероприятия, а также инвестировать в развитие детей, внуков, что для множества россиян связано с собственной самореализацией.

По словам эксперта, большое значение также имеет наличие ресурсов для заботы о собственном здоровье. Лечение обходится всё дороже, а того минимума, который на уровне ОМС обеспечивается государством, явно недостаточно, особенно в свете произошедшей оптимизации системы здравоохранения.

С другой стороны, некоторые прежде актуальные элементы «богатой» жизни теряют свою значимость. Прежний формат экономики, при которой состоятельному человеку было важно владеть определёнными объектами (недвижимость, автомобиль и т. п.), заменяется экономикой потребления или даже совместного потребления (шеринг).

Сегодня необязательно приобретать в собственность те или иные объекты, а достаточно заплатить за их временное использование. Но за это всё равно приходится платить, пусть и в гораздо меньших объёмах, — рассуждает Тулупникова.

Размер имеет значение

При этом экономисты не склонны соглашаться с официальной статистикой числа бедных. Статистика — это в некотором смысле инструмент манипуляции обществом. По словам Тулупниковой, цифры гипнотизируют людей, они смотрят на них как на истину в последней инстанции. При этом уровень бедности определяется исходя из величины прожиточного минимума, который, скорее, стал просто порогом физической выживаемости, а потому реально малоимущих граждан гораздо больше, чем 18 миллионов, считает эксперт.

Вопросы вызывает непосредственно размер прожиточного минимума, который даже после изменения методологии расчёта (теперь это 44,2% от медианного дохода) остаётся, мягко говоря, скромным, соглашается Гришина. Правильнее было бы его существенно повысить, однако власти вряд ли пойдут на такой шаг, ведь в этом случае увеличатся бюджетные расходы. Размер прожиточного минимума тесно связан с размером социальных выплат, напоминает эксперт.

Проблема в том, что величина располагаемых доходов человека ещё ничего не говорит о том, насколько полноценную жизнь он ведёт. По словам Гришиной, в развитых странах используется депривационный подход к оценке бедности.

Депривация (лишения) — это отсутствие того, что необходимо людям для полноценной жизни. Бедным считается тот, кому недоступны четыре и более предметов и услуг первой необходимости из 10–13, включённых в специальный список, — рассказывает эксперт.

Работающие нищие

По мнению Тулупниковой, в этом заключается один из российских феноменов. Если по всему миру в категорию бедных попадают люди, которые потеряли работу или маргинализировались, то в России можно оказаться нищим, даже постоянно работая.

Можно работать, получать МРОТ и быть всё равно нищим, ибо инфляция сжирает все реальные доходы. Достаточно пересчитать размер МРОТ в рублях в доллары по текущему курсу и увидеть сокращение его уровня в долларовом эквиваленте: оказывается, что даже с повышением минимального размера оплаты труда нам, по сути, ничего не прибавили, а даже, наоборот, отняли, — возмущается специалист.

Экономисты признают: официальные критерии бедности очень условны и служат для определения числа граждан, нуждающихся в социальной поддержке. Не более того. А ещё нужно учитывать, что официальная статистика доходов необъективна по причине массового укрывательства этих самых доходов от государства. И выходит, что с одной стороны, в число бедных попадают люди, скрывающие свои реальные доходы, с другой — не попадают туда те, кто действительно не способен удовлетворить базовые жизненные потребности. Подумать есть над чем.