Ещё
Бермудский треугольник: Джонсон о РФ и Brexit
Бермудский треугольник: Джонсон о РФ и Brexit
В мире
Госдеп США назвал условие оказания помощи Сирии
Госдеп США назвал условие оказания помощи Сирии
Армия
Стали известны подробности стрельбы в Сухуме
Стали известны подробности стрельбы в Сухуме
Происшествия
Не слушают ООН: Великобритания пошла на демарш
Не слушают ООН: Великобритания пошла на демарш
В мире

Яков Миркин: Больше 20% занятого населения трудятся «неформально» 

Яков Миркин: Больше 20% занятого населения трудятся «неформально»
Фото: Российская Газета
Есть и более жесткие оценки социологов — до 40 процентов. Центры сосредоточения — , , крупнейшие города и сырьевые регионы. Что делать, куда деваться? Дома работы нет — а в городах-миллионниках и хлеб, и деньги. Плюс те, кто просто бродит по стране, не имея ни дома, ни семьи. Сколько их? Были оценки, может быть, избыточные — до 2 — 3 процента населения. Но даже если их 0,3 — 0,5 процента — речь идет о сотнях тысяч, не знающих себе места.
Так называемая «неформальная занятость», когда люди работают, просто ударив по рукам, без договора — по оценке, минимум 14 миллионов человек. Это более 20 процентов занятого населения активного возраста и с паспортом . Больше всего их в строительстве, торговле, аграрном секторе, в «пищевке», ЖКХ. Везде, где нужен массовый дешевый труд, где большие ресурсные потоки и, самое главное, там, где люди могут жить на ходу, неприкаянно. И в цифровой экономике, когда можно работать вместе, но за тысячи километров друг от друга. «Сбросишь на карточку», отдашь в конверте, «кинешь» на онлайн-кошелек — и никаких забот.
Еще не менее 2 миллионов с «краснокожими паспортами» — за границей. От них ни налогов, ни пенсионных взносов нет. Это примерно 3 процента занятых, и часто самых лучших, образованных. Когда экономика на костылях, в ней мало инвестиций, ее бросают.
Что же в окошке? Четверть трудящегося, активного населения России находится в движении, подальше — кто на шаг, а кто на десять шагов от официальных институтов, контрактов, налогов, будущих пенсий, пытаясь найти себе и своим семьям жизнь получше.
Но не так все просто. Все смешалось у нас в доме. Кто на выезд из России — а кто на въезд. В стране работают около 3 миллионов мигрантов из-за границы, официально имеющих на это право. Есть еще и нелегалы. По опросам и расчетам, от 3,5 до более 4 миллионов мигрантов «неформально заняты» в России, без каких-либо трудовых договоров. Значит, в обход налогов, соцплатежей. А откуда они? По оценкам, 90 процентов из постсоветских стран. Примерно 30 процентов дает Украина. Дальше Узбекистан — около 20, Таджикистан и Кыргызстан — 17 — 18 процентов. Большие землячества у выходцев из Молдавии, Азербайджана и Армении. Как работают? По всем опросам, 59 — 60 часов в неделю (норма — 40 часов). Только 19 — 20 процентов имеют высшее образование. Едут не в «силиконовые долины», а для тяжелого массового труда.
В России 14 миллионов человек трудятся «неформально» — больше 20% занятого населения
Где и как живут эти люди, чем питаются, чем болеют от подневольного труда? Мы мало знаем, потемки. По данным учета, 44 — 47 процентов всех мигрантов в Москве и Московской области, 10 — 15 — в Петербурге и Ленинградской области. Наверное, такие же доли и тех, кто работает нелегально. В двух столицах таких мигрантов, по оценке, 2 — 2,5 миллиона.
Зачем они стремятся в столицы? Первейшая причина — кратная разница в доходах. По статистике, зарплата в Москве в 2,4 раза больше зарплаты в Тульской области, в 2,7 раза — Рязанской, в 3,2 раза — Костромской. Более чем в 3 раза выше, чем на Украине, почти в 8 раз, чем в Узбекистане. С Таджикистаном и Киргизией разрыв еще больше. Вкалываешь здесь — тратишь дома. Там и цены ниже.
А почему так много людей работает в тени, не по договорам? Ответ — у нас очень высокая налоговая нагрузка на фонд оплаты труда. В белую нанимать — дорого. Без трудовой книжки намного дешевле. Проще, когда наемный человек бесправен, когда весь груз законов, норм, санкций, даже уголовных дел за невыплату зарплаты — побоку. И еще все знают, что будет делать бизнес в трудные времена. Когда режут расходы, чтобы выжить? Ответ — уйдет в конверты, в неформальную занятость, всегда надеясь договориться с матушкой-коррупцией.
А зачем это самому рабочему человеку? Ответ — в неформалах он больше заработает. Меньше регулятивных издержек. А о каждом нанимателе, о каждой компании все давно известно — кто негодяй, кто обманщик, а кто — «хороший человек». Люди на этом рынке живут землячествами, сообществами, мини-сетями. Рынок людей регулирует сам себя.
Но налоги не платятся. И еще всем понятно, что в мире неформалов есть огромные социальные риски. В нем растущие, миллионные массы людей. Если им вдруг перестанет хватать денег, еды и тепла, начнутся конфликты между «своими и чужими». Возникнут разломы между конфессиями, землячествами. Нам ведь не нужно Парижа?
Как предупредить эти риски? Запрещать, надзирать, следить, связывать руки? Ставить население под досмотр, под камеры наблюдения? Заняться административным распределением людей? Но жесткость дальше наращивать бессмысленно. Все необходимые инструменты уже есть.
Почему так много людей работает в тени? У нас высокая налоговая нагрузка на фонд оплаты труда
В сотый раз один и тот же ответ — нужны экономика на скоростях, массовые инвестиции в рабочие места по всей России, меньше налогов, больше пряников, а не кнута, рост состоятельности. Модернизация, повсеместное обновление инфраструктуры. Доступность кредита, нормализация процента. Доказано двумя сотнями стран, что чем семьи богаче, тем меньше кривизны. И тем больше ресурсов для мягкого управления потоками иностранных мигрантов. Брать лучших! Притормозить тех, кто не хочет быть в российском плавильном котле. Не допустить появления гетто, национальных кварталов, замыкания в закрытых сообществах. Тем самым снять риски на поколения вперед.
Видео дня. Приеду насиловать твою жену: беспредел коллекторов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео