Ещё

«Никакой опрос доверия у граждан не вызовет». Результаты социологии по «храму на Драме» обречены? 

Фото: РИА "ФедералПресс"
«Можем получить не достоверный результат»
До сих пор городские власти не определились с формой опроса мнения горожан: будет ли это социологическое исследование или референдум по всем правилам. Инициативная группа, выступающая за сохранение сквера, с которой ранее встретился глава города Александр Высокинский, высказалась в пользу референдума. Его результаты, по мнению активистов и согласно законодательству, носят обязательный характер в случае применения. А итоги соцопроса — это всего лишь рекомендация, к которой можно прислушаться, но не обязательно выполнять. Городские власти продвигают идею соцопроса, настаивая, что и его результаты можно сделать обязательными к применению. Однако активисты сомневаются в этом. Примечательно, что в этом вопросе, разделились и мнения экспертов. В частности, социологи ничего не видят плохого в форме проведения опроса, но считают, что его результаты могут быть не совсем объективны. Если в референдуме смогут принять участие все желающие жители, то соцопрос не сможет охватить столь обширную аудиторию.
«Для референдума идет выборка 50% + 1; в референдуме должна принять участие половина населения города, а выборку по опросу определяет городская дума. Они могут сделать выборку как 300 человек, как 5 тыс., так и 100 и 300 тыс. человек. Референдум более показателем, потому что когда половина граждан выскажет свое мнение, то можно говорить о том, что мы учли мнение почти каждого человека. А в опросе, если будет выборка по тысяче, то мы к сожалению можем получить не достоверный результат. Для того, чтобы результаты опроса были репрезентативны и учитывали мнение жителей всего города, то нужно брать выборку большую 100-200 тыс. человек. Такой опрос уже похож на референдум и по результатам, и по трудовым затратам и организации», — поделилась мнением с корреспондентом «ФедералПресс» руководитель агентства по проведению социологических исследований Виолетта Стрелкова.
В случае соцопроса, выборка по опрашиваемым, в итоге определяет гордума. На совести депутатов остаются параметры: возраст, пол, социальный статус, образование и прочие моменты, необходимые для проведения соцопроса. Таким образом, есть вероятность, что мнение группы протестующих может быть не учтено, так как они попросту могут не подходить под выдвинутые параметры.
«В Екатеринбурге важно, чтобы было высказано мнение тех, кому не все равно. А мнение тех, кому все равно, оно не имеет значения. Референдум может выявить, что думает активное меньшинство, а опрос не выявит. Кроме того, существует в обществе невероятное недоверие к социологическим опросам, особенно к тем, которые делает ВЦИОМ. В этой ситуации социологов на пушечный выстрел нельзя подпускать к опросам. Соцопрос он как проводится: анкетеры подходят к людям и спрашивают, заполняют анкету и никто это не контролирует, никакого контроля за социологическим опросом не осуществляется. Соцопрос контролируют те люди, которые его проводят», — прокомментировал ситуацию «ФедералПресс» социолог Анатолий Голубовский.
По его мнению, соцопрос не возможно контролировать, а потому не исключены фальсификации, чего не скажешь о референдуме. Однако другие специалисты, считают, что и к соцопросу можно привлечь сторонних наблюдателей для исключения подтасовки фактов, но в этом случае затраты на его проведение и организацию вырастут значительно.
«Я был противником референдума, когда его предлагали несколько месяцев назад. В тот момент это было неправильное решение в силу разных причин. Одна из них — недоверие к любым формам голосований. Если бы, например, люди на референдуме высказались в поддержку храма, мы пришли бы ровно к той же ситуации, в которой находимся сейчас. И, наоборот. Опрос, который предлагают сейчас провести — тоже не выход из ситуации. Во-первых, нет доверия к самой форме опроса. Во-вторых, он ставит вопрос в политизированной форме и не решает до конца вопрос о храме. Любой вариант его ответа будет неудовлетворительным для одной из сторон. В этой в связи предлагаю вернуться к референдуму, а если быть точнее, к опросу мнения, который предполагает участие максимального числа граждан. Он очень похож на референдум, но более свободен по форме и для его проведения не обязательно набирать более 50% от числа избирателей. Но при этом ставить на референдум предлагаю не вопрос о том строить храм или не строить его. Это не решит ситуацию, повторяюсь. Нужно ставить вопрос о месте, где построить храм. Я от многих, кто выступал за сквер, постоянно слышал о том, что протест не носит антиклерикальный характер, и что никто не выступает против самого храма. Места для строительства храма должны определиться путем широкого диалога общественности. Необходимо добавить еще 1-2 в центральной части города, причем таких, которые не ущемляли бы чьи-либо права. Это будет самое сложное: договориться о тех местах, где с точки зрения общественности не будет никаких издержек. Существующее место тоже необходимо оставить, поскольку довольно много жителей города выступают за него. Пока это единственный вариант, который, перестает быть игрой с нулевой суммой, в которой кто-то обязательно останется в проигрыше. Референдум в виде опроса мнения позволит окончательно закрепить принятое решение. При такой формулировке все стороны будут заинтересованы, чтобы он прошел честно. Что касается президента, уверен, что он под опросом имел как раз такую форму выявления мнения, которая устроила бы всех», — прокомментировал ситуацию на своей странице в Facebook политолог Александр Белоусов.
«Более сложная, но более эффективная»
Референдум проводится аналогично выборам. Подается заявка в избирательную комиссию, проводится агитация, а затем в установленный день открываются участки и проводится голосование. Принять участие в них могут все жители начиная с 18 лет.
«Референдум более сложная в организации процедура, но более эффективная. Это процедура, в которой доверия будет больше со всех сторон. Поскольку все стороны заинтересованы в максимальной прозрачности и эффективности результата. Надо понимать, что сегодня власти, после того как Путин дал поручение провести опрос, находятся в каком-то цейтноте. Властям надо сделать быстро, чтобы выполнить поручение президента. Второй момент: их поджимают сроки строительства. Начало лета, начало строительного сезона, храм задуман как подарок к 300-летию Екатеринбурга, в 2023 году его уже должны открыть, а его же нужно еще обустроить, — сроки достаточно жесткие. Конечно, инициаторы строительства ни в коем случае не хотят запускать процедуру референдума, поскольку не очень понятен каков будет результат и на это уйдет, почти цитирую Высокинского «уйдет все на глубокую осень». Скорее всего власти будут идти на процедуру опроса, сейчас они озадачены тем, как его провести, чтобы к нему было доверие. Мое мнение как политолога: никакой социологический опрос доверия у граждан не вызовет. Какая бы солидная фирма не работала, какие бы эксперты к этому не были подключены. Электоральная социология последнее время себя очень сильно дискредитировала. Доверия, особенно у проигравшей стороны, к результатам не будет», — поделился мнением с «ФедералПресс» политолог Сергей Мошкин.
По мнению эксперта, опрос может привести к тому, что конфликт затянется и превратится в «тлеющий». По его мнению, на данный момент, власти затягивают процесс, чтобы найти наиболее подходящий выход. Безусловно, в случае референдума голосование придется проводить осенью. До выборных процедур, всех жителей нужно информировать о том, какое голосование предстоит, определить дату, а перед этим стороны должны провести агитационную кампанию. А в этой борьбе, как говорят пиар-специалисты, все средства хороши. В день выборов, за их ходом могут следить независимые наблюдатели и СМИ, что позволит процедуру сделать максимально открытой и прозрачной. Но в этом случае потребуются огромные средства на организацию всей кампании.
Вместе с тем, наблюдатели отмечают, что стоимость мероприятия можно уменьшить за счет привлечения неравнодушных граждан, волонтеров или организовать краундфандинг. В идеале же, например, можно было бы совместить референдум с единым днем голосования.
«И референдум, и опрос, инициированный властью — это новые, неотработанные формы выявления общественного мнения. Прецедентов проведения референдумов в новейшей российской истории — единицы. Референдум — это затратное и достаточно сложное в плане организации мероприятие, сравнимое с полноценными выборами. Очевидным плюсом социологического опроса по сравнению с референдумом являются скорость проведения и дешевизна. А вот минусом является возможность манипуляций с результатом со стороны организаторов. И значение этого недостатка усиливается в условиях недоверия сторон друг к другу. Заявленный изначально механизм опроса — анкета для голосования на сайте параллельно с уличным опросом — противоречит здравому смыслу. Результат такого опроса нельзя будет считать репрезентативным, каким бы он ни получился. Если мы хотим действительно получить результат близкий к тому, который бы дал референдум, опрос должен быть проведен по строгим правилам социологии. Но и при этом, во-первых, результат может сильно зависеть от формулировки вопроса, во-вторых, имеет значение степень доверия горожан к тому подрядчику, который будет заниматься этой работой. Признаемся, что полевая социология в последние годы себя дискредитировала. В отличие от голосования с наблюдателями, работа социологов непрозрачна. В результате, при любом исходе голосования найдутся те, кто с ним не согласится, и напряженность вокруг конфликта будет сохраняться. Но если исходить из эффективности инструментов оценки общественного мнения, то референдум выигрывает у опроса со значительным опережением. И нам нужно учиться использовать этот инструмент, нарабатывать практику его применения», — прокомментировал ситуацию руководитель департамента исследований Института стратегических коммуникаций и социальных проектов Павел Шведов.
Он также добавил, что в Свердловской области в 2018 году предпринималась такая попытка.
«Сейчас очевидно, что тогда же можно было выяснить мнение екатеринбуржцев о площадке для храма Святой Екатерины. А здесь уже раскрывается другая проблема — спонтанность решений и поспешность их реализации в градостроительстве. Референдум в единый день голосования в 2018-м году позволил бы поэтапно выстроить весь процесс: инициировать всестороннее обсуждение, выбрать подходящую площадку и к сегодняшнему моменту меценаты могли бы начать строительство храма», — уточнил Шведов.
Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео