В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Константин Рокоссовский. Маршал России и Польши

Константин Рокоссовский. Маршал России и Польши
Фото: Русская ПланетаРусская Планета

Дважды Герой Советского Союза маршал Рокоссовский вошел в знаменитую плеяду маршалов-победителей.

Видео дня

Во время Великой Отечественной был на виду, участвовал в решающих сражениях. Выше него был толуков. Хотя это утверждение иные историки оспаривали. Они считали, что Рокоссовский в военном мышлении, тактическом и стратегическом умении не только не уступал Жукову, а, может, и превосходил его. Да и улыбчивый Константин Константинович был симпатичнее насупленного Георгия Константиновича. Во многих смыслах.

Известно, что Жуков солдат не жалел. Если надо было выполнить приказ, он не считался ни с чем, бросал в пекло сражений сколько угодно полков и дивизий. Рокоссовский был одним из немногих, кто не слепо выполнял приказы Сталина, а трезво оценивал обстановку, пытался предугадать действия противника, ошеломить его неожиданными ударами.

Писатель Александр Бек, во время войны бывший военным корреспондентом, слышал, как Рокоссовский отчитывает своего подчиненного: «Пока не узнаешь, где противник и каковы его силы, не имеешь права продвигаться! Когда мы, наконец, научимся культурно воева

Бродского в стихотворении «На смерть Жукова» есть такие строки: «У истории русской страницы / хватит для тех, кто в пехотном строю / смело входили в чужие столицы, / но возвращались в страхе в свою…»

Это и про Жукова, и про Рокоссовского. Они, возвись в Москву после очередного триумфа, с трепетом переступали порог сталинского кабинета. Похвалит ли их Сталин, повесит на грудь очередной орден или обожжет подозрением — не захотят ли они замахнуться на власть? Тогда не помогут ни оправдания, ни прежние заслуги. Вмиг растворится слава, обернется бесчестьем и – гибелью. Как случилось до войны с другими маршалами – Тухачевским, Егоровым, Блюхером…

Рокоссовский уже стоял на краю могилы. В августе 1937 года его, в то время комдива, арестовали и обвинили в связях с иностранными разведками – двумя сразу: польской и японской. Дело было шито гнилыми нитками, опиралось якобы на показания Адольфа Юшкевича, воевавшего вместе с Рокоссовским в Гражданскую войну. Но тот еще в двадцатом погиб под Перекопом. Следователь лгал, грозя: «Не признаешься, устроим тебе с Юшкевичем очную ставку…»

Рокоссовский ни в чем не признался. Хотя его дважды выводили на расстрел. И палили в него, но – холостыми. Думали – сломается.

Он сидел в ленинградской тюрьме на Шпалерной. Били его жестоко, до потоков крови, хруста костей, как было принято в зверском НКВД. С Рокоссовским «работал» начальник ленинградского отдела наркомата внутренних дел Заковский, тот еще изверг. В конце 30-х годов его самого вместе с другими палачами потом поставили к стенке. И заменили на других…

Издевались над Рокоссовским без малого три года. Освободили в марте 1940-го по ала Семена Тимошенко. Как он сумел убедить Сталина – загадка. Может, тот понял, что скоро придет время воевать и нужны те, кто солдат в бой поведет и до Берлина доведет?

Неведомо. Но факт, что Рокоссовского реабилитировали, восстановили в партии, вернули награды и повысили в звании до генерал-майоЗатем отправили в Сочи, залечивать тюремные раны. Некоторые следы, впрочем, остались на всю жизнь.

Спустя много лет один молодой офицер вежливо поинтересовался происхождением шрама над бровью Рокоссовского: «Не осколком ли вас задело, товарищ маршал, во время Великой Отечественной?» Тот усмехнулся: «Нет, не осколком. Это меня следователь хватил дубовой табуреткой по голове во время допроса»

После Сталинградской битвы ему прислал поздравление начальник тюрьмы, где тот когда-то сидел. И получил короткий ответ: «Рад стараться, гражданин начальник». У Константина Константиновича было хорошее чувство юмора…

Биография Рокоссовского напоминала извилистую дорогу, полную опасностей, неожиданных поворотов. Уходила она и под откос. Уже потом выпрямилась, стала ровной…

По нациоти он поляк, родился в Варшаве – в Царстве Польском, входившем в состав Российской империи. На самом деле звали его не Константин, а Konstanty Rokossowski. Константином он стал, когда пошел на фронт Первой мировой.

Согласно автобиографии, написанной в 1940 году, мать Рокоссовского – белоруска Антонида Овсянникова. Согласно официальной биографии, отец будущего маршала Ксаверий работал машинистом на Риго-Орловской, а затем Варшавско-Венской железной дороге. Но это не совсем так – батюшка действительно служил на железной дороге, но – в должности ревизора.

К родителям не придерешься, а с дальними предками беда – они воевали против русских. Прадед Юзеф – подпоручик уланского полка, в составе наполеоновской армии сражался на Бородинском поле. Дед – тоже Юзеф – был участником Польского восстания 1863 года. И была у них деревенька под Варшавой – Рокоссово…

Наверное, это было известно, как принято выражаться, компетентным советским органам. Хотя, может, они чего-то не знали. А когда Рокоссовский уже прославился, его грудь усыпали ордена, то копаться в биографии никто не стал.

Он работал учеником зубного техника, учился на кондитера, трудился на чулочной фабрике. Даже каменотесом был. В 1914 году добровольцем пошел на фронт – в 5-1 драгунский Каргопольский полк 5-ой кавалерийской дивизии 12-ой армии. Отличился уже через несколько дней после начала боевых действий — в бою за железнодорожную станцию Трошкуны и был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Не прошло и года, как Рокоссовского представили к новому «Георгию» – уже 3-й степени. Но ту награду он почему-то не получил. А вот три Георгиевские медали его увенчали.

В 1917 году Рокоссовский вступил в Красную Воевал на Вологодчине,е, Украине, Сибири, Забайкалье, Монголии. Быстро сделал карьеру – начав рядовым бойцом, дослужился до командира кавалерийского полка, стал комдивом. Про то, случилось в тридцать седьмом, уже сказано.

Спустя годы Сталин, по слухам, извинялся перед ним за то, что тот пострадал безвинно. Вообще-то вождю следовало покаяться перед миллионами советских людей…

Несмотря на мучение и издевательства, которые он испытал, Рокоссовский уважал Сталина. И даже когда началась борьба с культом личности, отказался присоединиться к обличительной кампании, начатой Хрущевым. За это Рокоссовский в 1962 году был снят с поста заместителя министра обороны…

Нет смысла подробно перечислять заслуги Рокоссовского в Великой Отечественной войне. Они грандиозны. Рокоссовский участвовал в оборонительных боях 1941 года – 16-я армияой он командовал, попала в «котел» под Вязьмой, но оттуда выбралась.

В его послужном списке маршала – сражение под Москвой, битва под Сталинградом, где Рокоссовский принял капитуляцию 6-й германской армии под командованием фельдмаршала Паулюса. Был тяжело ранен – стало быть, не прятался от пуль и осколков. Впрочем, это подтверждали многие его вцы.

Рокоссотвовал в боях под Курском, освобождении Белоруссии. Полководец был участником почти всех крупных военных операций Великой Отечественной! И из всех выходил с честью.

В начале войны, когда Красная армия безостановочно отступала, Сталин говорил с грустью: «У нас нет Гинденбургов…» (отчего-то ему немецкий маршал времен Первой мировой запал в душу). Летом 1944 года, после того как в Белоруссии завершилась триумфом операция «Багратион», вождь сказал: «У нас нет Гинденбургов, но у нас есть Рокоссовский!» Он разработал план кампании и блестяще претворил ее в жизнь.

Рокоссовский вправе был рассчитывать, что будет руководить штурмом Берлина. Однако Сталин, возможно, посчитал, что поляк не вправе это делать. Конечно, могли быть и иные причины, но это свершилось: Рокоссовский был переведен из авангарда на Второй Белорусский фронт.

Ошеломленный Рокоссовский, услышав об этом решении по телефону, в упор спросил главнокомандующего: «За что такая немилость?»

Но Сталин словно не услышал вопроса. И продолжал: «Командующим Первым Белорусским фронтом назначается Жуков. Как вы относитесь к его кандидатуре?»

Разумеется, Рокоссовский сказал, что выбор одобряет. Но разве мог он ответить по-другому?

Главнокомандующий, возможно, и сам испытывал угрызения совести. И в качестве «компенсации» назначил Рокоссовского командующим Парадом Победы на Красной площади в июне 1945 года.

Маршал гарцевал на коне в мундире, сверкающем наградами, и в летнем воздухе грохотал его голос, обращенный к Жукову: «Товарищ маршал Советского Союза, войска действующей армии и Московского гарнизона для парада Победы построены!»

Рокоссовский выглядел очень эффектно, напоминая своим видом бравых русских полководцев прежних времен, приносивших отечеству великие победы. Впрочем, и принимающисмотрелся впечатляюще.

В 1944 году президент ПНР Болеслав Берут обратился к Сталину с просьбой направить Рокоссовского на службу в Польшу. Он прошел с боями по родной земле, встретил свою сестру Хелену, которую не видел три десятка лет. Она пережила немецкую оккупацию, и когда в Варшаву вошла Советская армия, вместе со всеми встречала освободителей. Хелена чувствовала, что ее брат где-то рядом…

Они увиделись в феврале сорок пятого. Хелена еще некоторое время оставалась с братом.

Присутствовала во время встречи Рокоссовского с британским фельдмаршалом Бернардом Монтгомери, побывала на Параде Победы, познакомилась со Сталиным.

Рокоссовский согласился стать министром обороны Польши. Точнее, был вынужден этот сделать. Он не строил иллюзий, предполагал, что его встретят без радости и работать будет нелегко. Ведь он хоть и поляк, но прислан из Москвы как наместник Сталина. Значит, навязан и будет в Польше своим среди чужих.

Так и было. Но суровая действительность превзошла худшие ожидания. На Рокоссовского даже два раза покушались. Впрочем, все было не так однозначно, некоторые соотечественники были рады его приезду.

Он немало сделал для своей-чужой страны. В Войске Польском ввел новый устав, приказал обучать военных на основе методик, которые использовались в СССР. Благодаря его энергии в республике были открыты три военных вуза. Армия страны окрепла, налилась силой, получив новое вооружение из СССР.

Тем не менее, вокруг маршала клубилось недовольство, слышался ропот. И в конце свой пост.Имущество раздарил, заработанные деньги сдал в минироны и наказал использовать их на развитие польской армии. Уезжал Рокоссовский с тяжелым сердцем и поклялся больше никогда не приезжать в Польшу.

Спустя много лет власти Польши отомстили знаменитому военачальнику – уже мертвомулали это грязно, мерзко.

Его посмертно лишили звания почетного гражданина Гдыни, города, который он когда-то освободил. Монумент маршалу, стоявший в другом городе – Легнице, был сброшен с пьедестала и исчез. Обезглавленный памятник вскоре нашли на окраине города...

Бог с ними, вандалами без чести и совести. Главное, что Рокоссовского помнят и чтут в России, ставшей ему настоящей Родиной. Имя победоносного маршала – навечно среди героев Великой Отечественной войны.