В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Криминальный элемент: кто может воспользоваться раскрытием геолокации абонентов

Минцифры России подготовило законопроект, исключающий из закона «О связи» тайну местонахождения абонента. Предполагается, что сотрудники смогут запрашивать сведения о геолокации без решения суда в рамках оперативно-разыскной деятельности. По замыслу властей, это упростит поиск пропавших людей. Тем не менее в инициативе есть ряд нюансов. О том, чем она грозит простым россиянам, — в материале «Вечерней Москвы».
Криминальный элемент: кто может воспользоваться раскрытием геолокации абонентов
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Информация об абоненте, в том числе геолокация по вышкам сотовой связи и биллинг, уже доступна правоохранительным органам в рамках оперативно-разыскных мероприятий, утверждает ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций .
— По сути, меняется немного: появляется правовое основание для сбора данных и вводится более четкое разграничение относительно того, кто и в каких процессах имеет право на доступ к таким данным. Сейчас такие данные запрашивают не только МВД, но и другие ведомства, тот же . Кроме того, в России уже несколько лет действует «пакет Яровой». Местоположение людей могут и так контролировать на вполне законных основаниях в рамках оперативной работы, — объяснил эксперт.
Пользователи социальных сетей опасались, что поправки в закон «О связи» могут привести к тотальной слежке со стороны силовых структур, однако, как считают эксперты, опрошенные «ВМ», если в законе и есть проблема, то вовсе не в этом.
Криминальный элемент
Есть вероятность, что вывод сведений о местонахождении человека из-под «тайны связи» упростит доступ к геолокации со стороны более широкого круга лиц — тех же детективных агентств и служб безопасности компаний, считает доктор юридических наук, профессор . В этом смысле у законопроекта больше минусов, чем плюсов, думает эксперт.
— Информация не будет такой конфиденциальной, как прежде. Я думаю, работодатели будут следить за сотрудниками, жены — за мужьями, мужья — за женами, родители — за детьми. У всех появится больше возможностей косвенно следить друг за другом. Это может быть использовано как в положительных, так и в отрицательных целях. Криминальный элемент, разумеется, тоже этим воспользуется. Потому что даже банально при квартирной краже всегда интересно иметь сведения о местонахождении хозяина квартиры, — предположил юрист.
Впрочем, ведущий аналитик Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ) Урван Парфентьев констатирует, что злоумышленники и сейчас могут получить сведения о местоположении своей жертвы, используя информацию от мобильных операторов, которую вполне можно приобрести на черном рынке. Правда, за это предусмотрена уголовная ответственность.
Судебный порядок
Парфентьев объяснил, что геолокация — это тайна личной жизни гражданина, которая охраняется статьей 137 УК РФ («Нарушение неприкосновенности частной жизни» — прим. «ВМ»). Решение суда, с точки зрения эксперта, для получения данных о местонахождении человека получать все же придется.
— Если мы не будем считать информацию о местонахождении устройства «тайной связи» в ее максимально узком понимании как тайну самих переговоров, то тайной личной жизни она остается все равно. Если при упрощении процедуры получения таких данных хочется обойтись без суда, то так или иначе угроза нарушения неприкосновенности частной жизни присутствует, — констатировал эксперт.
От судей, убежден специалист, при поиске пропавших людей вообще отказываться необязательно.
— Для этого существуют дежурные судьи. Вопрос получения данных об активности абонента ими может быть рассмотрен незамедлительно. А в качестве обоснования должно быть достаточно заявления о пропаже человека. Принципиально это поиски не растянет, но при этом все права и свободы граждан будут сохранены, — добавил Парфентьев.
Если поправки к закону «О связи» получат свое развитие и будут приняты, говорит аналитик, произойдет в первую очередь законодательное признание того, что органы правопорядка занимаются сбором информации, в том числе и геоданных, в ходе своей оперативной работы.
При этом, если люди опасаются, что неприкосновенность их частной жизни может быть нарушена, разрешение на сбор информации о местонахождении должно выдаваться в отношении конкретного абонента и без получения информации о других гражданах, заключил Урван Парфентьев.
Кстати, инициатива Министерства цифрового развития не нова. Депутаты еще в 2019 году одобрили в первом чтении законопроект «О поиске пропавших людей по геолокации». Предполагалось обязать оператора связи предоставлять данные о мобильной геолокации абонента без решения суда для оперативного поиска пропавших людей. Для этого было достаточно мотивированного постановления одного из руководителей органов внутренних дел. Однако до сих пор документ находится на рассмотрении парламента, следует из информации на сайте думской системы обеспечения законодательной деятельности.