Далее:

Запрещенная археология. В лесах Сибири орудуют чёрные копатели

Запрещенная археология. В лесах Сибири орудуют чёрные копатели
Фото:
С наступлением лета в сибирские леса устремляются не только рыбаки и грибники, но и нелегальные охотники за древностями.
Археологический памятник «Берёзовый остров» в Новосибирской области – один из крупнейших в Сибири. Учёные, исследующие его с 60-х годов прошлого века, нашли здесь предметы, относящиеся к эпохе от 3 тыс. до н. э. до 2 тыс. н. э. Это – очень древние артефакты. Сейчас они хранятся в музее. Однако несколько лет назад 15 курганов на территории «Берёзового острова» были варварски разрыты тяжёлой техникой.
Такая же участь постигла археологический памятник «Усть-Алеус», старинное сибирское село первой четверти ХVIII века. Механизатор на бульдозере, которому заплатили чёрные копатели, сгрёб весь культурный слой. Люди походили по развороченной земле, собрали монеты, какие нашли, и уехали. Археологического памятника «Усть-Алеус» больше нет.
Где не ступала нога археолога
Чёрные археологи – глобальная проблема. В центральной России они раскапывают места сражений Великой Отечественной, незаконно добывая оружие и боеприпасы. На юге – ищут золото скифов. «В Западной Сибири основной удар приходится на места, где располагались старинные русские поселения, – говорит археолог, кандидат исторических наук Сергей Росляков – В поисках монет и металлических артефактов, пользующихся спросом у коллекционеров, копатели тракторами снимают по 30 см почвы, уничтожая все другие культурные ценности».
Что побуждает людей так варварски обходиться с древними святилищами и захоронениями? «Существует чёрный рынок артефактов, и он – очень активен, – объясняет Сергей Росляков. – Например, в каждом городе есть тусовка нумизматов, где собираются коллекционеры старинных денег. Половина монет, которые там продают, добыта из земли. Конечно, их не выкладывают в открытую на прилавок, и, если спросите, откуда артефакт, продавец наверняка наплетёт что-нибудь про наследство от бабушки. Потому что торговля предметами археологии незаконна. Однако знающий человек невооружённым глазом отличит предмет, добытый из земли, от предмета, взятого из сундука».
Если в Западной Сибири и на Алтае археологи работают с середины прошлого века и культурное наследие этих мест более или менее изучено, то на Севере – в районе Сургута, Ханты-Мансийска – нога археолога ещё не ступала. Этим пользуются чёрные копатели, безжалостно разрушающие древние капища и погребения.
В Восточной Сибири другая проблема – незаконные добытчики промышляют бивни мамонта, которые потом продают китайцам. В традиционной китайской медицине бивень мамонта считается ценнейшим лекарственным сырьём.
Потому что нельзя
Заместитель директора Института археологии и этнографии СО РАН Вячеслав Молодин уверен в необходимости ужесточения наказаний в отношении людей, незаконно занимающихся археологическими раскопками.
Сергей Росляков считает, что и действующий закон достаточно суров. Но, как говорил ещё Радищев, суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения: «Если провести оперативную работу на рынках и на сайтах, которыми пользуются торговцы древностями, можно пресечь множество каналов незаконной добычи и сбыта артефактов. Но, видимо, в условиях террористических и киберугроз у правоохранителей не доходят руки до этого».
В федеральном Министерстве культуры предлагают ужесточить законодательство: просто включить металлоискатель в лесу или в поле – уже административное правонарушение. А если среди находок есть вещи старше 100 лет, наказание может стать и уголовным.
Кстати
По закону, после завершения раскопок на их месте проводят рекультивацию – выравнивание и озеленение почвы.
Чёрные археологи уничтожают не только историю, но и экологию. Используя трактора и экскаваторы, они оставляют после себя развороченную пустыню.
Добытчики останков мамонтов, чтобы «механизировать» процесс, применяют мотопомпы, размывая тундру струями воды под большим напором. Это грозит экологической катастрофой.
Оставить комментарий