Войти в почту

Малоизвестные страницы войны: как жили простые и вип-заключенные концлагерей во Вторую мировую

Малоизвестные страницы войны: как жили простые и вип-заключенные концлагерей во Вторую мировую
© Вечерняя Москва

«Вечерняя Москва» раскрывает малоизвестные страницы войны на основе материалов из книги секретаря союза журналистов России «Триумф неволи», выходящей в издательстве «Вече».

Король сидел с придворными

Бельгийский король Леопольд III вначале содержался недалеко от , а затем в Саксонии. Как и всякому королю, ему полагались челядь и двор, и это ему также было разрешено. Однажды Гитлер даже принял короля в своей резиденции в Бергхофе, но остался им недоволен. Монарх вместо того, чтобы благодарить фюрера, просил освободить бельгийских военнопленных.

Рядом с королем разместился и главком вооруженных сил Морис Гамелен. Все они жили вместе с женами, могли ходить в церковь, питались по меню и выбирали вина. Специальное подразделение СС занималось отправкой, доставкой и перлюстрацией их почты.

Согласно сохранившимся документам, рацион привилегированных заключенных в девять раз превышал рацион рядовых немцев. Что тут можно сказать! Это были люди одного круга с немецкой элитой. Вместе они пировали до войны, в одном ряду пытались натравить Гитлера на Советский Союз, дружно жили после, забыв о нацистских предпочтениях своих вчерашних охранников.

Что интересно, немцы, чувствуя себя в советской Прибалтике как дома, планировали и здесь, на пустынных эстонских островах организовать тюрьму для почетных заключенных. После разгрома в Сталинграде эту идею пришлось отложить.

Невозможно представить, что эти условия были бы созданы для советских руководителей, окажись они в немецком плену.

Нацистам принадлежит весьма оригинальный приоритет организации филиалов концлагерей в шикарных отелях, аристократических замках, дорогих санаториях. Реквизированные у собственников, эти объекты, расположенные, как правило, в укромных, далеких уголках, давали возможность абсолютной изоляции важных узников. Охрана была, естественно, эсэсовской. Так, в отеле с впечатляющим названием «Романтичный охотничий домик» в Тюрингии «отдыхали» голландский премьер-министр Хендрикус Колийн и его жена Хелена.

Некоторые из почетных узников погибли от бомб союзников. Это произошло с итальянской принцессой Мафальдой и немецким социал-демократом Рудольфом Брайтшайдом после бомбежки концлагеря Бухенвальд. С другой стороны, расстрелянного нацистами Эрнста Тельмана тоже объявили «погибшим при бомбежке».

«Я не могу надеяться, что настанет тот день»

В сентябре 1944 года в Дахау был переведен знаменитый венский психиатр, ученик профессор . Близкие ученого к тому времени погибли в разных концлагерях: жена — в Берген-Бельзене, отец — в Терезинштадте, мать — в Аушвице. Ученого определили чернорабочим, и в этом качестве он проработал до освобождения. Можно сказать, что доктору крупно повезло, ведь он был евреем.

Втайне от СС Франкл и несколько его коллег попытались организовать психологическую поддержку несчастным, страдающим узникам, вдохнуть в них веру в освобождение. Доктор был специалистом по психологии депрессий и самоубийств, и под его руководством был предпринят уникальный опыт, когда страдающий и униженный врач пытается помочь себе подобным в смертельно опасной ситуации. Психотерапевтическая помощь оказывалась людям, которые находились в раздавленном состоянии, на грани самоубийства, пожилым, тяжелобольным.

Виктору Франклу даже удалось организовать в лагере закрытое заседание научного общества. Вот что писал о своем состоянии в те дни сам доктор в знаменитой книге «Сказать жизни «ДА!»: Психолог в концлагере», изданной после войны:

«Так, я помню, как однажды утром шел из лагеря, не способный больше терпеть голод, холод и боль в ступне, опухшей от водянки, обмороженной и гноящейся. Мое положение казалось мне безнадежным. Затем я представил себя стоящим за кафедрой в большом, красивом, теплом и светлом лекционном зале перед заинтересованной аудиторией, я читал лекцию на тему «Групповые психотерапевтические опыты в концентрационном лагере» и говорил обо всем, через что прошел. Поверьте мне, в тот момент я не мог надеяться, что настанет тот день, когда мне действительно представится возможность прочесть такую лекцию».

Бог любит сильных и мужественных людей. Доктор Франкл остался в живых. У него состоялась новая семья, родилась дочь. Он возглавил Венскую неврологическую клинику, и его лекции слушали во всем мире. В сентябре 1992 года он выступал с лекцией в режиме видеоконференции в . Виктор Франкл умер в 1997 году в возрасте 92 лет.

Не та ориентация

В нацистской в концлагеря отправляли не только за преступления, которые считались государственными, но и за куда более мелкие прегрешения.

Будучи людьми совершенно аморальными, Гитлер и его окружение преследовали тех, кто не разделял их взглядов на институт семьи и брака.

Несколько лет назад вышла книга известного американского историка литературы Пола Расселла «Недоподлинная жизнь Сергея Набокова». Это рассказ о младшем брате-погодке знаменитого писателя. Выясняется, что автор «Лолиты» стеснялся и недолюбливал брата из-за его нетрадиционной сексуальной ориентации.

В годы Второй мировой войны Сергей Набоков жил в Берлине и работал в отделе Восточного фронта Министерства пропаганды, а значит, занимался активной подрывной деятельностью против СССР.

По версии автора книги, Набокова-младшего арестовали за неосторожные высказывания с симпатиями в адрес Великобритании. Возможно, что роль сыграла и нетрадиционная ориентация Сергея Набокова. Известно, что нацисты жестоко преследовали гомосексуалистов, тысячами отправляя их в концлагеря. Как пишет Расселл, брат писателя сидел в концлагере под Гамбургом. По свидетельству очевидцев, заключенный № 28631 держался достойно, помогал слабым, делился одеждой и едой. Погиб Сергей 9 января 1945 года, немного не дожив до освобождения.

Русский эмигрант — это враг

В целом отношение нацистов к русским эмигрантам в оккупированных Франции, , других странах Европы было настороженным. Не так много значимых в эмиграции фигур согласились с ними сотрудничать.

Во многих из этих людей немцы видели агентов советских спецслужб. И не без оснований. 16 июня 1944 года в концлагере Заксенхаузен был расстрелян русский эмигрант Сергей Третьяков. Выходец из знаменитой семьи русских меценатов, Сергей Николаевич Третьяков был внуком основателя Третьяковской галереи . Крупный предприниматель, он также активно интересовался политикой, был министром торговли и промышленности , входил в группу так называемых молодых капиталистов.

Ветры эмиграции забросили его вначале в , а затем в Париж. Здесь он испытывал финансовые трудности, зарабатывал на жизнь в качестве сотрудника журнала «Иллюстрированная Россия», жена продавала парфюмерию, а дочь шила дамские шляпки. В 1929 году он был завербован советскими спецслужбами, получив оперативный псевдоним «Иванов». На деньги советской разведки Сергей Третьяков снял несколько этажей особняка в центре Парижа, куда и заселилась штаб-квартира РОВС (РОВС — Русский общевоинский союз — самая известная и активная военная организация белой эмиграции. Была создана в 1924 году генерал-лейтенантом бароном . В момент создания насчитывала до ста тысяч членов и вела активную подпольную работу в СССР. — Р. Г.).

Таким образом, в получили практически полный доступ ко всем разговорам и планам враждебных России эмигрантов, которые записывались и прослушивались.

На сайте агентурная деятельность Третьякова оценивается достаточно высоко, здесь указывается, что «передаваемые им в Центр материалы представляли большой оперативный интерес».

Как указывает бывший секретарь Сталина в Политбюро Борис Бажанов, бежавший из СССР, «…немецкие войска захватили с такой быстротой, что ГПУ не успело ни уничтожить, ни вывезти свои архивы; разбирая эти архивы, русский переводчик нашел ссылку Москвы «как сообщил нам наш агент Третьяков из Парижа…». Далее все было делом техники. В Париже к Третьякову гестаповцы пришли с обыском и обнаружили в его квартире аппаратуру для прослушивания. Связь с советскими спецслужбами была очевидна. В 1942 году он был заключен в Заксенхаузен, а в 1944 году казнен.

Пытались вытравить из душ Бога

Большая часть людей, оказавшихся в плену, а затем и в концентрационном лагере, испытывает не только физические, но и глубокие моральные муки. Казалось бы, чем выше статус в мирной жизни этого человека, уровень его образования, воспитания, опыт проживания в комфортной среде, тем тяжелее и мучительнее должны быть эти переживания. А вот человеку рабочему, трудящемуся, привыкшему к тяжелому, изнурительному, нередко унизительному труду, и лагерная жизнь дается легче.

Но это оказывалось совсем не так. Нередко бывало, что люди физически сильные, привыкшие к грубому труду, оказавшись в неволе, ломались и сдавались обстоятельствам раньше других. В поисках еды они опускались и были неспособны хоть на минуту отрешиться от ужасов лагерной жизни, в которую попали. Их съедали страх смерти, отчаянье, зависть к тем, кто, по их мнению, устроился лучше. Люди же, погруженные в себя, в свой собственный мир искусства, науки, философии, находили в своем пребывании в лагере некий вызов судьбы, который важно преодолеть.

Так же вели себя в лагерях люди глубоко религиозные, наказанные за веру в Бога, которого нацисты хотели вытравить из их душ. О такого рода ситуациях когда-то сказал : «Если вы идете сквозь ад — идите, не останавливайтесь».