Войти в почту

Защита открытого моря: значение и нюансы нового соглашения ООН

Страны — члены начали обсуждали необходимость защитить Мировой океан еще с 2004 года. В 2015 году приняли резолюцию о разработке обязательного договора. В субботу 4 марта 200 стран на пятых по счету переговорах, которые начались в августе 2022 года, представители государств подписали соглашение о защите открытого моря, включающее в себя 70 статей. Заключительное заседание в штаб-квартире ООН в продлилось 38 часов. Документ вступит в силу только тогда, когда его ратифицируют 60 государств. О чем «Договор о защите открытого моря», насколько он будет эффективен и почему разработка соглашения заняла столько времени — читайте в материале InScience.News.Открытое море, или международные воды, — это территории со специфическим правовым режимом вне юрисдикций, суверенитета и экономических зон любого из государств. Две трети поверхностей морей приходится на международные воды. Их до сих пор регулировала только Конвенция ООН по морскому праву, принятая в в 1982 году. С тех пор ее подписали и ратифицировали 168 стран мира. В Конвенции закреплены «свободы открытого моря»: научных исследований, судоходства, полетов, рыболовства и морского промысла, свободы прокладывать подводные кабели и трубопроводы, возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые по международному праву. По 117 статье Конвенции все подписавшие государства должны сотрудничать в при­ня­тии мер, не­об­хо­ди­мы­х для со­хра­не­ния жи­вых ре­сур­сов открытого моря.Новое соглашение основано на принципах Конвенции ООН по морскому праву. В 1982 году она обеспечила перераспределение зон юрисдикций. Возникли границы территориального моря государств в 12 милях (около 20 километров) и исключительные экономические зоны в пределах 200 миль (около 320 километров) от берега. В этих зонах государства получили определенные права.«Согласно Конвенции по морскому праву ООН 1982 года 40% площади Мирового океана отошло морским странам в виде 200-мильных экономических зон. В своих 200-мильных экономических зонах (за редким исключением более широких) государство могло делать все, что захочет: не пускать представителей других стран для проведения исследований и морского промысла, ловить сколько угодно рыбы, добывать бесконтрольно со дна полезные ископаемые. А за пределами зон закон первоначально был такой: "Садись на коня и возьми все, что хочешь сам"», — рассказал InScience.News академик , научный руководитель направления «Экология морей и океанов» Института океанологии РАН.Постепенно открытые районы Мирового океана стали делиться на зоны влияния, но не отдельных государств, а международных органов, которое действовали под эгидой ООН. Михаил Флинт рассказал: «И лучший пример — это Антарктика, которая объявлена зоной, находящейся в юрисдикции АНТКОМ, — такая международная комиссия по ресурсам Антарктики, — и ничего там нельзя делать, пока эта комиссия не даст разрешение. Сегодня уже многие районы открытого океана закрыты вот такими международными "щитами"». Получить разрешение на любую хозяйственную — а иногда и научную — деятельность там непросто. Для этого требуются усилия науки — «наличие фундаментальных научных знаний об этом районе, о том, как организована региональная экосистема, где ее слабые места, какую антропогенную нагрузку она может выдержать».Карта экономических зон 2020 года. Wikimedia CommonsЧто охраняет документ: неясные ресурсы и морские заповедникиПо новому договору подписавшие страны не получили прав и юридических преимуществ в океане, но взяли на себя обязательства по сохранению морской среды. Соглашение о защите открытого моря позволит сохранить морскую флору и фауну вне национальных территорий. Морские экосистемы подвергаются риску из-за изменения климата и деятельности человека — рыболовства, морского промысла и судоходства. Предусматривается, что к 2030 году охраняемой территорией должны стать 30% международных вод, а на защиту морской среды будет направляться гораздо больше средств, чем раньше. До соглашения под охраной находились только чуть более 1% международных вод Мирового океана. Следовательно, биоразнообразие примерно половины планеты — а океан покрывает 71% поверхности Земли — до сих пор было юридически не защищено.В документ, например, вошли статьи о морских генетических ресурсах. Морская флора и фауна может быть исходным сырьем для создания необходимых лекарств. По новому соглашению все развивающиеся страны, включая те, которые не имеют выхода к океану, смогут их получить. Но, например, как за эти ресурсы нужно будет платить — пока неясно.С другой стороны — море слабо изучено, и непонятно, что и в каком количестве конкретно должна охранять новая конвенция. В 2017 году совместно с японским фондом «Ниппон» запустило амбициозный проект по изучению морского дна. В начале 2022 года организация сообщала: за пять лет удалось нанести на карту только 14% территории дна и убедить страны предоставлять информацию о состоянии дна у их берегов. Проект, действующий до 2030 года, по плану тратит по 625 миллионов в год. До 2025 года в ЮНЕСКО должны разработать специальный механизм, который будет оценивать прогресс в реализации программы.Есть у нового договора о защите открытого моря и другие проблемы. Михаил Флинт рассказал, что соглашение готовили и писали скорее чиновники и юристы, чем ученые, и оно может быть «вещью скорее геополитической, нежели связанной с тем, что мы хотим действительно охранять экосистемы океана». Однако также академик заметил: «Соглашение концентрирует внимание стран на Мировом океане. Этот шаг будет дисциплинировать людей в их отношении к океану». С научной же стороны, по мнению Михаила Флинта, «мы, к сожалению, не знаем Мировой океан и близко настолько, чтобы эти меры были экологически обоснованы».Без фундаментальной науки защита океана невозможна?Академик Михаил Флинт отметил, что фундаментальная наука крайне важна для понимания океана и планирования его использования и охраны. «Еще в конце сороковых годов прошлого века считали, что жизни на глубинах более 6 километров нет, потому что ее не может быть при давлении 600 атмосфер, — рассказал Михаил Флинт. — Но нашлись ученые, в нашей стране в первую очередь, которые, основываясь на фундаментальных принципах организации биосферы, считали, что природа пустоты не терпит и огромные пространства глубин океана не могут быть безжизненны. И огромными усилиями проникли туда и нашли там разнообразную жизнь».Примерно тогда же в мире появилась новая глобальная проблема — радиоактивные отходы. Созрело «легкое» решение: раз считалось, что жизни в толще океана нет, то возникло предложение захоранивать их там. Открытие жизни в глубоком океане и связей нижних его слоев с верхними — именно достижение фундаментальной науки — предотвратило глобальную катастрофу. Флинт подчеркнул: «Сейчас необходимы те знания, которые будут давать основы для выводов о том, что нужно в океане делать, что, где и как охранять, какие ресурсы разрешать использовать, а какие не разрешать, где и когда это возможно с минимальным ущербом для природных систем. На этом следует сосредоточить международные усилия и кооперацию в науке об океане. На это нужно направлять и национальные, и международные финансовые усилия. Многолетняя огромная работа армии международных чиновников — это замечательно, но их решения должны подкрепляться чем-то, кроме очевидных утверждений и громких выводов. Я приведу любимую цитату : "Если мусор не выносить, он останется". Да, если океан и его открытые районы не охранять, он необратимо деградирует».Ресурсный вопросКроме того, сегодня ученым известно, что дно океана богато ресурсами. По грубым оценкам, рассказал Михаил Флинт, 60% запасов металлов — никеля, кобальта, цинка, золота, серебра, меди и других, которые нам будут нужны для электроники будущего, находятся на дне океана. При этом концентрация полезного компонента в них иногда на порядок выше, чем в таких же рудах на поверхности суши, что определяется историей их образования. Огромные территории, где сосредоточены эти важные для будущего ресурсы — железомарганцевые конкреции, кобальтоносные железомарганцевые корки и глубоководные полиметаллические сульфиды, — по большей части находятся под международной юрисдикцией. Пример — Срединно-Атлантические хребты в Атлантике, где залегают полиметаллические сульфидные руды. Даже для того, чтобы вести разведку этих ресурсов, необходимо проводить специальные исследования и доказывать, что их добыча не принесет ущерба океану.Политика или наука?Михаил Флинт также отметил, что научная задача соглашения, достигнутого недавно в ООН, скорее второстепенна по отношению к политической: «Во многом создаются экологические иллюзии, они находят очень большую поддержку в массах — это очень важно для политика, — рассказал академик Флинт. — Когда политик что-то охраняет — это хорошо, люди это любят. Но я убежден в том, что для любых охранных инициатив должна быть очень серьезная научная основа».Тем не менее, по его мнению, соглашение о защите Мирового океана может провоцировать научную работу, подтолкнуть некоторые государства, в том числе Россию, которая «была когда-то законодателем моды в исследовании открытых районов океана», к тому, чтобы они активнее изучали фундаментальные проблемы океана, хотя бы ради доступа к его ресурсам. При этом академик не исключает, что соглашение о защите Мирового океана после ратификации его ООН может превратиться в инструмент геополитического и экономического давления.«Мы не знаем толком, что мы охраняем и как это надо делать. Слепые запреты — не путь к сохранению океана, да и биосферы в целом, — отметил академик. — Нужно тыкать носом человечество в незнание, последствия которого мы испытываем сейчас и которое усугубится в будущем. Мы делим биологические ресурсы океана. Считается, что человечество сейчас близко к тому, чтобы взять максимум — 100–120 миллионов тонн промысла. Одни утверждают, что это предел — дальше все начинает обрушаться; другие говорят, что еще можно поднатужиться и взять из Океана в два, три, а то и в пять раз больше. А где обоснование, которое все примут?». Сегодня существуют очень разные оценки общей биомассы Мирового океана. Значения различаются более чем в три раза: от 38 до 140 гигатонн. «Можно ли себе представить современное сельское хозяйство, в котором продуктивность пахотной земли оценивают с таким размахом? Вряд ли. А в отношении океана человечество это не беспокоит. Быстро растущее население планеты надо кормить, и без более интенсивного использования ресурсов океана не обойтись. А для этого нужны усилия не столько чиновников, сколько ученых».Между тем Международный союз охраны природы, старейшая международная экологическая организация в мире, утверждает, что 10% морских биологических видов находятся под угрозой исчезновения. Соглашение по договору об открытом море должно дать юридические инструменты, необходимые, чтобы создавать морские охраняемые районы. Это заповедники, в рамках которых ограничится морской промысел, маршруты судоходства и глубоководная добыча полезных ископаемых — с морского дна на глубине более 200 метров.Затянувшиеся переговорыОтмечается, что переговоры шли годы — почти 20 лет, если считать с первых заявлений в 2004-м, — из-за разногласий по поводу финансирования и прав на рыболовство. Владимир Рябинин, исполнительный секретарь Межправительственной океанографической комиссии ЮНЕСКО, подчеркнул, что «это юридически обязывающее соглашение, и каждое из таких соглашений требует осознания страны, в состоянии ли она принять на себя такие обязательства, или нет», — поэтому переговоры могли идти так долго. По его словам, многие страны искали компромисс, более мягкие формулировки. 4 марта 2023 года текст соглашения с обязанностями стран стал приемлемым для всех.Генсек ООН ранее заявлял, что соглашение поможет в решении «тройного планетарного кризиса» — загрязнения окружающей среды, утраты биоразнообразия и изменения климата. Некоторое время назад, в январе 2023 года, на международной конференции по защите океанов в Антониу Гутерриш подчеркнул: «2022 год можно было бы назвать "супергодом" океана. Но эта гонка далека от завершения. Мы должны сделать 2023 год годом "супердействий", чтобы раз и навсегда покончить с чрезвычайной ситуацией в океане».ООН продвигает тему океана и защиты водного и морского биоразнообразия в рамках ее Повестки дня в области устойчивого развития от 2015 года. В том же году были приняты Парижские соглашения по климату. В 2022 году в достигли соглашения начать переговоры по другому глобальному договору: его цель — бороться с загрязнением океана пластиком. В это же время В на Конференции ООН по океану страны приняли ряд новых добровольных обязательств, а на конференции ООН по биоразнообразию в договорились достичь к 2030 году защиты 30% наземных, водных, прибрежных и морских экосистем — так называемая цель «30 к 30».Таким образом, новый договор укладывается в тенденцию защиты окружающей среды со стороны мирового сообщества. Но будет ли реальный эффект — покажет только время.

Защита открытого моря: значение и нюансы нового соглашения ООН
© InScience