Войти в почту

Домонгольские фрески собора под Великим Новгородом обнаружены за пределами храма

Домонгольские фрески собора под Великим Новгородом обнаружены за пределами храма
© Naukatv.ru

Новгородский архитектурно-археологический отряд Института археологии обнаружил на территории Юрьева монастыря зарытые фрески XII века, которые были сбиты со стен Георгиевского собора во время ремонта 1820-х годов и вынесены из здания. Как сообщили в институте, это первая находка крупного скопления фрагментов фресок за пределами храма. Сейчас в Новгородском государственном музее-заповеднике хранится коллекция кусочков фресок Георгиевского собора, извлеченных из-под пола XIX века. По подсчетам, это всего лишь треть — полную картину продолжают собирать по кусочкам, как паззл, так что новая находка очень важна.

Во время земляных и археологических работ на территории монастыря регулярно находили единичные осколки фресок, но место, где находилась основная масса сбитых фресок, найти не удавалось. Это место искали в течение двух последних лет искали это место, и, наконец, в небольшом шурфе был обнаружен слой строительного развала, содержащего битые фрески. Обнаружение скопления фресок позволит в дальнейшем найти оставшуюся часть стенных росписей, которые предположительно были закопаны на территории монастырского двора.

В Георгиевском соборе, заложенном в 1119 году по заказу князя Всеволода Мстиславича, на сегодняшний день практически не сохранилась фресковая роспись, украшавшая храм от первой трети XII века до первой трети XIX века. Почти все фрески были сбиты во время ремонта храма в 1820–1830-х годах и стали основанием нового чугунного пола собора.

С 2013 года на территории Юрьева монастыря работает Новгородский архитектурно-археологический отряд ИА РАН под руководством члена-корреспондента РАН . Из-под пола XIX века были извлечены десятки тысяч фрагментов первоначальной фресковой живописи, и в 2014–2015 годах археологи передали в Новгородский государственный объединенный музей-заповедник значительную коллекцию фрагментов фресок: сотни лотков с известковыми осколками с гладкой цветной стороной или с фрагментами изображений, в которых угадывались мужские и женские лики, элементы одежд и орнаментов, пальцы рук и ног, оперение крыльев ангелов и чешуйчатые доспехи святых воинов.

Эти фрески обладают уникальной художественной и научной ценностью. Они составляют один из самых ранних ансамблей монументальной стенописи Северной Руси: раньше Георгиевского собора были расписаны только церковь Благовещения на Городище (около 1103 года), новгородский Софийский собор (около 1108 года) и Николо-Дворищенский собор (около 1113 года). Таким образом, фрески Георгиевского собора — свидетельства первых шагов русского искусства в области монументальной фресковой живописи.

Уже получены первые результаты исследования фресок: определены основные пигменты красок, их элементный состав. Эти данные позволят в дальнейшем выявить место происхождения минералов, входящих в состав красок.

Так, в насыщенной голубой краске, чаще всего использовавшейся в фонах древнерусских росписей и в большом количестве присутствующей на осколках Георгиевских фресок, был обнаружен один из самых дорогих по средневековым меркам минерал — лазурит, или ляпис-лазурь. Этот минерал добывают в в провинции Бадахшан, в России на территории Южного Прибайкалья и в на Памире. Дальнейшие исследования, возможно, позволят определить, с какого именно месторождения был добыт лазурит, который древние мастера использовали для красок Георгиевского собора.

Так что уже сформирована грандиозная коллекция фресок Георгиевского собора, но, по подсчетам, большая часть фрагментов монументальной росписи храма до сих пор не найдена. По предположениям специалистов, оставшиеся сбитые фрески были закопаны как строительный мусор или потенциальный строительный материал (например, дренаж) и сейчас находятся в земле на территории монастыря.

В июле 2022 года археологи заложили два шурфа к востоку от собора на территории монастырского газона. В шурфе, который находился за пределами храмовой ограды XVIII–XIX веков, на глубине 60–70 см от современной поверхности земли был обнаружен слой строительного развала мощностью до 70 см. Он состоял из спрессованной массы рассыпного известкового раствора и твердых кусочков такого же раствора, сбитого со стен. Одна из сторон этих кусочков была гладкой и покрыта красочным слоем. Все фрагменты различаются по размеру: от мелкого цветного щебня до крупных фрагментов, на которых видны целые лики или их части.

Для работы с фресками были приглашены специалисты Новгородского музея, разработавшие в предыдущие годы методику извлечения фресок из строительных развалов. Совместно с археологами они извлекли с небольшой площади шурфа более 100 планшетов с фрагментами фресок и передали их в филиал Центра реставрации монументальной живописи для дальнейшей обработки, консервации и изучения.

Большинство фрагментов — это массовый материал без видимых изображений. Менее десяти осколков содержат росписи, определяемых как фрагменты письма, и лишь два фрагмента составили одно изображение — лицо женщины.

«Находка этого лика оправдывает все серьезные усилия, предпринимаемые по извлечению фресок из земли. Это лицо молодой женщины, повернутое в три четверти, даже чуть более, на зрителя. Половину высокого лба закрывает белый головной убор или повязка с глубокими зеленоватыми тенями, под тонким носом с открытыми ноздрями проходит слом фрагмента. Нижняя часть лица пока не найдена. Сохранившиеся целыми, распахнутые глаза этого древнего персонажа скользят мимо современного зрителя, заглядывая за его спину, а проходящий по переносице косой рваный стык фрагментов придает дополнительную выразительность. Если это лицо обретет свое завершение, то тогда можно будет понять, какое чувство заключено в выражении глаз — осуждение или смирение», — отметила ученый секретарь Института археологии РАН Марина Вдовиченко.

Поиск фресок будет продолжен. Археологи уже обследовали территорию к востоку от Георгиевского собора с помощью магнитометрического оборудования. Сопоставление данных магниторазведки и археологических чертежей 2022 года, возможно, поможет до начала земляных работ очертить приблизительную зону залегания фресочного слоя под землей и позволит обнаружить и другие скопления артефактов.