В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Воланд из «Мастера и Маргариты» служил в ЧК – у знаменитого героя есть прообраз

Он руководил отделом «темных дел», который занимался оккультными вопросами – от поисков легендарной Шамбалы до наблюдений за НЛО. И всё это – под грифом «Секретно», который не снят до сих пор. Трудно поверить, что в стране, где материализм был поставлен во главу угла, существовал такой вот особый отдел.

Видео дня

Но он был на государственном уровне - специальный отдел по изучению всего паранормального. Причем не где-нибудь, а в самом сердце спецслужб. И руководил им не абы кто, а один из ближайших сподвижников вождя революции Владимира Ленина! Звучит как начало захватывающего романа? Впрочем, такой и был написан, и всем он хорошо известен. Прообразом самого Дьявола был вполне реальный человек из плоти и крови, хотя и помешанный на эзотерике и магии. Знакомьтесь: советский Воланд – Глеб Иванович БОКИЙ.

Марийские колдуны и якутские шаманы, астрологи и знатоки древних рецептов ядов, гадатели и гипнотизеры – отдел ОГПУ, которым руководил этот удивительный человек, кишел, как бы сейчас сказали, разными «фриками» и отдаленно напоминал нынешнюю «Битву экстрасенсов». Но только на первый взгляд. В спецотделе Бокия все было строго по-научному, без какого-либо шарлатанства.

Одним из научных кураторов отдела был выдающийся психиатр – академик БЕХТЕРЕВ. С ним мирно уживался известный террорисИН, которому благоволил сам «железный» глава ВЧИЙ. Кстати, с БлюмкинОВ позже списал образ самого знаменитого литературного и киношного разведчика ва (он же Штирлиц).

Что касается самого Бокия, то говорят, что именно он стал прототипом Воланда из бессмертного романВА. Мол, на ведомственной даче, которую чекист получил для отдыха от борьбы с врагами советского строя, происходили шабаши, очень похожие на бал Сатаны в «Мастере и Маргарите». В булгаковской энциклопедии её составителов высказывает предположение, что о дачных нравах Михаил Афанасьевич мог узнать от жившего по соседству поэтГО.

Во время Великой Отечественной войны по приказу Гитлера германские агенты искали выживших сотрудников спецотдела, который к тому времени давно разогнали, и предлагали им сумасшедшие деньги – 500 тысяч долларов на нынешние деньги. Фашистская верхушка верила в разную мистику, и сотрудники Бокия были нужны для организации Анненербе, которая занималась оккультизмом и опытами на людях.

До революции Бокий промышлял налетами и умел виртуозно уходить от закона. Этим он напоминал будущего вождя Иосифа СТАЛИНА в молодости, который также занимался экспроприациями в пользу партии большевиков. Но «крыша» у Бокия была уж очень специфическая. Крупные денежные залоги за налетчика делали мистик Александр ГУРДЖИЕВ, медиум и прорицатель Павел МОКИЕВСКИЙ и даже тибетский колдун БАДМАЕВ, который был близок к царской семьII. Где Бокий нахватался мистических знаний, можно только предполагать, но, видимо, дружбу с такими людьми он водил неспроста.

Затем пути налетчика пересеклись и с лидером партии большевиков Лениным, которого он отчего-то неизменно называл по фамилии его матери – Бланк. Лишь раз Глеб Иванович назвал Ильича тем именем, под которым мы все его знаем, – в день собственного ареста. Тогда он прямо сказал начальнику НКВД ЕЖОВУ, к которому привезли непростого арестованного, что ему нет дела до Сталина, поскольку его «назначил сам Ленин»! Нужно было иметь огромную смелость, чтобы сказать подобное.

Кто же создавал самую, пожалуй, мистическую спецслужбу в мире? Как ни странно, два убежденнейших материалиста – Ленин с Дзержинским.

В 1918 году начальник службы охраны Троцкого Яков Блюмкин познакомил Глеба Бокия с двумя виднейшими учеными. АкадемиЕВ и Александр БАРЧЕНКО, сотрудник Института мозга, быстро сдружились с бывшим налетчиком на почве интереса к тайнам человеческого сознания. Еще поразительнее, что эти совершенно разные люди смогли убедить главу ВЧК Дзержинского учредить особый «мистический» отдел во вверенной ему спецслужбе. И в 1921 году Железный Феликс подписал у другого неисправимого атеиста – Ленина постановление об учреждении в ОГПУ «тринадцатого отдела», который должен был ведать всякой чертовщиной. Назвать его решили «шифровальным» – ну не магическим же, в самом деле?

Бокий стал начальником отдела, в замы он взял Барченко, который отвечал за научные изыскания. И тот занимался ими рьяно. Еще в начале 20-х годов Барченко отправился в первую экспедицию – на Кольский полуостров, для изучения «полярного бешенства». Это особый вид массового помешательства, вероятно, обусловленного массовым гипнозом. Поморы называли его «меряченьем», а эскимосы – «зовом Полярной звезды». Это странное и пугающее явление описывал даже АМУНДСЕН. «Голоса» в голове вынуждали полярников творить несусветные глупости и даже кидаться друг на друга с ледорубами.

Материалы северной экспедиции засекречены до сих пор. Однако Барченко явно привез с Севера богатый и, главное, полезный для спецслужб материал, поскольку он и Бокий тут же получили на продолжение своих исследований огромные, как бы сейчас сказали, гранты. Экспедиции на Кольский полуостров продолжились, и вскоре там, в окрестностях Сейдозера, якобы нашли фундаменты пирамид, построенных в глубокой древности. Разумеется, мистик Бокий тут же объявил находку потерянной страной Гипербореей, которая, по легендам, действительно находилась на Севере.

Дальнейший путь мистиков в мундирах чекистов пролегал в Тибет. Однако тут вмешался всесильный начальник иностранного отдела ОГПУ – Меер ТРИЛИССЕР: он просто-напросто решил наложить руку на баснословные средства, которые, по его мнению, попусту расходовали Бокий и его подчиненные. Трилиссер считал, что лучше пустить их на мировую революцию, чем на сомнительные поиски неизвестно чего.

Трилиссер убедил Дзержинского отдать тибетскую миссию ему. Однако в экспедицию все же как-то просочился старый друг Бокия Яков Блюмкин. Всё было как в приключенческом фильме: авантюрист переоделся тибетским ламой и втерся в доверие к самомХУ, который руководил экспедицией. Этот знаменитейший философ-мистик, по некоторым данным, также являлся агентом советских спецслужб – иначе бы ему просто не доверили столь ответственную миссию.

Увы, экспедиция потерпела неудачу. Собранный ею этнографический материал признали не имеющим существенного научного значения. Рерих и Трилиссер не получили вообще ничего, а вот Блюмкин, Бокий и Барченко по какой-то не очень ясной причине были награждены советским правительством. Еще тогда говорили, что Блюмкин добыл доказательства существования мистической страны Шамбалы. Но материалы и этой экспедиции засекречены до сих пор. Их должны были опубликовать еще в 1993 году, но отложили до 2000-го, да так и не предали огласке до сих пор.

Звезда Барченко не закатывалась. В 1926 году Дзержинский послал его ым на поиски древних городов и неизвестных науке цивилизаций. Еще через пару лет Барченко отправляется най – наблюдать за НЛО. А затем мистические искания снова привели его на Кольский полуостров, где Барченко якобы отыскал «камень-Грааль» с созвездия Орион, через который можно связаться с космосом.

Но откуда же мы знаем про всё это? Ведь материалы всех этих экспедиций по-прежнему пылятся в засекреченных сейфах. Вот тут вновь в нашем повествовании возникает тайное нацистское общество «Анненербе». Именно из его архивов и стало известно о миссиях Барченко. Мистики Третьего рейха, оказывается, зорко следили за работой коллег из Советской России.

Еще 1935 году, сразу же после создания «Аненербе», её шеф Вольфрам ЗИВЕРС приказал тщательно изучить всё, что связано с отделом ЧК, которым руководил Бокий. Откуда немцы вообще узнали про этот засекреченный «отдел по изучению чертовщины»? Скорее всего, утечка случилась через профессорРА, который контачил с Барченко еще в 20-х годах – как по научным, так и по масонским связям. Считается, что и Хаусхофер, и Барченко, и Бокий, И Блюмкин были масонами высоких степеней посвящения. В 30-х годах немецкий Рейх стремился на Тибет в попытках разыскать Шамбалу и получить через нее власть над миром, а тайной местонахождения этой мистической страны будто бы владели советские изыскатели.

Случайно или нет, но в роковом 1937 году Бокия и Барченко арестовали. Глеба Ивановича расстреляли почти сразу, а с Барченко сначала взяли подробнейшие показания обо всей его научной работе. Следом разгромили и весь «отдел темных дел». К началу войны из почти 200 его сотрудников в живых осталось не больше четверти.

Так окончилась история «советского Воланда», узнав о которой агенты Малдер и Скалли из «Секретных материалов» просто обзавидовались бы. В ней много неясного до сих пор. Но когда-нибудь архивы рассекретят – и мир узнает правду.

По материалам versia.ru, фото – emonschnecke/www.weblancer.net