В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Estadão (Бразилия): худшие элиты мира

находится на шестом месте с конца в списке из 32 стран. В рейтинге качества мировых элит лидируют , и . Бразилия идет после , России, Индии и даже таких стран как , и , хотя и обгоняет . Индекс качества элит был приведен в недавнем докладе экономистов Томаса Касаса (Tomas Casas) и Гвидо Коцци (Guido Cozzi). Что это говорит о нашей стране и как это связано с планом реформ?

Estadão (Бразилия): худшие элиты мира
Фото: ИноСМИИноСМИ

Видео дня

Авторы называют элитами небольшие организованные группы, способные накапливать богатства и считающиеся «эмпирической необходимостью», то есть присутствующие в каждом обществе. Высокий показатель означает, что элита страны создает больше ценностей, чем накапливает, способствуя экономическому росту и человеческому развитию. А в странах с низкими показателями элиты создали более «доходные» институты. Другими словами, вопрос в том, накапливая богатства, элита помогает обществу или извлекает из него прибыль.

Доклад следует за концепциями экономистов Дарона Аджемоглу (Daron Acemoglu; Массачусетский технологический институт) и (James Robinson; Чикагский университет), изложенными в их бестселлере «Почему одни страны богатые, а другие бедные» и в особенности в их новой книге «Узкий коридор». Аджемоглу и Робинсон объясняют развитие стран через качество их институтов (неформальные и формальные правила, такие как законы, регулирующие работу общества). Если говорить кратко, то эти институты могут быть инклюзивными или эксклюзивными. В последнем случае богатство получает элита страны, которая, в свою очереди, сосредотачивает свои усилия и ресурсы не на помощи обществу, а на получении привилегий и услуг. Эта позиция направлена на получение непродуктивного дохода и выражается термином «погоня за рентой» (rent-seeking).

По этому признаку Касас и Коцци разделяют элиты на три основных типа: извлекают ценности и аккумулируют много власти; создают ценности, но не аккумулируют много власти; создают ценности несмотря на аккумулирование власти. Исследование главным образом основывается на сравнении первых двух типов элит.

Бразильская элита относится к первому типу. Наши худшие показатели относятся к следующим категориям: как государство изымает доход; доходность производства и доходность труда.

В первой категории отмечается регрессия и искажения в системе налогообложения. Налоги на прибыль и доля дохода, удерживаемая 10% наиболее богатых граждан, — вот некоторые из пунктов. Здесь можно установить очевидную связь с налоговой реформой и такими инструментами, как освобождение от подоходного налога и дивидендов, и другими механизмами, позволяющими самым богатым платить меньше, чем самым бедным.

Вторая категория, где мы плохо справляемся, относится к конкуренции между представителями элиты. В этой категории оценки доходности производства рассматриваются проблемы, которые могут привести к формированию монополий и олигополий. Так доход можно извлекать из наиболее дорогой продукции или продукции низкого качества. Сюда же относятся высокие налоги на иностранные товары; правила, создающие барьер для появления на рынке новых компаний и усложняющие ведение дел. Наиболее очевидная задача здесь — создание открытой торговли, а также дебюрократизация.

Третья категория, в которой мы отстаём, — доходность труда. Тут проблема в том, как институты рынка отталкивают молодых. Чтобы облегчить трудоустройство для исключенных групп, нужен открытый рынок труда. Здесь необходимы реформа труда и желтая и зеленая трудовые карточки, не зря за эти изменения так борются представители исключенных групп.

Потребность в более инклюзивных институтах в ущерб существующим влиятельным элитам не ограничивается каким-то идеологическим аспектом. К примеру, левые борются за отмену налоговых льгот, но исторически они всегда выступали за включение в конкурентную борьбу иностранных компаний на рынке, и женщин и молодежи на рынке труда. В следующие годы предстоит провести множество изменений на национальном уровне, если мы хотим покинуть последние строки рейтинга качества элит.

Педру Фернанду Нери — доктор экономических наук.