В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Счастье видеть мир: врач-офтальмолог рассказала, как наука помогает сохранить зрение и что для этого нужно делать пациенту

Грустный каламбур: россияне слепнут на глазах... С признания этой печальной истины началась наша беседа.

Счастье видеть мир: врач-офтальмолог рассказала, как наука помогает сохранить зрение и что для этого нужно делать пациенту
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

— Евгения Львовна, прямо перед встречей с вами случайно наткнулась на цифру: 46 процентов респондентов одного из соцопросов ни разу не проходили проверку зрения у офтальмолога. Но ведь это дикость в наш просвещенный век.

Видео дня

— Именно с такой цифрой я не знакома, но полагаю, что это возможно. Вы знаете, мне искренне жаль, что есть люди, которые ничего не слышали о нашем институте, ведь он уникальный, с достаточно большой историей и мировым авторитетом. В нем собраны лучшие специалисты, которые проводят огромное количество различных, в том числе и уникальных операций. У института самый высокий индекс цитируемости среди ведущих офтальмологических научных учреждений страны.

Сотрудники имеют много патентов на изобретения, касающиеся создания нового инструментария, методов диагностики и лечения пациентов с различными офтальмологическими заболеваниями. Но, к великому сожалению, у нас лучше всего почему-то работает сарафанное радио: соседка сказала, подруга посоветовала. Не знаю, почему так. В конце концов, у нас есть свой сайт. Кстати, хочу сказать, что офтальмология нашей страны находится на весьма высоком уровне. Много раз бывая за границей, я старалась посещать иностранных коллег и точно могу сказать, что сейчас нет никакой необходимости ехать на лечение туда, за рубеж. Для меня показательно, например, что к нам в институт приезжают лечиться иностранцы, и, в частности, из стран, которые в плане медицины весьма продвинуты.

— Что их прельщает? Качество?

— Как я уже сказала, институт уникален. Сотрудники каждого подразделения решают определенную научную задачу, связанную с заболеванием того или иного отдела глазного яблока и его придатков. Такая узкая направленность позволяет очень глубоко изучать многие глазные заболевания и целенаправленно разрабатывать их методы диагностики и лечения. Начну с родного отделения, которое было создано более 25 лет назад моим шефом и учителем, профессором . Уникальность отделения в том, что здесь вместе работают отоларингологи и офтальмологи. Кстати, Владимир Георгиевич был по специальности оториноларингологом.

Обычно патологией слезных путей занимаются эти специалисты по отдельности. Один прекрасно знает нос, другой — глаз. Почему я подчеркиваю важность совместной работы офтальмолога и оториноларинголога? Все просто: слезная жидкость, образующаяся в слезных железах, омывает глазную поверхность и через слезоотводящие пути проходит в полость носа.

При патологии слезоотводящих путей происходит их сужение (дакриостеноз), и впоследствии может формироваться их непроходимость. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что заболевания слезоотводящего аппарата в большинстве случаев связаны с патологией полости носа. Поэтому очень важно, чтобы неполадки в работе этой системы обнаруживали, анализировали и лечили именно два специалиста, в тандеме. Вообще проблем тут столько, что давно нужно было бы сделать дакриологию («дакрио» в переводе с греческого — «слеза») отдельной медицинской специальностью.

— А что, эта проблема настолько актуальна? Все ведь кажется — ну скатилась скупая слеза, так это наверняка от ветра или от холода. Да и возрастные изменения никто не отменял…

— Вы в одном вопросе невольно сконцентрировали практически все существующие заблуждения и проблемы. В свое время мы попросили наших аспирантов походить по поликлиникам и медицинским центрам, расположенным недалеко от нашего института, и узнать у врачей, часто ли им предъявляют жалобы на слезотечение или какие-то другие проблемы, связанные с данной областью. Ответ был везде одинаковый: жалуются редко.

Мы попросили врачей задавать этот вопрос целенаправленно и были очень удивлены, когда был получен ответ, что каждого второго пациента, посетившего офтальмолога с различными проблемами, слезотечение беспокоит. Чаще, реже, больше, меньше, но — беспокоит. К великому сожалению, врачи первичного звена в силу разных причин этот вопрос не задают. Просто отношение к этому такое же, как вы и сказали, — пустяк, пройдет, всему виной ветер. А мы по опыту знаем, что как раз подобные жалобы беспокоят пациентов в начале заболевания, связанного с сужением слезоотводящих путей, и многих проблем можно было бы избежать, обратись человек к специалисту, хорошо знакомому с данной патологией, вовремя. Нельзя забывать, что слезотечение может быть вызвано различными причинами, и пациента углубленно обследуют и только после этого назначают патогенетически обоснованное лечение.

В нашем отделении проводят все виды операций, принятых в мировой дакриологии: делаем пунктопластику (расширение слезных точек) и активацию слезных канальцев, лечим каналикулиты — воспалительные грибковые и актиномикотические заболевания слезоотводящих путей. Активно внедряем малоинвазивные технологии при их сужении, такие как зондирование и интубация всех отделов слезоотводящих путей специальными лакримальными имплантатами. Разработанный сотрудниками нашего отделения баллонный катетер уже используют не только у нас, но и в других медицинских учреждениях.

Мы успешно применяем также разработанную нами и запатентованную операцию меатопластики в случае стеноза устья носослезного протока. При дакриоцистите мы выполняем дакриоцисториностомию, операцию, направленную на создание соустья между слезным мешком и полостью носа, но делаем ее через полость носа. Так называемая эндоназальная (внутриносовая) хирургия слезоотводящих путей позволяет избежать наружного разреза, а также одновременно осуществить коррекцию носовых структур: пластику перегородки носа, провести операции на носовых раковинах и придаточных пазухах носа. Кроме того, в нашем отделении ведутся работы по изучению заболеваний слезной железы и глазной поверхности, в частности сухого глаза, их диагностике и лечению. Боюсь, запугала вас терминами… Возвращаясь к вашему вопросу, ска-__ жу так: не бывает «старческой слезы», бывает неправильное отношение к своему зрению.

— Но почему оно у нас такое, наплевательское? Ведь все знают: глаза — одни на всю жизнь?

— Но ведь так у нас не только с глазными заболеваниями. Русский народ живет «на авось». И пока человека не прихватит как следует, он будет ходить и думать — «ну, как-нибудь». А это все чревато. Мы ведь все знаем, как правильно надо работать на компьютере, однако сидим за ним часами. Кто каждые двадцать минут встает, смотрит вдаль, двигает в разные стороны глазами? Никто. И вы не делаете это, правда? И за это приходится расплачиваться.

Еще одна серьезная проблема — самолечение. Мы же сами себе и врачи, и психологи, и учителя, специалисты по всем вопросам. Современные реалии: «Я прочел в интернете». Или — посмотрели рекламу и приобрели рекламируемое средство. Как бы хотелось, чтобы люди видели последствия такого «лечения»! Возьмем, скажем, одну из самых распространенных, насущных проблем нашего времени — синдром сухого глаза. Причин этой беды — масса: это и работа у компьютера, и плохая экология, а у женщин еще и косметика. Но мы приходим в аптеку, покупаем какие-то капли и считаем, что проблема снята. Или же конъюнктивиты… Они все разные, и совершенно по-разному их следует лечить. Можно пойти к врачу и избавиться от проблемы быстро и надежно. А можно искать свои способы, включая заговоры. Но пойди найди в наше время ту бабулю, которая тебе «заговорит» ячмень или иное воспаление!

— Смешно. А сейчас консультации проходят?

— Конечно. Все организовано с учетом нынешних реалий: приемы идут по записи, люди разделены, массового скопления пациентов нет. Институт справляется с этой задачей.

— А что происходит в других отделениях?

— Обо всех свершениях не рассказать, но о ключевых моментах скажу, конечно. У нас блестяще оперируют катаракту. Да, это обычно возрастное заболевание, но сейчас так много появилось всякого рода воспалений, такие тяжелые аутоиммунные заболевания встречаются, что катаракта, к сожалению, стремительно «молодеет». Очень серьезные научные исследования ведутся в отделении, которое занимается лечением пациентов с глаукомой. Сотрудники отдела реконструктивной хирургии переднего отрезка глаза проводят уникальные операции по пересадке роговицы.

Совершенно уникальный отдел орбитальной и глазной реконструктивно-пластической хирургии. Его сотрудники проводят лечение как доброкачественных, так и злокачественных образований и исправляют аномалии положения век, там разработан и внедрен в практику уникальный имплантат и созданы технологии комплексной реабилитации пациентов с лицевым параличом и лагофтальмом, там борются с травмами орбиты глаза и ее воспалениями, а также делают уникальные операции при экзофтальме, который является осложнением заболеваний щитовидной железы. Думаю, важность этого понимают все, так как общеизвестно, что число тяжелых болезней щитовидной железы также растет. Эти операции существенно меняют качество жизни пациентов.

Огромный прорыв сделан и в отделении сосудистой и витреоретинальной патологии. Там ведется разработка новых методов диагностики и лечения заболеваний сетчатки, оказывается помощь больным с диабетической ретинопатией и тромбозом вен сетчатки. Особая тема: сейчас там делают специальные инъекции препаратами, которые задерживают развитие дегенерации сетчатки. И очень многим пациентам удается сохранять остроту зрения на достаточно высоком уровне. В общем, в данный момент нет ни одного заболевания глаз, к которому в нашем институте не находили бы подхода.

— Ваш научно-исследовательский институт как-то готовит смену кадров, ищет молодые таланты?

— Мы ищем способных людей. Работает кружок, есть ординаторы, которые хотят остаться на работе в институте и заниматься наукой. Опыт позволяет видеть перспективных врачей — они «горят» работой, как и мы. К современным медикам предъявляются высокие требования. Например, они должны знать иностранный язык на приличном уровне, поскольку, чтобы быть в курсе всего, нужно читать каждый день, ведь новое и интересное появляется постоянно. Да, интерес к познанию как-то померк. Это грустно.

Мы в этом смысле стараемся позиций не сдавать: у нас непрерывная научная деятельность, конференции, активно работающий ученый совет, деятельное руководство. Мы участвуем во всемирных симпозиумах и конференциях, сами читаем лекции. Такие институты, глубоко проникающие в суть проблемы и двигающие науку, государство должно максимально поддерживать. Медицину невозможно переводить на чисто экономические рельсы, государственная задача — учить и лечить. Какими бы ни были трудными времена.

— А когда людям стоит обращаться к вам?

— После сорока лет — обязательно, всем. Глаукома, которая характеризуется повышением внутриглазного давления, может протекать незаметно и иметь печальный исход, до полной потери зрения. И катаракта иногда требует немедленного вмешательства. Детей надо показывать минимум раз в год, чтобы не пропустить развития близорукости. Обязательно нужно прийти, если начались какие-то странности со зрением, возникают неприятные ощущения в глазах. К слову: многие болезненно относятся к необходимости надевать очки после 40 лет, хотя ухудшение зрения вблизи — физиологическая норма... Приходите. Возможно, один визит к офтальмологу в прямом смысле определит вашу судьбу и сохранит это счастье — возможность видеть мир.

КСТАТИ

Не менее 2,2 миллиарда людей в мире имеют нарушения зрения или слепы, и по меньшей мере один миллиард страдают от глазных болезней, которые можно было предотвратить. Эти данные приведены в опубликованном докладе (ВОЗ), призвавшей государства включить офтальмологическую помощь в базовые услуги здравоохранения.

СПРАВКА

Жизнь и судьба Евгении Львовны Атьковой связана с Первым медицинским институтом им. И. Сеченова и НИИ глазных болезней, в котором она начинала работу еще ординатором. В 1994 году Атькова защитила кандидатскую диссертацию, с 2009 года по настоящее время работает в должности ведущего научного сотрудника, а с 2012 года стала заведующей отделением патологии слезного аппарата института. В 2018 году завершила работу над докторской диссертацией «Системный подход к диагностике и лечению дакриостеноза».

Евгенией Львовной опубликовано около 250 печатных работ, в том числе более 100 работ в научных журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, определенных Высшей аттестационной комиссией. Является автором 22 изобретений, награждена серебряной медалью «ВДНХ СССР», значком «Изобретатель СССР».

В ТЕМУ

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научно-исследовательский институт глазных болезней» (ФГБНУ «НИИГБ»), которое также называют НИИ глазных болезней, — научное и лечебное учреждение в , основанное в 1973 году как «Всесоюзный научно-исследовательский институт глазных болезней».

Главными задачами института являются разработка новых методов диагностики, лечения и профилактики различных офтальмологических заболеваний, трансляция новых технологий в клиническую практику, подготовка научных кадров, обучение и повышение квалификации офтальмологов России и стран ближнего зарубежья. Девиз института: «В авангарде передовых технологий», а кредо — индивидуальный подход к каждому пациенту. ФГБНУ «НИИГБ» постоянно оснащается наиболее современным оборудованием, новыми препаратами и расходными материалами, позволяющими реализовать ставящиеся научные и клинические задачи на уровне мировых стандартов. Стационар ФГБНУ «НИИГБ» рассчитан на 180 больных.

Операционный блок института включает 11 операционных, оснащенных современным хирургическим и анестезиологическим оборудованием, микрохирургическими стереомикроскопами последнего поколения, новейшими системами обеззараживания и кондиционирования воздуха.