Ещё

«Красноармейцы — голодные и нищие колхозники» 

Фото: sotasampo.fi

30 ноября 1940 года началась недолгая, но кровопролитная война между СССР и Финляндией, известная также как Зимняя война. Чем она была вызвана — искренним стремлением советского руководства отодвинуть границу от Ленинграда или намерением Сталина захватить Финляндию, присоединив ее к СССР? Чью сторону в этом конфликте занял Гитлер? Могли ли против Советского Союза выступить Франция и Великобритания и к чему бы это привело? Как Зимняя война повлияла на блокаду Ленинграда во время Великой Отечественной войны? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал петербургский историк, кандидат исторических наук Кирилл Александров.

«Умножить число советских республик»

«Лента.ру»: Как вы полагаете, была ли Зимняя война частью Второй мировой войны или это был отдельный вооруженный конфликт?

Александров: Безусловно, советско-финляндская война 1939-1940 годов — неотъемлемая и очень важная часть Второй мировой войны. Итоги и последствия Зимней войны серьезно повлияли на военно-политические события, произошедшие в Европе после 12 марта 1940 года.

Можно ли считать эту войну результатом пакта Молотова-Риббентропа?

Прямым следствием советско-германского договора о ненападении 1939 года была не только Зимняя, но и Вторая мировая война в целом. Среди ее причин и исторических предпосылок — завоевание России ленинской партией в ходе гражданской войны 1917-1922 годов и создание однопартийного большевистского государства, которое стремилось к мировой экспансии во имя «Земшарной Республики Советов».

Конституция Союза ССР 1924 года декларировала: «Новое союзное государство (…) послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения всех трудящихся в Мировую социалистическую советскую республику». Само название ленинско-сталинского государства — Союз Советских Социалистических Республик — не содержало указаний на какие-либо территориальные или национально-этнические границы. То есть любое суверенное государство в перспективе могло стать советской республикой. Поэтому возникновение СССР на месте традиционной России резко нарушило баланс сил и интересов в международных отношениях, в частности — между победителями и побежденными в Первой мировой войне.

То есть вы считаете главной причиной Второй мировой войны не столько попытку Германии взять реванш, сколько победу большевиков в России после 1917 года?

Разумеется, реваншистские планы нацистов стали одной из важнейших причин Второй мировой войны, но не единственной. В СССР гонка вооружений началась задолго до прихода Гитлера к власти в Германии. Еще в 1931 году цели Коммунистической партии так объяснялись в документах Второго управления штаба Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА): «Наша партия… будет все более активно выполнять свою роль международного двигателя пролетарской революции, толкающего пролетариев всех стран к захвату власти». Однако «пролетарская революция» в Европе при участии Красной армии могла родиться лишь из большой войны, о которой мечтали нацисты, стремившиеся взять реванш за поражение Германии в 1918 году. Доктрина Ленина-Сталина учила использовать противоречия между буржуазными государствами в интересах Коммунистической партии, поэтому начальник Политуправления РККА армейский комиссар I ранга Лев Мехлис, выступая весной 1939 года на XVIII съезде партии, откровенно заявлял: «В случае возникновения войны Красная армия должна перенести военные действия на территорию противника, выполнить свои интернациональные обязанности и умножить число советских республик».

Англо-французская политика уступок и «умиротворения» Гитлера оказалась близорукой и позволила Германии существенно усилиться в 1935-1939 годах. Однако летом 1939 года ресурсов вермахта все равно хватало лишь для ведения ограниченной войны. У Гитлера в тот момент не было ни сил, ни возможностей для войны против огромного Советского Союза и Красной армии, не говоря уже о самоубийственной борьбе рейха против вероятной англо-франко-советской коалиции. И чтобы начать даже ограниченную войну в Европе, Гитлер остро нуждался в благожелательном нейтралитете Сталина, поэтому фюрер был готов удовлетворить любые притязания большевиков.

«Мы идем в Финляндию не как завоеватели»

Поэтому он и предложил Сталину подписать пакт?

Да. Поздним вечером 19 августа граф Вернер фон дер Шуленбург переслал из Москвы в Берлин проект советско-германского договора о ненападении, который вручил германскому послу в СССР председатель Совнаркома (правительства) и нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов. При встрече с графом Шуленбургом, вручая ему проект, Молотов подчеркнул, что настоящий договор вступит в силу только в случае «подписания специального протокола по внешнеполитическим вопросам», являющегося, по требованию советской стороны, «составной частью пакта». Составной — и абсолютно секретной.

Гитлер на это согласился и 22 августа заявил своим генералам: «Наши враги рассчитывали на то, что Россия станет нашим противником после завоевания Польши. Враги не учли моей решимости (…) Четыре дня назад я предпринял специальный шаг, который привел к тому, что Россия вчера объявила о своей готовности подписать пакт. Установлен личный контакт со Сталиным (…) Теперь, когда я провел необходимые дипломатические приготовления, путь солдатам открыт».

Какая судьба в будущем договоре отводилась Финляндии?

В ночь с 23 на 24 августа Молотов и спешно прилетевший в Москву министр иностранных дел Германии Иоахим Риббентроп подписали пакт о ненападении и его составную часть — секретный дополнительный протокол, в соответствии с которым Финляндия входила в «сферу интересов» СССР.

1 сентября Германия напала на Польшу, после чего в Европе началась «Вторая империалистическая война», как ее называли советские пропагандисты. Сталин, как будто оставшийся в стороне от этого конфликта, не просто установил общую государственную границу с Германией, но, по заявлению Молотова на заседании Верховного Совета СССР 1 августа 1940 года, гарантировал нацистскому рейху «спокойную уверенность на Востоке». Тем самым Гитлер получил время и возможности для захвата и накопления необходимых ресурсов, а в конечном счете — для подготовки нападения на Советский Союз. В свою очередь Сталин, в соответствии с секретным протоколом, занимался установлением «советской власти» в государствах, входивших в «сферу интересов» СССР. Поэтому кровопролитная Зимняя война для народов СССР и Финляндии стала прямым следствием пакта Молотова-Риббентропа.

На ваш взгляд, какую цель преследовал Сталин — реально обезопасить Ленинград или аннексировать Финляндию?

Между Советским Союзом и Финляндией действовал договор о ненападении 1932 года, продленный в 1934 году до конца 1945 года. Однако еще при Ленине VII съезд партии большевиков принял секретное постановление: «Центральному Комитету дается полномочие во всякий момент разорвать все мирные договоры с империалистическими и буржуазными государствами, а равно объявить им войну». Для коммунистов «кулацкая» Финляндия, раздавившая свою социалистическую революцию весной 1918 года, всегда была враждебным и буржуазным государством. «Ленинизм учит, что страна социализма, используя благоприятно сложившуюся международную обстановку, должна и обязана взять на себя инициативу наступательных военных действий против капиталистического окружения с целью расширения фронта социализма», — гласила сталинская доктрина. И судьбу Финляндии решил пакт Молотова-Риббентропа.

На осенних переговорах 1939 года финны отказались предоставить СССР военную базу на полуострове Ханко, в тылу Хельсинки, посчитав это нарушением своего нейтралитета в начавшейся войне. При этом они согласились передать значительную часть требуемых островов в Финском заливе и сместить на 15 километров линию границы в глубь Карельского перешейка. Однако советской стороне был нужен не компромисс, а повод для вторжения в Финляндию. В краткосрочной перспективе финнам грозили НКВД, ГУЛАГ, колхозы и прочие прелести сталинского большевизма с массовым раскулачиванием, расстрелами и депортациями, ликвидацией культурной и церковной жизни. 11 ноября, накануне войны, началось формирование 106-й стрелковой дивизии комдива Акселя Антилла из советских ингерманландцев, карелов и финнов, а через две недели на базе «финской» дивизии закончилось комплектование специального национального корпуса.

То есть все-таки речь шла о насильственном присоединении Финляндии к СССР?

Когда война началась, этого уже и не скрывали. Командовавший войсками Ленинградского военного округа (ЛенВО) командарм 2-го ранга Кирилл Мерецков и член Военного совета округа, 1-й секретарь Ленинградского обкома партии Андрей Жданов заявляли в своем приказе в день нападения на Финляндию: «Мы идем в Финляндию не как завоеватели, а как друзья и освободители финского народа от гнета помещиков и капиталистов». В перспективе Финляндия должна была стать марионеточной Финляндской демократической республикой (ФДР), управляемой ответственными работниками Коминтерна во главе с верным сталинцем Отто Куусиненом. О существовании его «правительства» мир узнал на вторые-третьи сутки после вторжения Советского Союза в Финляндию. Советский национальный корпус превратился в 1-й корпус «Финской народной армии», подчиненный «правительству» Куусинена. Может быть, Сталин сохранил бы «красной Финляндии» фиктивную независимость, но, скорее всего, ее поглотила бы Карело-Финская ССР.

Блицкриг к юбилею Сталина

А готов ли был СССР незадолго на войны всерьез пойти на размен территориями и почти половину Карелии отдать Финляндии в случае ее согласия?

Понимаете, большевики могли обещать финнам любые карельские болота. Какое значение имели сталинские посулы, если перед Красной армией ставилась задача «освободить» соседнюю страну «от гнета помещиков и капиталистов»? Поэтому вопрос о «безопасности Ленинграда», а если точнее, о линии государственной границы на Карельском перешейке, использовался Сталиным лишь в пропагандистских целях — для советского населения. Еще это было удобным инструментом давления на политическое руководство Финляндии, располагавшей маленькой армией, слабой авиацией и практически не имевшей танков.

Можно ли сравнивать Майнильский инцидент, ставший поводом к началу советско-финляндской войны, с Гляйвицким инцидентом, с которого несколькими месяцами ранее началась Вторая мировая война?

Не исключено. 26 ноября Молотов обвинил финнов в обстреле красноармейцев у пограничной деревни Майнило (фин. Майнила) на Карельском перешейке. Но финские дипломаты опровергли обвинения, предложив расследовать инцидент в соответствии с действовавшими двухсторонними соглашениями об урегулировании пограничных конфликтов. Финны заявили и о готовности к переговорам об обоюдном отводе войск от линии границы. В ответ Молотов обвинил финское правительство Вяйнё Таннера в издевательстве над «жертвами обстрела» и заявил, что Советский Союз отныне не считает себя связанным советско-финляндским пактом о ненападении. 29 ноября Москва разорвала дипломатические отношения с Хельсинки. Финны, желая избежать разорительной войны, поспешили заявить о готовности отвести войска от границы в одностороннем порядке и выполнить другие требования СССР, но это не помогло: уже на следующий день началось советское вторжение в Финляндию.

К сожалению, подробности инцидента в Майнило до сих пор неизвестны. Одни историки полагают, что речь шла о советской провокации, другие склонны считать его газетной мистификацией. В 1990 году в магнитофонном интервью мне о том же рассказывал ленинградец Николай Ефимович Пухов, живший с родителями осенью 1939 года возле Майнило. По его словам, никто из них не слышал ни о каких обстрелах, а вот войска к линии границы беспрерывно подтягивались на протяжении предыдущих месяцев.

Вы упомянули о марионеточной «Финляндской Демократической Республике». Это правда, что Сталин собирался отдать ей всю советскую Карелию почти до Белого моря?

Во всяком случае, значительную часть, судя по картам. Но все эти щедрые «предложения» товарища Сталина выглядели лукаво, так как «ФДР» имела все шансы быстро превратиться в Карело-Финскую ССР. Не стоит забывать, что осенью 1939 года Сталин любезно согласился с передачей польского Вильно (Вильнюса) независимой Литовской республике, а через девять месяцев она стала частью Советского Союза.

Какие задачи ставились перед советскими войсками?

21 ноября Военный совет Ленинградского военного округа директивой № 4713 поставил конкретные боевые задачи 7-й, 8-й, 9-й и 14-й армиям, развернутым на советско-финляндской границе. Планировалось не отбросить финские войска на Карельском перешейке, чтобы отодвинуть пограничную линию от Ленинграда к Выборгу, а полностью разгромить вооруженные силы Финляндии и оккупировать всю страну. Например, войска 9-й армии комдива Михаила Духанова должны были в кратчайший срок овладеть Оулу (Улеаборгом) — стратегически важным финским портом в Ботническом заливе. Следствием этого явилось бы расчленение Финляндии и срыв шведских военно-технических поставок. Переход в наступление намечался на час «X».

Каким было соотношение сил и средств между сторонами конфликта?

Если по пехоте (350 тысяч у войск ЛенВО против 337 тысяч) на 30 ноября 1939 года соотношение сил на театре военных действий выглядело для финнов еще приемлемым, то по другим силам — просто отчаянным. Против почти двух тысяч танков противника финны могли выставить лишь 15, против 2400 стволов артиллерии — 530, против 1700 самолетов — 114. Однако сила РККА не смогла сломить качество финской армии.

Говорят, что Хельсинки должны были взять к 21 декабря 1939 года, к юбилею Сталина.

Учитывая, что на всю операцию отводилось около 20 суток, а нападение началось 30 ноября, то да — можно предположить, что захват Финляндии предполагалось в целом завершить к 21 декабря, к 60-летию со дня рождения товарища Сталина.

«Войско колхозной деспотии»

Почему это не удалось? Почему первое наступление Красной армии на Финляндию захлебнулось?

Красноармейцы — вчерашние голодные и нищие колхозники — плохо ходили на лыжах и неумело воевали. Командиры действовали шаблонно и безынициативно. Лобовые атаки финских укреплений на Карельском перешейке вели к бессмысленным потерям. Слабой была подготовка летчиков, связистов, танкистов. Неудовлетворительно выглядело взаимодействие родов войск огромной, но неповоротливой Красной армии.

В карельских снегах советские дивизии напоминали инертное войско колхозной деспотии, способное добиваться успеха лишь за счет высоких потерь и подавляющего численного превосходства над врагом. Кровавые атаки на «линию Маннергейма» 6 декабря, а затем 17-20 декабря обескровили 7-ю армию командарма 2-го ранга Всеволода Яковлева. На фронте севернее Ладоги финские лыжные батальоны сумели нанести поражение десяти советским дивизиям, полностью разгромив четыре из них. Стало понятно, что для того, чтобы сломить сопротивление упорных финнов, необходимы еще большие силы и средства.

Какую позицию во время войны СССР с Финляндией занимал Гитлер?

2 декабря статс-секретарь германского МИДа Эрнст фон Вейцзеккер разослал дипломатическим представителям рейха циркуляр, в котором сообщил: «В ваших беседах, касающихся финско-русского конфликта, пожалуйста, избегайте антирусского тона… Неизбежное развитие событий в сторону пересмотра договоров, заключенных после мировой войны. Естественная потребность России в укреплении безопасности Ленинграда и входа в Финский залив. Внешняя политика Финляндии в последние годы основывалась на идее нейтралитета. Она ориентировалась на скандинавские страны… Широкие слои населения Финляндии придерживаются экономической и идеологической ориентации в сторону демократической Англии».

Через четыре дня фон Вейцзеккер дополнил циркуляр для фон Шуленбурга по поводу позиции германского посланника в СССР в связи с Зимней войной: «В ваших беседах должна высказываться симпатия относительно точки зрения русских. Пожалуйста, воздерживайтесь от выражения какой-либо симпатии в отношении позиции финнов». Очевидно, что фон Вейцзеккер излагал позицию Гитлера и Риббентропа.

Насколько известно, через Германию из Италии финнам поставлялось оружие, и когда в Москве об этом узнали, был большой скандал.

Действительно, Гитлер возражал против поставок финнам итальянских самолетов и военных материалов, занимая, по его собственным словам, позицию благожелательного нейтралитета по отношению к СССР.

Как вы полагаете, почему Сталин не стал добивать Финляндию в марте 1940 года, пойдя на заключение мирного договора? Он побоялся вступления в войну Англии и Франции, намеревавшихся бомбить нефтепромыслы в Баку?

Да, перспектива вступления в Зимнюю войну Великобритании и Франции на стороне финнов ломала все планы и расчеты Сталина, считавшего своим главным потенциальным врагом Германию. Он хотел, чтобы буржуазные государства обескровили друг друга в кровопролитной войне, а при этом Советский Союз до определенного момента оставался бы в стороне.

Это была единственная причина?

Нет. Другая причина — война с маленькой Финляндией оказалась разорительной и для Красной армии, особенно с точки зрения расходов горюче-смазочных веществ. Прибавьте сюда около 150 тысяч убитых, умерших от ран, пропавших без вести бойцов и командиров, более 300 тысяч раненых; 640 потерянных самолетов, более 3,8 тысячи единиц потерянной бронетехники, причем 650 танков были уничтожены безвозвратно. Трудно сказать, в какие потери обошлась бы Красной армии оккупация всей Финляндии и какой стала бы конечная цена по установлению в Финляндии большевистской власти весной 1940 года. А ведь война в Европе продолжалась, и Сталин рассчитывал сыграть в ней свою роль. Поэтому он согласился на заключение мира с Финляндией, удовлетворившись аннексией части финской территории.

«Война-продолжение»

И в итоге Сталину пришлось умерить свои амбиции?

До поры до времени. Уже в конце ноября 1940 года командование ЛенВО получило специальную директиву по подготовке новой операции против Финляндии («С. З. -20»), которую предстояло разработать к 15 февраля 1941 года. Главную задачу нарком обороны маршал Семен Тимошенко ставил так: «Разгром вооруженных сил Финляндии, овладение ее территорией… и выход к Ботническому заливу на 45-й день операции». Поэтому в марте 1940 года финны получили лишь отсрочку.

Усвоила ли Красная армия к июню 1941 года уроки Зимней войны с Финляндией? У нас из них правильные выводы сделали?

Полагаю, что для Красной армии Зимняя война сыграла такую же роль, как война с Японией для Русской императорской армии накануне Первой мировой войны. И опыт был получен, и некоторые уроки извлечены. Но могли ли они помочь исправить системные пороки военной машины сталинской деспотии? Сильно в этом сомневаюсь. Дело ведь было не в армии, а в системе однопартийного государства Ленина-Сталина.

Говорят, что именно по итогам Зимней войны Гитлер окончательно решился напасть на СССР.

Мне представляется, что Гитлер руководствовался более глобальными расчетами, а не оценками силы и потенциала Красной армии, о которых 22 июня 1941 года он имел смутное представление. Переговоры с Молотовым, состоявшиеся в Берлине 13 ноября 1940 года, окончательно показали Гитлеру, что внешнеполитические амбиции Сталина невозможно примирить с его собственными. Кстати, финский вопрос как раз стал камнем преткновения, так как Молотов настойчиво пытался выяснить, почему берлинские «коллеги» возражают против его решения в пользу СССР, раз в протоколе к пакту о ненападении все было оговорено.

Полагаю, что Гитлер к концу 1940 года стал допускать возможность внезапного советского нападения на Германию в том случае, если бы рейх перенес тяжесть войны против Великобритании на другие театры военных действий. С Великобританией оказалось справиться непросто, особенно в связи с ее расчетами на поддержку США. Скоротечной войной против СССР Гитлер хотел обеспечить свой тыл на Востоке.

К каким последствиям для нашей страны привела эта «незнаменитая война», по известному выражению поэта Александра Твардовского?

К сожалению, кровавая Зимняя война, тяжелый для финнов Московский мир 1940 года и последующая политика Сталина в отношении этой страны буквально толкали Финляндию в объятия Гитлера. В конце концов это закончилось участием финских войск в осаде Ленинграда и «войной-продолжением» Финляндии против СССР в 1941-1944 годах.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео