Ещё

Академия наук воссоединяется с Крымом 

Фото: Коммерсант
У научных учреждений полуострова стало больше денег, но меньше возможностей
Президиум Российской академии наук совместно с ФАНО обсудил процесс перехода крымских научных организаций под российскую юрисдикцию. Чиновники и академики заверили друг друга, что в России крымским ученым жить стало лучше, чем при украинской власти: институтам вернули имущество, подняли зарплаты и пообещали обеспечить госзаказами. Остаются нерешенными «геополитические проблемы» — крымские научные корабли боятся покидать российские воды, а для ученых усложнилось участие в международных исследовательских проектах. Украинская сторона заявила «Ъ», что планирует добиваться научной изоляции полуострова и в то же время намерена подать из-за нее судебный иск к России.
С докладом о состоянии науки на полуострове выступил директор Института космических исследований РАН Лев Зеленый. Он сразу подчеркнул, что его институт постоянно находился в контакте с крымскими коллегами, еще когда полуостров был украинским. «Три года назад в соседнем государстве произошли драматические события, в результате которых в марте 2014 года на референдуме было принято решение о присоединении Крыма к России, — напомнил господин Зеленый. — Тогда же Академии наук была поставлена четкая задача — обеспечить интеграцию крымских научных организаций в российское научное пространство». Он не удержался от замечания, что эта работа — один из не очень многих примеров, когда тандем РАН и ФАНО отработал успешно.
Начальник управления координации и обеспечения деятельности организаций ФАНО Михаил Романовский подтвердил, что десант агентства прибыл в Крым уже через несколько дней после референдума. «Нельзя сказать, что мы пришли на голое поле, — сказал он. — Но, я думаю, Украина вкладывала раз в пять меньше средств, чем Россия, в свою науку. Это было видно невооруженным взглядом». «И в центральной Украине ученые бедствовали, но Крыму досталось особенно сильно», — добавил Лев Зеленый.
По итогам борьбы с региональными властями, Минкультом и Минобрнауки, также претендовавшими на крымское научное наследство, к РАН отошли десять организаций «с фактически используемым имуществом». Океанологией и морской биологией занимаются четыре из них: Институт природно-технических систем, Институт морских биологических исследований имени Ковалевского, Черноморский гидрофизический полигон и Морской гидрофизический институт. «В Гидрофизе работает 400 человек, он известен во всем мире, — рассказал Лев Зеленый. — Институт уже получил гранты РНФ и РФФИ, в общем, он на плаву». Институт имени Ковалевского, по его словам, только за последний год осуществил десять экспедиций по бассейнам, которые представляют экономические интересы России, — «например, у берегов Абхазии». Кроме того, институт плотно занимается проблемой культивирования устриц. «В поэзии Игоря Северянина черноморские устрицы были одним из наиболее воспеваемых предметов», — подчеркнул академик.
Вопросами сельского хозяйства занимаются Никитский ботанический сад, Карадагская научная станция имени Вяземского, НИИ сельского хозяйства Крыма и ВНИИВиВ «Магарач». «Последние 20 лет были для них очень тяжелыми — множество земель было изъято и отведено под строительство, отечественные сорта вытеснены импортными», — рассказал Лев Зеленый. Он похвастался, что институт «Магарач» уже получил 17 га, в свое время изъятые украинскими властями, на которых планирует высадить наиболее ценные сорта винограда для элитных вин. «Эта новость никого не оставит равнодушным», — воскликнул докладчик; академики согласно закивали.
За Крымскую астрофизическую обсерваторию ФАНО пришлось побороться с Минобрнауки. «Когда-то ее отобрали у Академии наук Украины и передали Киевскому университету, — напомнил Лев Зеленый. — В 2014 году ее планировали оставить в ведении Министерства образования. Но в итоге на уровне вице-премьеров удалось вернуть обсерваторию в лоно Академии наук».
Институт археологии Крыма и его 40 сотрудников сейчас загружены сильнее, чем другие научные организации: «Крым сейчас одна большая стройка, а ведь тут под каждым кустом могут быть археологические древности. Все строительство сопровождается их экспертизами».
Кроме десяти полностью академических организаций РАН осуществляет научно-методическое руководство медицинскими институтами, которые находятся в ведении Министерства здравоохранения. Это НИИ детской курортологии, физиотерапии и медицинской реабилитации и Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации имени Сеченова.
Участники заседания признали работу по переподчинению крымской науки успешно выполненной. Сейчас, по словам господина Романовского, крымские и севастопольские научные организации в среднем финансируются даже больше, чем в остальной России. «Деньги не жирные, — признал представитель ФАНО. — Но лучше так, чем по-другому». О проблемах рассказал директор Института морских биологических исследований имени Ковалевского Сергей Гулин: из его доклада стало понятно, почему крымские научные суда вынуждены исследовать берега частично признанной Абхазии. «С возвращением нашего института в Россию вернулось и судно „Профессор Водяницкий“, — напомнил он. — Раньше оно было в юрисдикции Украины, поэтому сейчас для нас выход в Средиземное море закрыт. А ведь Средиземноморье вновь становится зоной активных интересов Российской Федерации, и океанологическую работу здесь надо расширять. Да и Черное и Азовское моря невозможно изучать без связи со Средиземным». По словам господина Гулина, из-за «геополитической обстановки» крымские научные корабли вынуждены работать только в стомильной зоне российских вод. Кроме того, существуют и другие санкционные ограничения: стало сложнее покупать научные приборы, возникают проблемы при переводе средств по международным исследованиям. Другие участники заседания в кулуарах жаловались на невозможность указывать крымские институты при публикации научных статей в международных журналах.
Собеседник «Ъ», близкий к Кабинету министров Украины, заявил, что правительство страны считает крымские НИИ «незаконно отторгнутой госсобственностью Украины». «Естественно, что суда, относящиеся к ним, будут арестованы, как только они покинут крымские берега, потому что это незаконно захваченная украинская собственность, — сказал он. — То же касается и другого имущества институтов». Он напомнил, что сотрудничество украинских НИИ с крымскими ранее было запрещено решением украинских властей. «А из-за санкций эти НИИ не могут сотрудничать с аналогичными западными структурами, — сказал представитель украинской стороны. — Фактически эти НИИ оказались в изоляции, и мы сейчас намерены подсчитать убытки, которые из-за этого понесла Украина. Мы надеемся предъявить эти иски к России в суде».
Александр Черных; Янина Соколовская, Киев
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео