Войти в почту

Верховный суд объяснил, как оспаривать подозрительные сделки банкротов

в ходе рассмотрения конкретного дела объяснил, что при оспаривании подозрительных сделок банкрота необходимо обязательно доказать, что кредиторам нанесен вред. Причем, доказывать этот факт должны именно кредиторы. Юристы подчеркивают: в последнее время резко выросло количество дел об оспаривании сделок. Потому прозвучавшие разъяснения Верховного суда принципиально важны.

Верховный суд объяснил, как оспаривать подозрительные сделки банкротов
© Российская Газета

"Одним из обязательных признаков недействительности подозрительной сделки является причинение вреда кредиторам должника, - сказано в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда России. - Факт причинения вреда должен доказываться лицом, оспаривавшим сделку. Его процессуальный оппонент несет бремя опровержения этих обстоятельств".

Член Ассоциации юристов России объяснил, что суть конкретного определения Верховного суда России сводится к двум аспектам. "Первое: высшая судебная инстанция напомнила о распределении бремени доказывания в подобных спорах, - сказал он. - Также в определении сказано о том, что недопустимо оспаривание сделок одновременно и по основаниям Закона о банкротстве, и по основаниям ГК РФ. Возникают такие споры в делах о банкротстве повсеместно, подобных дел очень много, и порочная судебная практика о двойной квалификации сделок является также явлением частым". Поэтому Верховному суду приходится поправлять нижестоящие инстанции.

В свою очередь, адвокат, партнер "BMS Law Firm" подчеркивает, что "последние несколько лет, как минимум послепандемийный период, дела о банкротстве проходят под эгидой тотального оспаривания сделок финансово несостоятельного должника". ПО его словам, в подавляющем большинстве случаев, суды встают на сторону кредиторов и признают сделки недействительными. "Верховный Суд ничтожно мало вмешивается в подобные споры, процент дел, которые вызывают интерес у высшей судебной инстанции, не превышает двух", - говорит он.

По словам адвоката, основной смысл в оспаривании сделок банкрота - вернуть выведенное в предбанкротный период имущество и денежные средства и раздать их финансово пострадавшим кредиторам. "При этом, предбанкротный период, в зависимости от оснований оспаривания, может углубляться до трех лет, предшествующих банкротству, - рассказывает Денис Фролов. - Спектр оснований, при которых суды признают сделки недействительными, достаточно широк и содержит как специальные, предусмотренные только законодательством о банкротстве основания, так и общегражданские. Как правило, для признания сделки недействительной, необходимо установить, что сделка причинила вред кредиторам, контрагент по сделке знал о финансовых проблемах должника, но всё равно пошел на эту сделку. Одного лишь предположения об этих обстоятельствах недостаточно, на что справедливо обратил внимание Верховный Суд".

Он подчеркивает, что "коллегия по экономическим спорам ВС РФ последовательно придерживается позиции, согласно которой любой судебный акт должен быть мотивирован и обоснован, основан на не вызывающих сомнения и двойные толкования обстоятельствах и доказательствах. В спорах между коммерсантами нет экономически более слабой или юридически не осведомленной стороны. Заинтересованное в оспаривании сделки лицо должно убедительно доказать необходимые для признания сделки недействительной основания. Без предположений и допущений".

Юрист PLV GROUP Полина Педан добавляет, что в Верховный суд РФ суд возложил обязанность доказывания в сделке наличия признаков оспоримости на инициатора процесса. "Верховный суд указал, факт того, что лицо не участвовало в сделке, не лишает его возможности аргументировать свою позицию косвенными доказательствами, - говорит она. - Нередко при оспаривании сделок суды применяют формальные основания для признания их недействительными и возлагают бремя доказывания на должника, несмотря на установленную законом презумпцию того, что каждое лицо должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается. Позиция Верховного суда позволит при разрешении иных дел уравновесить баланс интересов между кредиторами, должниками и арбитражными управляющими".

Также она обратила внимание на второй аспект дела: вопрос двойной квалификации. "Данный вопрос является дискуссионным в судебной практике и вызывает много противоречий", - подчеркнула Полина Педан. Она пояснила, что речь идет об оспаривании сделки по специальным основаниям и общегражданским, то есть по Гражданскому кодексу, срок оспаривания которых значительно выше, чем в Законе о Банкротстве. Признание двойной квалификации позволяет при пропуске специального срока на оспаривание сделки обращаться в суд с заявлениям о признании сделки недействительной по статьям 10 и 168 Гражданского кодекса. Именно вопрос допустимы ли такие подходы, является чрезвычайно острым для юристов. "Считаю, что использование такого механизма является злоупотреблением права и ущемляет права должника и контролирующих его лиц, так как приводит к безосновательному применению разных сроков при оспаривании сделки. Верховный суд указал, что произвольная или двойная квалификация одного и того же правонарушения как по специальным, так и по общим нормам противоречит принципам правовой определенности и предсказуемости. Надеюсь, что данное определение приведет в будущем к формированию единой и системной практике по вопросу квалификации сделок при их оспаривании", сказала Полина Педан.