Войти в почту

Верховный суд разъяснит правила залога и поручительства при банкротстве

готовит большие разъяснения, связанные с процедурой банкротства. Об этом сообщил председатель Верховного суда России . В частности, пленум ВС России планирует разъяснить правила залога.

Верховный суд разъяснит правила залога и поручительства при банкротстве
© Российская Газета

В прошлом году количество таких дел выросло: арбитражными судами было рассмотрено 242 тысяч дел о банкротстве - на 28 процентов больше, чем в 2021 году, а также 1 миллион 900 тысяч обособленных споров в делах о банкротстве. Между тем, в практике накопилось немало вопросов.

"Верховный Суд РФ продолжит изучать практику применения судами законодательства об обеспечении исполнения обязательств, и в этом году пленум Верховного Суда рассмотрит проекты постановлений о применении правил о залоге вещей и о некоторых вопросах, связанных с применением положений о поручительстве при рассмотрении дел о банкротстве, - сказал Вячеслав Лебедев. - Кроме того, в этом году Президиум Верховного Суда РФ утвердит Обзор судебной практики по отдельным вопросам, связанным с осуществлением арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве".

В частности, как поясняют эксперты, достаточно проблематичным для практики представляется вопрос о залоге товаров в обороте. "Как правило, под залог попадает движимое имущество, не обладающее индивидуально-определенными признаками, но обладающее общими характеристиками, - рассказывает вице-президент Гильдии российских адвокатов . - В процедуре банкротства же, как правило, движимое имущество практически или не выявляется, или выявляется, но в разы в меньшем объеме, чем предполагалось сторонами на момент выдачи залога, особенно если такое имущество выступало предметом товарооборота. Возникает ситуация, при которой кредитор получает залоговый статус в деле о банкротстве, но реальной возможности удовлетворения собственных прав за счет предмета залога у кредитора нет".

В целом, по его словам, в доктрине имеются крайне обоснованная точка зрения о необходимости выделения банкротного права как самостоятельной отрасли права ввиду его многочисленных материально-правовых и процессуально-правовых особенностей. "Закон о банкротстве несовершенен, - говорит он. - Основополагающие его принципы (направленность процедур на достижение тех или иных целей, пропорциональность удовлетворения требований кредиторов) в настоящее время соответствуют действительности, однако достаточно большая часть требует более детальной проработки".

Например, не определен статус арбитражного управляющего. Также необходимо конкретизировать процедуру публичных торгов, так как, продолжает Никита Филиппов, в судебной практике встречаются различные толкования положений Закона о банкротстве о сроках проведения торгов посредством публичного предложения. Также, по его словам, необходимо законодательно разграничить полномочия антимонопольного органа и суда при рассмотрении заявлений о признании торгов недействительными.

"Огромный пласт неразрешенных вопросов существует в делах о банкротстве граждан, - говорит вице-президент Гильдии российских адвокатов. - Например, когда и при каких обстоятельствах необходимо рассматривать вопрос о применении исполнительского иммунитета в отношении единственного пригодного для проживания жилья, а когда в этом вопросе следует отказать должнику. На данном этапе правоприменительная практика строится лишь на постановлении , определяющего совокупность обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности должника-гражданина".

Кроме того, по его словам, имеется существенное разночтение между правилом о совместно нажитом имуществе, куда входят в том числе и долги обоих супругов при условии, что деньги были направлены на нужды семьи. Однако процедуры банкротства в отношении обоих супругов не предусмотрено, несмотря на единство конкурсной массы и долговых обязательств.

В свою очередь, старший юрист Бюро адвокатов "Де-юре" считает, что необходимо более детально разъяснить право арбитражного управляющего на получение сведений о супруге должника и несовершеннолетних членах семьи должника-гражданина. "Сейчас такая информация доступна только на основании определения суда об истребовании сведений у того или иного органа государственной власти или кредитной организации, несмотря на то, что сам по себе статус процедуры банкротства в отношении гражданина уже дает основания сомневаться в добросовестности супруга должника", - говорит она.

Что же касается поручительства, то, как напоминает Дарья Иванова, в конце 2020 года пленум Верховного суда уже делал разъяснение по этому поводу. "Неразрешенных вопросов стало меньше, - говорит старший юрист. - Анализ судебной практики за последние два года показывает, что имеются вопросы, связанные с исчислением сроков действия поручительства, а также их соотношение со сроками исковой давности для предъявления соответствующего требования кредитором". Поэтому вопросы, на которые юристы хотели бы получить дополнительные разъяснения от Верховного суда, конечно остаются.