В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Литва мстит России за «Бессмертный полк» и память о Великой Отечественной

Литовский общественник Алексей Грейчус получил четыре года тюрьмы за «шпионаж в пользу России». Даже сторона обвинения признала, что никаких секретных сведений Грейчус россиянам не передавал. На самом же деле человек отправлен за решетку только за то, что сотрудничал с Россией в рамках культурных проектов, в том числе по акции «Бессмертный полк». Как такое произошло?

Литва мстит России за «Бессмертный полк» и память о Великой Отечественной
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Видео дня

Алексей Грейчус – издатель, левый активист, координатор акции «Бессмертный полк» в . Его арестовали в начале марта 2020 года – одновременно с другим жителем Миндаугасом Туникайтисом. Это житель городка Пагегяй (недалеко от границы с ), в 2015 году баллотировавшийся в местный горсовет от партии «Список Литвы». Между собой Грейчус и Туникайтис не знакомы, но, по версии следствия, «поддерживали связь с одним и тем же агентом , действовавшим в ».

«Информация не являлась государственной тайной»

Как уверяют в , за собранные и переданные ими россиянам сведения Грейчус и Туникайтис якобы получали вознаграждение. «Туникайтис жил на границе с Калининградской областью РФ, регулярно ездил туда. Почти шесть лет он делал фотографии и видео интересующих ФСБ объектов», – уверяют в литовской прокуратуре.

Грейчус же, согласно материалам дела, «почти четыре года организовывал мероприятия, которые полностью или частично финансировал представитель российской спецслужбы». Еще он якобы снимал на видеокамеру лиц, участвовавших в этих мероприятиях, а потом передавал эти записи представителю ФСБ – в качестве своих отчетов. Суд, впрочем, отметил, что «переданная российской стороне информация не являлась государственной тайной». Но, тем не менее, судьи задним числом приравняли эти сведения к «секретным». В итоге Грейчус получил четыре, а Туникайтис – полтора года тюрьмы.

Что же стоит за делом Грейчуса? «Алексей – глава молодежной организации «Ювенюс». Он является очень активным общественным деятелем Клайпеды и Литвы. Его деятельность связана с сохранением памяти павших в Великой Отечественной войне, памяти советских пограничников, погибших в первые дни войны. Он является организатором и участником памятных мероприятий: дня снятия блокады и освобождения узников , дня освобождения города Клайпеды 28 января, «Бессмертного полка» в Клайпеде, дня начала войны 22 июня, окончания Второй мировой войны 2 сентября и многих других», – так характеризует Грейчуса оппозиционный политик , ранее сам подвергшийся репрессиям за публичные заявления о зверствах литовских «лесных братьев».

Латвийская журналистка Алла Березовская (в этом году оказавшаяся на скамье подсудимых за сотрудничество с российскими СМИ), хорошо знакомая с Алексеем, рассказывает, что он – внук учителей Йонаса и Марийоны Грейчусов, чьи имена увековечены на Аллее праведников народов мира в : за спасение евреев во время Холокоста в Литве. «Отец Алексея – известный литовский журналист, писатель Римантас Грейчус, в детстве переживший и налет гестапо на их дом, и депортацию после войны вместе с родителями и сестрами в далекую Сибирь. Теперь вот на старости лет Римантасу приходится сражаться уже с литовскими властями за собственного сына», – отмечает Березовская.

В начале июня 2020 года Алексея Грейчуса выпустили из тюрьмы – с электронным браслетом и под подписку о невыезде. А в январе 2021 года следователи передали в окружной суд Клайпеды уголовное дело по обвинению двух граждан республики в шпионаже в пользу России. «Знакомство, начавшееся как якобы случайный контакт на пограничном переходе, и незначительные просьбы человека, представившегося Петром, например купить настенный календарь или бутылку вина в Литве, в конечном итоге превратились в деятельность против государства», – уверяет прокуратура. По версии следствия, обвиняемые по заданию куратора фотографировали «определенные объекты», собирали данные о названных «Петром» жителях Литвы, участвовали в «некоторых мероприятиях», выкладывали в публичный доступ «определенную информацию» и выполняли другие задачи.

В связи с делом Грейчуса/Туникайтиса директор Департамента государственной безопасности Литвы Дарюс Яунишкис зловеще заявил, дескать, для России представляют интерес отнюдь не только те граждане республики, которые имеют доступ к чему-то секретному. «Хочу подчеркнуть, что сбор и передача любой общедоступной информации иностранным разведывательным организациям является преступлением. Совершенно не важно, что именно на фотографии, которую вы передали: участок центральной улицы или горшок с цветком», – подчеркнул Яунишкис.

Но насколько обоснованны сами обвинения? Алла Березовская рассказывает, что в 2016 году с Грейчусом по электронной почте связался представитель военно-патриотической общественной организации «Фонд Победы» из Калининграда Петр Тарашкявичус: предложил организовать совместные мероприятия по увековечиванию памяти павших бойцов.

«Фонд официально зарегистрирован в России, в интернете можно было легко найти эту информацию. Алексей к этому времени как раз налаживал связи с представителями общественных организаций в разных странах мира, поэтому был рад предложению и поддержке из Калининграда. При финансовом участии «Фонда Победы» они смогли на достойном уровне провести в разных городах Литвы несколько концертов, посвященных Дню Победы и другим датам. Фотографии и публикации с этих мероприятий Алексей также размещал на порталах и в соцсетях, отправлял своим соорганизаторам, в том числе и в Калининград. Несколько раз они встречались с Петром на разных общественных мероприятиях в Калининграде», – пишет журналистка.

Решил не поддаваться на запугивания

Как рассказал Грейчус Березовской, никаких претензий к его активной гражданской деятельности со стороны литовских спецслужб все эти годы не имелось. Но осенью 2019 года, когда русская община Литвы готовилась отмечать 75-летие Победы над нацизмом, к Алексею наведались сотрудники Департамента госбезопасности. Грейчуса в течение нескольких часов убеждали, что его знакомый Петр является сотрудником ФСБ, и фамилия его якобы не Тарашкявичус, а Чагин. Мол, никакого «Фонда Победы» не существует, а на самом деле под этой «вывеской» проводится разведдеятельность на территории Литвы.

Услышав данные обвинения в адрес своего калининградского знакомого, Алексей им не поверил.

«Во-первых, он сам видел паспорт Тарашкявичуса, о Чагине никогда не слышал, да и никаких государственных секретов у него никто не выпытывал. Три года он общался с Петром и знал его только с положительной стороны, россиянин помогал ему в проведении общественных мероприятий, приглашал на свои. Алексей посчитал непорядочным, не разобравшись, навешивать ярлыки на своего товарища. А уж об увлечении местной политической охранки «шпионскими играми» он был наслышан. Еще с тех пор, когда к ним на конференцию по военно-историческим вопросам не пустили антифашистов и краевз Латвии, запретив им въезд в Литву на пять лет, не объяснив причин запрета», – делится Алла Березовская.

По окончании беседы со спецслужбистами Грейчус решил для себя, что не будет поддаваться на их запугивания. За что в начале марта 2020-го и поплатился – стал фигурантом уголовного дела и угодил на несколько меизолятор в Шяуляе. Первые две недели там Алексей провел на карантине в «одиночке», размером полтора шага в ширину и шесть в длину.

Березовская так описывает условия пребывания Грейчуса в узилище: «Первое, что бросилось в глаза – ядовитая голубая пыль непонятного происхождения, которой полностью была усеяна вся его камера... Пыль забивалась в нос и горло, вызывая тошноту и кашель. Узник попросил ведро и тряпку и первым делом тщательно отмыл камеру. Дышать стало легче. А вот от весеннего холода спасения не было, так как треснувшую форточку никак не удавалось закрыть полностью. От холода укрыться практически нечем, бумажное одеяло разрешалось доставать только ночью. А передачи из дома ему были запрещены. В 6 утра – подъем, в 22 часа – отбой. Днем короткая прогулка в закрытом дворике – и назад, в темницу...»

«Это же совсем другое!»

Через две недели подследственного повели в общую четырехместную камеру. Самым отвратительным, по словам Алексея, была тюремная еда, говорит, такое ощущение, что ее готовили из отходов для свиней. Какие там евростандарты! Супы вообще в рот нельзя было взять, как будто половую тряпку сначала отваривали в воде, а потом бросали в кастрюлю плохо очищенные овощи... За все три месяца заключения его пару раз возили на короткие допросы из Шяуляя в Клайпеду», – повествует Алла Березовская. Когда Алексей выходил на свободу, у него теплилась надежда, что суд все-таки разберется в его ситуации и вторично его в узилище не отправит. Надежда оказалась тщетной...

В июне 2020-го Грейчуса выпустили под домашний арест. «Где это видано, чтобы по обвинению в государственной измене и чуть ли не в терроризме преступника помещали под домашний арест? Когда ты кричишь про шпионаж, государственную измену и подрыв основ конституционного строя, а суд выпускает обвиняемого под залог, это стыдно», – отмечает калининградский по Носович.

Сам Алексей уверен, что правящие просто решили устрашить гражданских активистов, имеющих влияние на общественное мнение, не совпадающее с официальной идеологией. Особенно раздражает власти «Бессмертный полк» – и Грейчуса, как одного из активных организаторов, решили показательно «придушить».

Совсем недавно в Литве суд вынес приговор другому оппсу Палецкису. Его точно так же обвиняли в «шпионаже на Россию», хотя главный грех Палецкиса – его слишком пристальный интерес к событиям 13 января 1991 года у и в Вильнюсе. В Литве на государственном уровне принято, что гибель мирных жителей там – целиком на совести советских войск. Палецкис же озвучил факты, что эти люди могли стать жертвой провокаторов, нарочно стрелявших с крыш по мирным людям, чтобы обрушить гнев толпы на советских солдат. Столь пристальный интерес к вопросам истории стоил Палецкису политической карьеры, обернулся клеймом «российского шпиона» и привел его на полтора года в следственный изолятор. В конце июля литовский суд дал Альгирдасу Палецкису пять с половиной лет тюрьмы. Впрочем, он пока еще на свободе, поскольку дело сейчас находится на рассмотрении в апелляционном суде.

Что здесь особенно бросается в глаза? Ежегодно в Вильнюсе проходят так называемые Форумы свободной России, на которые с большим энтузиазмом съезжаются либеральные «борцы с режимом» – естественно, с российским. Участники этих форумов под одобрительными взглядами хозяев громогласно обличают российские власти во всевозможных злоупотреблениях и преступлениях. Звучат предложения по решению «российской проблемы» – вплоть до расчленения государства.

При этом форумчане с особым смаком обсуждают судебные делана Сафронова и прочих лиц, обвиняемых в РФ в передаче за рубеж разнообразной информации о российской «оборонке». Заступники за Сафронова и прочих подобных деятелей нередко говорят, что те, дескать, не делились с заграницей ничем секретным – передавали иностранцам лишь информацию из открытых источников.

В этом случае, если по совести, российские либеральные оппозиционеры должны были бы горой встать за того же Алексея Грейчуса – человека, в отношении которого даже литовская Фемида признала, что ничего секретного за рубеж он не передавал. Но нет, российские либералы относительно дела Грейчуса сохраняют гробовое молчание.

Точно так же они молчат и относительно дел Альгирдаса Палецкиса, Сергеяияра Гапоненко и других лиц, подвергающихся в странах Прибалтики репрессиям за свою политическую позицию. Либералы стараются отмахнуться от такой информации, а в лучшем случае сквозь зубы цедят: «Вы не понимаете, это другое...»