В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Дробницкий: Если президентские выборы в США выиграет Байден, то в Белоруссии к власти придёт оппозиция

Президентские выборы в и начавшиеся после них акции протестов стали главной темой мировой повестки. Европейские страны собираются на экстренные саммиты, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, готовят персональные санкции в отношении белорусских чиновников и силовиков, пишут антикризисные планы для , налаживают личный контакт с кандидатом от оппозиции , а на их фоне реагируют более чем сдержанно.
Дробницкий: Если президентские выборы в США выиграет Байден, то в Белоруссии к власти придёт оппозиция
Фото: Украина.руУкраина.ру
Впервые американский президент прокомментировал события в Белоруссии только 17 августа, ограничившись лаконичным: «Ситуация в Белоруссии ужасная. Мы будем внимательно её отслеживать». На следующий день журналисты вновь спросили главу государства о его отношении к событиям в Белоруссии и возможном послании для , но он не расслышал вопрос и переспросил: «Поддерживаю ли я протестующих и террористов?» Когда Трампу объяснили, о чём идёт речь, он ответил: «Мне нравится видеть демократию. Это очень важное слово. Не похоже, чтобы там, в Белоруссии, было очень много демократии. Но мы говорим с разными людьми в нужное время. И в подходящее время мы поговорим с Россией».
Госсекретарь США обсудил белорусскую тему с властями европейских стран, которые посетил на прошлой неделе.
Не на шутку американских политиков обеспокоила договорённость президента Белоруссии и российского лидера , достигнутая в ходе телефонных переговоров 16 августа, о том, что в случае необходимости по запросу Минска будет содействовать в урегулировании ситуации в рамках Союзного государства и по линии ОДКБ. По этому поводу председатель комитета Палаты представителей по иностранным делам демократ Элиот Энгел и старший республиканец этого комитета выпустили совместное заявление, в котором говорится: «Мы поддерживаем народ Белоруссии, который продолжает пользоваться своим правом на протест и требовать более свободной, более демократической страны, их голоса должны быть услышаны. В то время как Кремль пытается подорвать суверенитет и независимость ещё одной европейской страны, мы решительно осуждаем безрассудное предложение президента Владимира Путина предоставить военную помощь режиму Лукашенко в Белоруссии. Мы призываем продолжать отвергать агрессию Москвы и работать с нашими европейскими коллегами, чтобы поддерживать белорусский народ, требовать освобождения тысяч задержанных мирных демонстрантов и политических заключённых, осуждать чрезмерное применение насилия властями Белоруссии и защищать суверенное право Белоруссии определять своё собственное будущее».
О том, какую стратегию в отношении Белоруссии выберут власти США и как будет развиваться сотрудничество стран после президентских выборов в Соединённых Штатах, в интервью изданию Украина.ру рассказал американист .
— Дмитрий, представляет ли Белоруссия интерес для США со стратегической точки зрения?
— Когда Майкл Помпео заезжал в Белоруссию в ходе европейского вояжа — тогда позиции казались Лукашенко прочными. Тогда американский госсекретарь говорил, что открываются возможности для дальнейшего взаимодействия, пообещал поставки нефти, и танкер пришёл прямо под выборы.
В смысле жизненно важных национальных интересов, конечно, Белоруссия не представляет ничего для Соединённых Штатов с точки зрения нынешней администрации. С точки зрения общего контекста и противостояния с двумя другими конкурентами, которые доктринально обозначены администрацией Белого дома — и Россией, причём, скорее всего, именно в такой последовательности, — любая европейская страна представляет интерес.
Ясно, что все силы и лучшие силы не будут брошены на Белоруссию, как в своё время администрация Обамы бросила свои лучшие кадры на внешнее управление , на формирование сначала комитета организации госпереворота, а потом — постмайданного . Такого в Белоруссии не будет, это очевидный факт, но поиграть, в качестве возможности прощупать почву, посмотреть, не вырастут ли здесь ноги Китая, не слишком ли усилится Россия за счёт Белоруссии в случае непредвиденного для Соединённых Штатов развития событий, — вот это, несомненно, сделать будут и, судя по заявлениям Помпео и Трампа, пока это всё очень неопределённо. «Меня беспокоит ситуация в Белоруссии», «в Белоруссии недостаточно демократии», «там ужасная обстановка» — так не говорят люди, которые уже решили, что будут делать.
Первую скрипку играет . Да, они тоже не самостоятельны, этим занимается Кабинет министров Польши, у них есть свои влиятельные американские друзья и в основном они не республиканцы, и в этом смысле такого американского фронта на белорусском направлении как бы нет. Но он очень быстро появится, если там вырастут ноги Китая. Точно так же, как Украина всегда считалась скучным делом врагов Трампа до тех пор, пока китайцы не пришли и не начали покупать . Туда в своё время направился лучший друг Трампа , основатель ЧВК Blackwater, и решал вопросы. Насколько он решил, до сих пор неизвестно. Тем не менее, как только появятся такие вещи, в Белоруссии наверняка появятся американские эмиссары, а пока это просто обозначение того, что мы знаем, следим, видим. Если раньше Помпео думал, почему здесь не вставить ногу в приоткрывшуюся дверь, то сейчас ровно та же самая позиция, только она уже исключает из себя Лукашенко. Мне кажется, Лукашенко уже все исключают из будущего, во всяком случае из долгосрочной перспективы.
— Если президентом станет , как Вашингтон будет выстраивать отношения с Минском?
— Естественно, американцы сейчас заняты своими внутренними делами, но дело даже не в этом, а в том, что вне зависимости от того, были бы там выборы или нет, пока позиция США будет именно такой. Сломя голову, бросаться в Белоруссию что-то делать уж эта администрация Белого дома точно не будет, что не исключает того, что в случае неудачного исхода выборов для Трампа, конечно, позиция Соединённых Штатов может резко измениться, в том числе по Белоруссии. Потому что Байдена, это видно по публикациям серьёзных изданий в США, просто толкают в ту либерал-экспансионистскую внешнюю политику с навязывание ценностей и демократии, на те рельсы обязательно попытаются развернуть.
— Получается, что администрация Трампа даже негласно не координируют свои действия с Польшей, ей помогают какие-то другие структуры?
— Скорее всего, исходя из анализа данных, которые у меня есть, предполагаю, что там участвуют, несомненно, и парочка мозговых центров. По тому, что получается на выходе всей этой работы, видно, что это совершенно точно не союзники и единомышленники Трампа, мы можем сделать вывод, что это некий конгломерат, который на самом верху в США не поддерживается, чиновников Госдепартамента, возможно, и либеральных мозговых центров. Но при этом нельзя сказать, что это вообще не влиятельная конструкция. Она может быть влиятельной, они могут собрать приличные для белорусского проекта деньги. Другое дело, что действовать настолько решительно и вольготно, как действовали соответствующие американские эмиссары на Украине во времена Обамы, когда была политика, поддержанная на уровне президента, где вице-президент фактически руководил Украиной, такого не будет, но попытки повлиять будут.
Более того, как только, не дай Бог, Трамп выборы проиграет этот продукт, пока находящийся в таком полуфабрикатном состоянии, я имею ввиду американо-польский проект «Белоруссия», сразу будет принесён в Овальный кабинет, и на нём будет поставлена резолюция «одобрено». И этот проект моментально станет государством. Я думаю, что одни ведут игру на случай, если этот продукт пригодится следующей администрации, а другие, вроде высокопоставленных официальных сотрудников американской администрации, — смотрят на то, нельзя ли вставить ботинок в открывшуюся дверь, чтобы не дать в первую очередь Китаю, а во вторую — России усилиться в результате этой заварушки. И это совершенно нормально, это просто нужно принимать в расчёт в Москве, когда здесь принимаются соответствующие решения.
— Совпадение ли, что на роль первого на 12 лет посла в Белоруссии Трамп выбрал Джули Фишер, которая работала в Грузии и на Украине как раз в то время, когда там происходили цветные революции?
— Нужно помнить, что её Трамп выбрал не сейчас. Проблема заключается вот в чём. Это не совпадение, но не с тем, с чем многие могут подумать — специалистов, самоназванных или реальных, по бывшему СССР и России ограниченный круг, поэтому эти люди везде и ездят. Да, при этом они специалисты по подрывной деятельности и всему прочему, потому что такова тогда была политика партии, в данном случае . Вы не можете послать в постсоветскую республику человека совсем нулевого. При этом понятно, что чистка рядов этих специалистов происходит, вот всё-таки с позором пригвоздили и многих других действительно специалистов по Украине и постсоветскому пространству в ходе драк между демократами и республиканцами вокруг «русского дела». Тем не менее, круг этих людей, которые в Госдепартаменте и где бы то ни было ещё остались, которые как бы специалисты по постсоветскому пространству в основном начал формироваться при и окончательно сформировался при Обаме. Вот этот круг людей и ездит по всем странам.
— Если Трамп сохранит власть, то ему выгодно, чтобы остался Лукашенко, или ему всё равно, кто руководит Белоруссией?
— Ему важно, чтобы на европейском поле не получал серьёзное преимущество Китай. Я даже подозреваю, что про Россию даже не делается таких выводов, в этом смысле Россия — меньшее зло для США на белорусском поле. Китай — это всё, красный флаг, это страх, это ужас, где бы он ни появлялся в Европе. Там где-то в далёкой Азии пока ладно, руки ещё не дошли, а вот Европа становится реальной ареной борьбы Китая и Соединённых Штатов, она совершенно точно будет раздербанена между ними двумя. Как бы ни сопротивлялась , у неё будет очень ограниченный постъевропейский союз, так бы я его назвал. Всё остальное будет раздербанено между двумя и, понятно, что это абсолютно игра с нулевой суммой — там где выигрывает один, проигрывает другой, поэтому усиление одного рассматривается как опасность для другого. Китайская угроза считается главной, поэтому именно в этом смысле все контакты с Лукашенко и вёл Помпео. Помпео тоже ведь не идиот, с одной стороны, он более-менее представляет, что происходит в Белоруссии, а с другой, прекрасно понимает, что флюгерное поведение Александра Григорьевича точно так же будет доставлять проблемы США, как и России. В этом смысле поставить нефть, вот вам, пожалуйста, — маркетинговый ход, а всё остальное должно делаться на основе очень жёстких договорённостей. Кстати вот в этом смысле Вашингтон всегда действовал немножечко по-другому, чем Москва: коммерчески он может продать всё что угодно, купить, если ему это нужно, но всякого рода стратегические союзы и гарантии даются только под жесточайшее обеспечение лояльности и следования в фарватера, в отличие от России, которая очень часто таких жёстких гарантий не требовала, поэтому контакты с тем же самым Лукашенко носят осторожный характер.
— На минувших выходных в Нью-Йорке и Филадельфии прошла акции поддержки митингующих в Белоруссии. У собравшихся были бело-красно-белые флаги, которые использует оппозиция. Когда в самой Белоруссии спросили, откуда в одночасье взялось столько полотнищ, одни сказали, что покрасили простыни, потому что в магазинах ни красной, ни белой ткани нет, другие говорят, что сшили из завалявшихся тряпок. Что, конечно, звучит не очень-то правдоподобно. А в Америке откуда взялась такая атрибутика?
— Да кто угодно. Занимается белорусским проектом условно говоря какой-то мозговой центр, он сорганизует 100-200 человек, заказывает в соседней типографии изготовление таких флагов. Сейчас и в Москве не проблема- куча фирм за два дня изготовит любые флаги за любую цену. Активисты организовались через соцсети. Протестов без кураторов не бывает, но это не значит, что это сделано не искренне, по-разному всё бывает, но собрать людей вместе должен организующий центр. Да, он иногда хорошо растворён в сетевой организации, но то, что говорят, что это распределённая организация, сетевая организация, это ж не значит, что нет организации. Кто-то всё равно за всем этим стоит: кто-то деньги за флаги заплатил, а если их делали из простыней, то кто-то должен был надоумить людей не $10 отнести в соседний print shop, а взять простыню и начать её красить
Это точно так же, как все политические демонстрации в США проходят с напечатанными лозунгами, их легко изготавливает любая типография, но если дана команда идти с самодельными плакатами, то активисты откуда-то берут деньги, покупают краски и начинают малевать на фанерках, как это было с Black lives matter, например. Они же начинали с прекрасного качества полиграфическими плакатами, а потом началось малевание. Почему? Кто-то дал команду, но откуда-то эта команда взялась, ведь ни одного человека с напечатанным плакатом нет, что странно.
В данном случае это просто демонстрирующая акция, что и в США есть возможность поддавить. Представьте, Байден выиграет выборы, 20 января проходит инаугурация, 21-го те же 200 человек выйдут к Госдепартаменту с белорусскими флагами из простыней и плакатами «Свобода Беларуси». Ну и что дальше? Дальше на том же CNN выступает новый замгоссекретаря и говорит: «Да, мы требуем от Белоруссии того-то и того-то, а Лукашенко начинаем судить». К примеру. На самом дел всё делается обычно так, что используется как повод для дальнейших действий.
Даже смешно говорить, что на акцию собрались белорусы, хотя почти наверняка белорусов-то и нашли, действительно есть белорусы, которые живут в Америке, им сказали, что надо вот так, почти наверняка там есть пострадавшие от Лукашенко, но, тем не менее, это такая функция, которая организовывалась внутри США, даже не нужно думать, что люди вдруг просто так сами вышли. Многие из них были бы готовы, но это не значит, что нет какого-то организующего центра, который будет использовать этот протест в своих целях.