Ещё

Как можно примирить Азербайджан и Армению 

Как можно примирить Азербайджан и Армению
Фото: Reuters
Армяно-азербайджанская граница вот уже почти 30 лет является самой горячей точкой постсоветского пространства. Здесь регулярно вспыхивают бои — от обычных обстрелов до масштабных боевых действий. Почему ни одна из сторон никак не может добиться ни военной, ни политической победы и на каких условиях возможен мир между этими странами?
Суть конфликта в том, что  с 90-х годов удерживает под своим контролем Нагорно-Карабахскую автономную область (которая стала самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республикой или Республикой Арцах) и ряд областей вокруг нее. Так называемый пояс безопасности из других азербайджанских земель, который обеспечивает территориальную смычку НКР (находившейся в глубине азербайджанских земель) с Армении через т.н. Лачинский коридор, а также с . И кроме того, как следует из названия, облегчает оборону самопровозглашённой республики.

Два на два или два на три?

В  с потерей земель не смирились, и ищут способы их вернуть — благо на сегодняшний день ни одно международно-признанное государство не признало независимость НКР. Даже Армения — в  могут выдумывать какие угодно замысловатые промежуточные формулы, но по сути непризнание независимости или перехода территории под суверенитет другого государства означает, что армянские власти формально считают Нагорный Карабах частью Азербайджана.
Проблема в том, что за почти 25 лет боевых действий (после заключенного в мае 1994 года соглашении о прекращении огня, зафиксировавшим территориальный статус-кво в Нагорном Карабахе) ни одна из сторон так и не приблизилась к военной победе. Да, и Ереван, и Баку могут одержать победу сражении, однако для этого должны правильно сложиться звезды в политике.
Так, на сегодняшний день вооруженные силы Азербайджана в численном отношении (мобилизационный потенциал, количество бронетехники, ее возраст и т.п.) по ряду позиций либо превосходят, либо существенно превосходят армию Армении и Нагорного Карабаха вместе взятые. Армянская сторона, конечно, говорит о разнице в боевом духе и выучке, вспоминает о том, как гнала азербайджанцев в 90-х — но тем самым лишь повторяет классическую ошибку перед войной Судного дня, когда Тель-Авив серьезно недооценил арабов и оказался из-за этого на грани гибели.
К тому же не стоит забывать, что Азербайджан в этой войне не одинок — ему с большим удовольствием помогут турецкие союзники. У которых с Арменией серьезный политический конфликт (замешанный на истории) и которые стремятся всем показать, кто хозяин Южного Кавказа. И если бы война между и Азербайджаном с одной стороны и Арменией с НКР с другой началась бы сегодня, то армяне не только потеряли бы Карабах. Возможно, площадь Республики в центре Еревана очень быстро была бы переименована в площадь им.  — ну или .
Однако Баку с  не могут реализовать свое военное превосходство — просто потому, что за Арменией и Нагорным Карабахом стоит другое государство, видящее себя хозяином Кавказа. . не готова отдать регион Турции и получить на своей границе тюркский занавес от Черного до Каспийского моря, отрезающий РФ от Ближнего Востока и угрожающий (учитывая пантюркистскую и панисламистскую пропаганду Эрдогана) стабильности на Северном Кавказе и в Поволжье. Поэтому Россия держит в Армении базу и является союзником Еревана по ОДКБ — гарантируя тем самым защиту своего форпоста (хоть армяне и не любят это сравнение) на Кавказе.
Да, теоретически Азербайджан мог бы напасть исключительно на Карабах (который не входит в Армению и на который не распространяются формальные гарантии Москвы) — однако в Баку осведомлены о том, что помимо формальных гарантий существуют и неформальные. В случае нападения на Карабах Россия не вступает в войну — однако сделает все возможное для того, чтобы Азербайджан ее проиграл.
Рисковать президент Азербайджана Ильхам Алиев не может — поражение в открытой войне с Арменией будет стоить ему престола.
Ему нужна гарантированная военная победа — и добиться ее можно лишь при условии, что Армения перестанет быть российским форпостом. Лишиться российских гарантий безопасности — хотя бы неформальных, в отношение Карабаха. Именно поэтому Баку активно инвестирует в торговые отношения с Москвой, вкладывается также в российское экспертное сообщество, а также выдвигает соблазнительные геополитические предложения (например, вступить в ОДКБ и , если Азербайджану вернут Карабах).
Да, пока попытки азербайджанской стороны убедить Россию в выгодности смены союзника на Кавказе не увенчались успехом (Москва понимает, что Азербайджан все равно будет ближе к Турции, чем к РФ), однако сейчас на помощь Ильхаму Алиеву приходит премьер-министр Армении . Ряд представителей новых армянских властей, воспитанные на западных грантах, настроены антироссийски, что вызывает подозрение и неудовольствие Москвы. А также вопросы некоторых российских политиков о том, нужно ли России защищать таких вот союзников.
С другой стороны, и у Армении есть шанс на военную победу. В том случае, если азербайджанская сторона не сумеет оторвать Москву от Еревана и все-таки решит рискнуть военной операцией. У Ильхама Алиева может банально не оказаться иного выбора — население Азербайджана настроено воинственно (что показывают нынешние митинги в Баку, требующие полномасштабных боевых действий), а сохранение нынешнего статус-кво скорее играет в пользу Еревана, поскольку мир постепенно привыкает к тому, что НКР не является азербайджанской территорией. Поражение же в этой войне не только лишит Алиева власти, но и даст историческую возможность для признания хотя бы Арменией независимости НКР (по образцу того, как Россия признала Южную Осетию и Абхазию).

Переговоры должны быть реальными

Помимо военных вариантов решения есть, конечно, и бескровные — просто договориться. Но на иных условиях и в иных обстоятельствах.
Сейчас формальный переговорный процесс ведется на основании т.н. «мадридских принципов», подразумевающих поэтапное возвращение НКР в состав Азербайджана на основе широкой автономии — начиная с передачи под контроль Баку т.н. «пояса безопасности». Проблема в том, что эти принципы абсолютно нереалистичны. Во-первых, мирное существование НКР в составе Азербайджана невозможно. Азербайджанское общество почти 30 лет воспитывалось в условиях жесткой антиармянской пропаганды (как, в общем-то, и армянское общество в условиях антиазербайджанской). Убийство армян в Баку видится не преступлением, а актом патриотизма.
Это, например, очень наглядно показало дело азербайджанского военного , который в 2004 году проходил вместе с армянским офицером Гургеном Маргаряном обучение в Будапеште в рамках программы «Партнерство ради мира».
Сафаров убил спящего с ним в одной комнате армянина топором и сел в венгерскую тюрьму — откуда был выкуплен Азербайджаном, возвращен в Баку, сразу же помилован, повышен в звании и одарен квартирой, став национальным героем. Так что как только НКР перейдет под контроль азербайджанских властей, там начнется резня местного армянского населения.
Даже частичное выполнение мадридских принципов сейчас невозможно. Возвращение сотен тысяч азербайджанских беженцев в Карабах в условиях продолжения конфликта станет, по сути, приемом потенциальной пятой колонны — не говоря уже о том, что их безопасность также никто не гарантирует (см. пункт «резня»). Передача Азербайджану «пояса безопасности» станет, по сути, односторонней уступкой, ослабляющей оборону Нагорного Карабаха. Поэтому, в общем-то, Мадридские принципы мертвы.
Теоретически переговоры могут вестись лишь на одних условиях: одновременное признание Азербайджаном независимости Нагорного Карабаха и возврат под контроль Баку большей части пояса безопасности (кроме тех земель, которые жизненно важны для успешного функционирования НКР — например, Лачинского коридора). В итоге этой сделки обе стороны оказываются в выигрыше. Азербайджан возвращает хотя бы часть своих территорий, а также избавляется от карабахской занозы в обществе, радикализирующей население страны, пожирающей огромное количество ресурсов и внимания. В свою очередь Армения добивается признания НКР и победного завершения опаснейшего военного конфликта, а также выходит из территориальной полуизоляции (сейчас она связана с миром в основном через Грузию и немножко через Иран — восточная и западная граница для нее закрыты).
Проблема в том, что этот компромиссный вариант не готовы сейчас принять ни в Армении, ни в Азербайджане, ни в Нагорном Карабахе.
И даже не только потому, что каждая сторон еще надеется на вариант со своей тотальной победой. Проблема в том, что и в армянском, и в азербайджанском обществах карабахский вопрос глубоко сакрализован, а также положен в основу общественного договора между населением и властью. Даже озвучивание армянским руководителем готовности сдать значительную часть завоеванных земель азербайджанцам или азербайджанским руководителем признать независимость НКР повлечет за собой народный бунт и переворот.
Ереван и Баку оказались заложниками пестуемой ими у себя пропаганды ненависти в адрес соседей. И до того, как вентили этой пропаганды будут прикручены с обеих сторон, Армения и Азербайджан дальше будут идти по колее бессмысленного и кровавого конфликта.
Видео дня. В Сети обсуждают развод Галкина и Пугачевой
Комментарии 4
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео