Войти в почту

Кто создал миф об «Украине-Руси»

продолжает популяризацию концепции о том, что современная является прямым и единственным наследником Киевской Руси. Замглавы страны выступил с обвинениями о том, что якобы украла «историю Украины-Руси». Что ещё за Украина-Русь? И кто в действительности постоянно пытается пересмотреть взгляды на историю?

Чья же была Русь?
© Деловая газета "Взгляд"

Само понятие Украина-Русь (или равноправное ему Русь-Украина) возникло ещё в конце XIX века. Его автором был Паулин Свенцицкий. Характеристика его, как поляка-украинофила, сегодня может показаться шизофренией, однако мы говорим о событиях полуторавековой давности.

Юность Свенцицкого пришлась на 1860-е годы – крайне неспокойное время. Уже с конца 1850-х в Царстве Польском участились антирусские выступления и риторика. Причём направлены они были не только против властей, но и против обывателей. Лавочнику могли сорвать вывеску на русском языке. Похороны вдовы офицера, погибшего во время предыдущего (1830-1831 годы) восстания, превращались в антиправительственное выступление с элементами погрома православного кладбища. Ну и, конечно же, само восстание 1863-1864 годов. Событие не рядовое: на пике событий только в боевых отрядах насчитывалось до 50 тыс. участников. Причём не только поляков, но и добровольцев из других стран. Восстание, конечно, было подавлено, но брожения в умах подавить не удалось. Достаточно сказать, что второе покушение на Александра II пытался осуществить участник польского национально-освободительного движения Антон Березовский. А в самом восстании принимали участие члены российского революционного общества «Земля и воля».

Вот в такой атмосфере и формировалась личность Свенцицкого, который в 1864 году стал основателем и главным редактором польско-украинского ежемесячника «Siolo» («Село»). По сути, он был эдаким польским народником, сторонником просвещения крестьянства, в чём он видел способ избавления от самодержавия. Ну а термин «Украина-Русь» объяснялся просто. По мнению Свенцицкого, Русь или Древнерусское государство не было предком современной ему Российской империи. Он выводил из этого корня собственно , Великое княжество Литовское (то есть большей частью территории современной ) и Украину-Русь. А , мол, к этому никакого отношения не имела и только позднее захватила все эти земли. Да ещё и присвоила их историю («Киев – мать городов русских»).

Одна беда: вся эта красивая сказка ни на что не опирается – в русских летописях (а украинских не существует) нет никакой Украины-Руси, а равно и Руси-Украины. Писатель Иван Франко оставил чёткое свидетельство того, что термин «Украина-Русь» и производные от него – придумка Свенцицкого. Указал и то, зачем тот это сделал: «...с целью объединения русинов с поляками». Зато отыскать там можно другое. «...наши украины – Киевская, Волынская и Подольские земли», – пишет в письме крымскому хану Менгли-Гирею... великий князь литовский Александр Ягеллон. Что называется, приехали.

Как историк, Свенцицкий, конечно, так себе, но в смекалке ему отказать сложно. Помимо прочего, итоги восстания показали, что одно только польское освободительное движение самодержавию всегда проиграет. Значит, нужно искать союзников – хотя бы и среди бывших польских холопов. Отсюда и украинофильство у польского националиста, отсюда популяризаторство им поэзии Шевченко среди украинских крестьян. А то ведь нередко приходится читать, что Шевченко назначили главным украинским поэтом большевики. Нет, ещё раньше это сделали поляки.

Впрочем, Свенцицкий лишь изобретатель только термина. Автор самой идеи так и остался неизвестным, зато известно его творение. То, о чем впоследствии писал Свенцицкий (а после него – Грушевский), впервые было изложено в анонимном произведении «История Русов».

О нем упомянем отдельно, поскольку как раз с этой книги, похоже, всё и началось. Впервые издана она была только в 1842 году, однако до этого как минимум с 1829 года была известна в рукописных версиях. Авторство и время написания неизвестны, предположительно – с конца XVIII века до первой четверти XIX века, поскольку большая часть «Истории» – апология украинского казачества, окончательно ликвидированного в 1775 году. Несмотря на анонимность, «История Русов» была хорошо известна читающей публике того времени: первую рецензию на неё написал Александр Пушкин. Поэтому Свенцицкий, скорее всего, лишь упростил, развил и распространил идеи, которые уже были кем-то сформулированы.

К слову, история показывает, что со своей точки зрения Свенцицкий поступал верно. Как раз на вторую половину XIX века и приходится период классической украинской литературы. А обособление литературы и истории как раз и даёт всплеск – те, кто стали называть себя украинцами, впервые попробовали создать собственное государство.

10 томов «украинской истории» от Грушевского

С этим связан ещё один важный момент. Если Свенцицкий стал автором термина «Украина-Русь», то его популяризатором следует считать – историка и видного деятеля того самого несостоявшегося государства.

В отличие от Свенцицкого, Грушевский – как раз историк. Но идею Украины-Руси он принял безоговорочно. Возможно, потому, что родился и рос Грушевский в Царстве Польском, где тогда работал его отец. И Грушевский не просто писал об Украине-Руси, он создал её законченную концепцию – 10-томную «Историю Украины-Руси». В которой отстаивал тезисы об этногенетических различиях украинцев и русских, повторяя тем самым измышления Свенцицкого о противостоянии славянской Руси и Московского княжества. А Древнерусское государство, как первая форма государственности русских, белорусов и украинцев, превращается у него в Киевскую Русь – уже протоукраинское государство.

Взгляды Грушевского на историю русских и украинцев с энтузиазмом восприняли не только творцы Украинской народной республики (того самого несостоявшегося проекта государства), но и руководство СССР.

Хотя именно большевики как раз и положили конец всем попыткам украинской самостийности. Как известно, национальная политика в раннем СССР была крайне либеральной, клеймить буржуазных националистов стали уже потом. Поэтому уже в 1924 году Грушевский вернулся в Киев, стал профессором КГУ и академиком Всеукраинской . Под запрет его воззрения и труды попали уже позже, в 30-х. А уже на современной Украине концепция Украины-Руси считается единственно правильной и преподаётся в школах в курсе «История Украины» ещё с 1990-х.

«Был когда-то, как вы знаете, недоброй, бородатой памяти профессор Грушевский. Он научными своими разведками окончательно и убедительно доказал, что вот та обезьяна, от которой, по Дарвину, произошел человек – так обезьяна та была из украинцев», – так кратко изложил когда-то концепцию Грушевского украинский писатель-юморист Остап Вишня.

Но критиковал Грушевского не только он, и причины для этого были.

Во-первых, в ряде мест Грушевский хоть и не дословно, но воспроизводит ту самую «Историю Русов», негативно характеризуя Переяславскую Раду и присоединение Гетманщины к Московскому царству. И, наоборот, слишком уж позитивно описывая всё, что этому предшествовало.

«Главным делом жизни этого человека, над которым он неустанно работал, был культурный и духовный раскол между малороссийским и русским народами. То было выполнение завещаний Духинского и «Истории Русов», – писал о нём впоследствии историк в «Истории украинского сепаратизма».

Во-вторых, традиционно мы воспринимаем Грушевского как историка. Но последующие события показали, что свои исторические изыскания он подчинял современности: «Нашим идеалом должна быть Независимая Русь-Украина, в которой бы все части нашей нации соединились в одну современную культурную державу», – писал Грушевский ещё в 1899 году.

Чья же была Русь?

Украиноцентризм по отношению к событиям более чем тысячелетней давности – основная проблема Грушевского и концепции Украины-Руси, в том числе и в современном изложении. Если коротко, то сам термин «Русь» означает совсем не государство, а этнокультурный регион. Если пытаться проводить какие-то параллели, то это, примерно, как ни одна из стран Европы не имеет монополии на статус правопреемницы Древнего Рима. Или как современные Германия, Франция и Италия могут полагать корни своей государственности в империи с большими оговорками.

Простой и наглядный способ осознать это – карты, особенно старые.

К примеру, тут показаны торговые связи Руси. Торговля – вообще важная вещь, показывающая, что в указанный период (XI-XIII века) никакими украинцами на Руси не пахло, а сам регион возник вокруг торгового пути из варяг в греки – то есть от Балтийского до Чёрного моря. Возник даже раньше, но тогда карта будет немного отличаться.

Собственно, поэтому в состав Руси входят не только Киев, Чернигов и Переяславль, но и совсем неукраинские Смоленск, Рязань и Новгород. И Москва, конечно, но давайте допустим, что у нас есть какая-то другая карта. На ней ещё нет Москвы, до её основания пройдёт ещё лет 100. Но остальные-то есть.

Почему же в итоге на Украине Русь именуется Киевской и считается протоукраинским государством? Историческая география способствует. Карта XI-XIII веков уже отражает постепенную экспансию, продвижение на север и на восток. А начиналось это движение вот тут, в Киеве и окрестностях. И Киев долгое время сохранял своё значение и статус: основатель Москвы дважды был великим князем Киевским.

Странного тут ничего нет. Такие средневековые государства возникали вокруг крупных городов, становившихся как бы точками кристаллизации. Города подчиняли ближайшие земли, расширяли влияние – так формировались границы будущих государств. Городов было много, все они боролись друг с другом за влияние.

Самое смешное в этом то, что у Украины как раз меньше всего прав заявлять о своих правах на наследство Руси. Её северо-восток оформился в Московское княжество, довольно быстро подчинившее себе соседей. Северо-запад стал Великим княжеством Литовским. Тогда как юг – Киев – после нескольких взятий города монголо-татарами начал приходить в упадок и довольно быстро попал в орбиту ВКЛ, а затем и Речи Посполитой – после унии Королевства Польского и ВКЛ. А вот самостоятельным субъектом Киев с тех пор уже и не был, лишь меняя владельцев или покровителей. Вплоть до нынешнего дня.

Поэтому потуги нынешних украинских дипломатов изобразить обиду по поводу украденной истории даже не смешны. Было бы что воровать. А если уж браться за ревизию истории, то нужно хотя бы предмет изучить. А то ведь такого замминистра любой толковый школьник с контурными картами за пояс заткнёт.