Ещё

Путин загнал себя ловушку: Госсовет и переворот, или судьба Горбачева 

Путин загнал себя ловушку: Госсовет и переворот, или судьба Горбачева
Фото: Свободная пресса
оценил возможность смены формы правления в  — перехода к парламентской республике. Соответствующий вопрос ему задали в среду, 22 января, на встрече с представителями общественности .
«Возможно ли это применение у нас? Теоретически возможно. Целесообразно или нет? У каждого свое мнение на этот счет. Я считаю, что нет», — сказал Путин.
По его словам, «нам лучше не экспериментировать» с формой правления.
«Я думаю, что для России с ее огромной территорией, с многоконфессиональностью, с большим количеством наций, народов, народностей, проживающих на территории страны — даже не посчитать, кто-то говорит 160, кто-то 190, — понимаете, нужна все-таки крепкая президентская власть», — отметил он.
Он пояснил, что для эффективной парламентской республики нужен многолетний опыт функционирования политических партий. В России же политические движения, как правило, связаны с одним человеком, считает Путин.
В качестве примера президент привел лидера : «Есть Жириновский — есть ЛДПР, нет Жириновского…»
Владимир Путин отметил, что парламентская форма правления иногда «дает сбои», и некоторые страны, даже такие, где давно существуют устойчивые партии, по полгода не могут сформировать правительство или же кабмин и создают неустойчивые коалиции из партий, ставящих себе различные цели.
«Вы представляете, если бы Россия жила без правительства полгода. Катастрофа. Поверьте мне, это невозможно, это колоссальный ущерб государству», — сказал Путин.
Заметим, ранее в послании Федеральному собранию Путин уже отмечал, что Россия «не может нормально развиваться» и даже просто «существовать стабильно в форме парламентской республики». Поэтому за президентом должно сохраниться право определять задачи и приоритеты деятельности правительства, отстранять от должности членов правительства и руководить Вооруженными силами и всей правоохранительной системой.
Вместе с тем, эти заявления не дают ответа на ключевой вопрос: какой будет схема транзита власти в России?
До последнего момента в ходу была версия, что Путин поправками к Конституции урежет полномочия президента, усилит роль и Конституционного суда, введет новый центральный орган власти — Госсовет — и станет его пожизненным председателем.
Однако после обнародования законопроекта по поправкам вечером 20 января мнения разделились.
Эксперты отмечали, что предлагаемые изменения Основного закона кардинально расширяют полномочия Конституционного суда. И что только по запросу президента КС оценивает спорные законопроекты, принятые парламентом или заксобраниями регионов, и лишь глава государства назначает и отстраняет судей.
Ряд аналитиков посчитал эти меры дополнительным расширением президентских полномочий. И сделал вывод: Путин, возможно, никуда с поста главы государства уходить не собирается. А значит, поиска преемника по-прежнему в повестке дня Кремля.
В таком ключе рассуждает, например, французская Liberation: «Назначение относительно блеклого премьер-министра означает, что кастинг на роль в 2024 году остается открытым. Шесть новых вице-премьеров сделали себе карьеру в  и все могут быть потенциальными преемниками. Этот роман далеко не окончен, ставки все еще принимаются», — пишет газета.
Другие, напротив, уверены, что Путин действует по китайской модели. В конце концов он возглавит Госсовет, и возможно (утверждает судей КС). В рамках этой версии, Кремль откроем карты позже — когда будет внесен в Госдуму отдельный законопроект о Госсовете.
Но один вариант транзита теперь точно можно отбросить. По нему, главным человеком в стране будет председатель правительства, он же председатель Госсовета. Смысл Госсовета в этом случае — блокировать всенародно избранного президента, если тот вдруг захочет не так себя повести. Премьера же верноподданническая Дума будет раз за разом переназначать, пока сам премьер — Путин — будет этого хотеть.
Очевидная нелюбовь Путина к парламентской демократии делает этот вариант невозможным. А остальные?
— В чем-то можно согласиться с Путиным: в России на протяжении веков политика была персонифицирована, — отмечает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке . — В стране всегда был царь, или генсек, или президент — это наша традиция. Но в современных условиях эта модель таит в себе еще и опасности.
Когда человек становится царем, генсеком или президентом, он существует в определенном вакууме. Он волен делать что хочет, и противовеса его хотелкам нет. Именно это мы наблюдаем сейчас: есть Путин, и никто ему слова не смеет сказать поперек — не смеет усомниться, в ту ли сторону мы гребем.
Это плохо, и вдвойне плохо, когда лидер заранее воспринимает как угрозу появление другого человека, который сместит его с поста главы государства.
Путин, как мы видели, в течение 20 лет старательно выкашивал политическую поляну, и всячески препятствовал появлению механизмов конкуренции. Но раз уж мы живем в рыночной экономике, где конкуренция является одной из основ — почему в политике вводится единомыслие и единоначалие?
Так что можно согласиться с президентом, что в России нужен единый лидер. Но одновременно нужны механизмы, которые этого лидера будут удерживать в определенных рамках.
«СП»: — О каких конкретно механизмах речь?
— Должен быть сильный парламент, который мог бы на президента влиять. Все же парламент больше связан с населением, чем президент, депутаты больше в курсе настроений избирателей — и парламент должен эти настроения отражать.
Плюс, конечно, должен быть независимый суд. Даже в президентской республике недопустимо, чтобы глава государства мог влиять на вынесение судом решений — кого посадить, на какой срок.
Да, президент — это лидер нации и высшее должностное лицо в государстве. Но система сдержек и противовесов должна работать.
Должна быть и политическая конкуренция в стране, должны выращиваться новые политические партии и их лидеры. И опасаться, что при этом страна пойдет в разнос — я считаю, неправильно.
Если бы сейчас на экранах ТВ в качестве оппозиционера фигурировал не один Жириновский, а с десяток политиков, которые бы имели право в мягкой форме критиковать президента — было бы хорошо. Хотя бы потому, что президент перестал бы ощущать себя последним оплотом всего прогрессивного человечества.
«СП»: — Поправки в Конституцию этот вариант, скорее, исключают. Как из поправок все-таки выглядит сценарий транзита власти?
— Идея, которая озвучивалась в последние месяцы — что Госсовет будет высшим органом власти — не проходит. Для этого, я считаю, в стране нужно совершить полноценный государственный переворот.
Иначе невозможно в рамках действующей Конституции. Можно сказать, в 1993 году, приняв Основной закон в действующей редакции, заложил «мины» под планом передачи власти Госсовету.
Да, в Казахстане и Китае пошли именно таким путем — руководители возглавили там госсоветы. Но России такой путь заказан: ельцинская Конституция это запрещает.
В главе 1 Основного закона записано, что в РФ имеются всего четыре органа государственной власти: президент, Федеральное собрание, правительство и суды. Госсовет — это пятый элемент, который в эту главу надо добавлять.
И вот тут обнаруживаются «мины», заложенных в ельцинской конституции. Главу 1 менять через Федеральное собрание нельзя — только через Конституционное собрание. А это длительная процедура. Прежде всего, закона о Конституционном собрании до сих пор нет. Когда закон примут — надо приступить к формированию Конституционного собрания. А потом поправку о создании Госсовета как органа госвласти надо вносить в Думу, и за нее должны проголосовать три пятых от общего числа депутатов и сенаторов.
Потом созывается Конституционное собрание — на него выносятся поправки о Госсовете для обсуждения. И если собрание решит, что от поправки есть польза — нужно будет создать новую Конституцию (в главу 1 даже Конституционное собрание не может вносить поправок).
Для этого мало того, что нужно время. За новую Конституцию должно проголосовать Конституционное собрание, либо ее проект новой нужно выносить на всенародное голосование. И в этом голосовании должно принять участие более 50% избирателей, имеющих право голоса.
В нынешних условиях, я считаю, провести такое голосование невозможно: определенные общественные механизмы противодействия Кремлю на выборах уже созданы, и люди, несогласные с идеей Госсовета, будут голосование бойкотировать.
«СП»: — Что, если Кремль просто примет федеральный закон о Госсовете, где пропишет, что это — новый орган власти?
— Кремль может лишь сделать Госсовет конституционным совещательным органом при президенте. Но не органом власти — иначе это действительно государственный переворот. Не думаю, что Путин — человек, который, чтобы добиться своего, пойдет на все — включая пролитие крови, как это было в октябре 1993 года. Потому что, если в стране начнется противодействие новому перевороту, недовольство придется давить, и весьма жесткими методами.
Но с другой стороны, альтернатива плану с Госсоветом — пенсионерское будущее самого Путина. Если он не предпримет экстраординарные меры, через четыре года окажется бывшим президентом — окажется в ситуации . Глядя сегодня на которого, думаешь: а ведь когда-то это был президент великой сверхдержавы — и до чего дошел, и сам во всем виноват.
Новости России: Даунинг-стрит исказил характер разговора Путина и Джонсона — Песков
Видео дня. В Сети обсуждают развод Галкина и Пугачевой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео