Ещё

«Пустое занятие»: кто лишает Россию права вето в СБ ООН 

Фото: Lucas Jackson/Reuters
Генеральная Ассамблея ООН обсуждает реформу Совета Безопасности, которая может свестись к расширению количества членов СБ и лишению их права вето. Впрочем, бывшие советские и российские дипломаты уверены, что новая дискуссия снова провалится. «Газета.Ru» разобралась, что мешает договориться странам-членам ООН.
В начале февраля страны-члены ООН возобновляют переговоры по реформе Совета Безопасности. Соответствующее решение было принято еще в июле 2017 года — тогда Генассамблея включила этот вопрос в повестку 72-й сессии ГА, начавшейся в сентябре прошлого года.
Начало нового раунда переговоров анонсировал 19 января пресс-секретарь председателя 72-й сессии Генеральной Ассамблеи Бренден Варма. По его словам, сопредседатели переговорного процесса предложили начать «честный диалог для оценки» состоявшихся до сих пор дискуссий, а также озвучить «конкретные предложения о том, как продвигаться дальше».
Вопрос о реформе Совбеза ООН стоит на повестке международной организации уже несколько десятилетий.
Впервые эта тема была поднята еще в 1960-е годы. В 1963 году состав СБ расширился с 11 до 15 членов. Это произошло из-за резкого увеличения стран-членов организации с 51 до 113. С тех пор принципиальных изменений в структуре Совбеза не происходило.
Если никто не против
В настоящее время в СБ ООН входят 15 стран-членов: пять постоянных (Россия, США, Китай, Великобритания, Франция) и 10 непостоянных. Непостоянные входят в состав Совбеза на основе ротации, каждая страна должна работать здесь 2 года, после чего освобождает место следующему государству.
Тем не менее, обсуждение реформы Совбеза не прекратилось. В следующий раз вопрос о расширении состава СБ был включен в повестку Генассамблеи в 1979 году, а в 1993 году ГА учредила рабочую группу для его рассмотрения. Результатом работы этой группы стало решение «не принимать никакой резолюции и никакого решения по вопросу о справедливом представительстве в СБ и расширении его членского состава и по связанным с этим вопросам, если за это не будут поданы по крайней мере две трети голосов ГА».
Впрочем, это решение не сильно повлияло на возможность реформы. «Если говорить о формальностях, реформу должна, в первую очередь, одобрить Генассамблея, что возможно. Однако решение ГА должны ратифицировать все постоянные члены СБ.
Если хотя бы кого-то из пятерки реформа не устраивает, она не сможет произойти»,
— пояснил «Газете.Ru» бывший заместитель генерального секретаря ООН Сергей Орджоникидзе, который участвовал в рабочей группе во время первого расширения Совбеза в 1963 году.
О реформе Совбеза говорят практически все страны, надеясь, что она поможет увеличить эффективность ключевого органа ООН. Однако консенсуса о том, как именно должна проходить эта реформа, до сих пор найдено не было. «Переговоры будут идти достаточно долго, поскольку вопрос этот — непростой. Есть очень противоречивые подходы по реформе Совбеза», — говорит бывший дипломат, а ныне старший преподаватель Факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Владимир Захаров.
В Совбез — без мира
В первую очередь, стоит отметить «группу четырех», в которую входят Германия, Япония, Бразилия и Индия. Еще в 2005 году эти страны предложили проект реформы, подразумевающий увеличение мест в Совбезе на десять, из которых четыре отошли бы для непостоянных членов, а шесть — для постоянных. Разумеется, все четыре страны надеются увидеть себя среди этой шестерки, аргументируя это своим экономическим потенциалом.
Проблема здесь заключается в том, что Германия и Япония являются одними из зачинщиков Второй мировой войны, что ставит под сомнение их право на постоянное присутствие в Совбезе.
«Для народов мира эта проблема все еще не растворилась и не стерлась», — отмечает Владимир Захаров. Сергей Орджоникидзе отмечает также и правовой аспект этого вопроса. «У нас даже мирный договор с Токио не подписан — как мы можем поддержать японские стремления на постоянное членство в Совбезе?» — задается вопросом дипломат.
При этом не только Россия противится членству этих стран в СБ, но и Китай. У Пекина при этом есть проблемы не только с Японией, но и с Индией, в том числе — территориальные споры. Включение стран четверки в Совет Безопасности потенциально может не только не улучшить работу ООН, но и напротив — разногласия между странами могли бы еще больше тормозить принятие различных решений.
Схожий с подходом «группы четырех» вариант предлагает также Африканский союз. Они также считают, что число постоянных членов СБ необходимо увеличить на шесть, отдав два места африканским странам.
Еще один вариант реформы предлагает группа под названием «Единство во имя согласия». В нее входят Италия, Алжир, Мексика, Канада, Пакистан, Южная Корея, Аргентина, Колумбия, Коста-Рика, Кения, Испания, Турция, Индонезия и некоторые другие развивающиеся страны. Их предложение подразумевает увеличение СБ на 10 членов, все из которых имели бы статус непостоянных.
Вето на вето
Однако увеличение состава СБ — не единственный вопрос, который стоит на повестке реформы.
Многие государства активно настаивают на том, что членов Совбеза необходимо лишить права вето.
С таким предложением выступает «Единство во имя согласия». «Группа четырех» деликатно предлагает отложить реформу касательно вето на 15 после принятия новых членов. А Африканский союз хочет, чтобы потенциальные новые члены получили право вето немедленно после включения их в состав СБ.
Единства по этому вопросу нет даже среди действующих постоянных членов Совбеза. Осенью 2017 года госсекретарь при МИД Франции Жан-Батист Лемуан заявил на заседании в штаб-квартире ООН, что инициативу об ограничении права вето в Совбезе поддерживают более 100 стран Европы. Лемуан добавил, что поддержка столь большим количеством стран инициативы, выдвинутой Францией и Мексикой, означает, «что больше половины государств-членов ООН понимают, насколько она выгодна».
Речь, по словам дипломата, о добровольном отказе от права вето для постоянных членов Совбеза, когда «речь идет о массовых зверствах». По словам Лемуана, повторение кровавых конфликтов по типу сирийского — только вопрос времени, и у международного сообщества должны быть более эффективные инструменты, чтобы останавливать такие трагедии.
До Франции о возможности ограничения вето высказывалась также Великобритания. Однако Россия, США и Китай твердо намерены отстаивать существующий механизм до последнего.
«Лишение постоянных членов права вето — это достаточно наивная постановка вопроса со стороны Франции. Париж, выступив с таким предложением, сделал такой пробный шаг, который естественно поддержала Украина и ряд других стран. Но естественно ни США, ни Россия, ни Китай не готовы сегодня и в ближайшем будущем, учитывая сложную международную обстановку, пойти на уступки по этому вопросу», — комментирует предложение Франции Владимир Захаров.
По его словам, «ввиду сложностей отношений в мире к этому вопросу, решение вопроса реформирования СБ непредсказуемо и, скорее всего, состоится очень-очень не скоро».
«Поправки в Устав вносились, но ничего драматичного в них не было, а какая-то серьезная реформа, которая каким-либо образом ущемляла права постоянных членов СБ абсолютно невозможна», — говорит Сергей Орджоникидзе.
«Это совершенно пустое занятие. Такая реформа в принципе невозможна», — резюмирует бывший заместитель генерального секретаря ООН.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео