Далее:

Когда референдум о вхождении Южной Осетии в РФ утратит актуальность

Когда референдум о вхождении Южной Осетии в РФ утратит актуальность
Фото:
Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС — для Sputnik
Народ Южной Осетии давно хочет провести референдум по вопросу о воссоединении РЮО с Россией, а по сути — с Республикой Северная Осетия — Алания. Об этом неоднократно заявлял в СМИ президент Южной Осетии Анатолий Бибилов. Но, по мнению Бибилова, «без консультаций с политическими силами РФ, с руководством России, пока мы не определим своеобразную „дорожную карту“ нашего будущего, (нам) будет тяжело какие-то шаги предпринимать».
Действительно, здесь мало одного только желания югоосетинского народа, а также жителей Северной Осетии и граждан России как таковых. Нужна еще и готовность к воссоединению с РЮО российских властей. Очевидно ведь, что руководство РФ, с одной стороны, несет ответственность за то, что происходит сегодня внутри Южной Осетии и вокруг нее, с другой — обязано учитывать и международную обстановку.
Ситуация же в мире такова, что РФ находится сегодня под санкциями и в кольце враждебных проектов. Причем поводами для атак на РФ со стороны Запада становятся в основном именно новые свободные республики, которые после упразднения СССР предпочли — по разным причинам — остаться в составе новой России или же создать собственную государственность, оставив те новые независимые государства, которые образовались в результате распада Советского Союза.
Понятно, что деление СССР на 15 государств по границам бывших союзных республик — не идеал. А потому естественно, что переформатирование постсоветского пространства, начатое с подписания в декабре 1991 года Беловежских соглашений, продолжается и сегодня.
К примеру, нахождение Крыма в составе советской Украины как части СССР или России — это одно, в составе новой, дружественной РФ Украины — другое, а в составе враждебной антироссийской Украины — третье. И решающее слово в такой вот коллизии должно быть не за Киевом или Москвой, а за народом Крыма.
Первый этап переформатирования постсоветского пространства, направленный на легитимацию новых независимых государств, происходил под диктовку Запада и в рамках тренда на разрушение не только СССР, но и России. (Именно этим было обусловлено стремление Запада всячески поддерживать борьбу за выход из состава РФ Ичкерии и некоторых других российских автономий).
Второй тренд — это борьба некоторых постсоветских народов либо за возврат в состав России, либо за независимость и выход из искусственно созданных государств в границах бывших советских республик. Этот тренд обозначился еще в период вооруженных столкновений Армении и Азербайджана за Нагорный Карабах (с 1987 года), защиты ополченцами Приднестровья своего права на автономию от Кишинева (1992 год), начала борьбы за независимость от Тбилиси абхазского и югоосетинского народов (с 1989 года) и попыток самоопределения Крыма (с 1992 года). И надо сказать, что всякий раз самоопределяющиеся народы бывшего СССР восставали в защиту своих прав в качестве ответной реакции на начало геноцида по отношению к ним.
Как это происходило в Южной Осетии, описано в статье моего коллеги по Институту ЕАЭС Виталия Бельского «Путь к независимости длиною в четверть века». И здесь следует отметить, что Запад всячески стимулирует первый тренд и не хочет замечать второго, манипулируя нормами международного права и беря на вооружение то незыблемость тезиса о государственной целостности, то верховенство права наций на самоопределение — в зависимости от своей выгоды.
Однако то, что произошло с Крымом в 2014 году, и происходит сегодня на Донбассе не замечать невозможно. Как невозможно рассматривать борьбу части народа Украины (в данном случае — русскоязычного населения), а также осетин, абхазов и жителей Приднестровья вне контекста продолжения государственного самоопределения народов бывшего СССР.
В России, безусловно, за то, чтобы предоставить югоосетинскому народу возможность высказать свое мнение о воссоединении с РФ на референдуме. В то же время российские элиты, как я полагаю, не хотят давать противникам России лишний повод для обострения отношений с Грузией, в которой сегодня заправляют западные спецслужбы и НАТО. Но главное, что в России не хотят еще большего отдаления Грузии от евразийского сообщества, понимая, что для окончательного решения вопроса о государственном статусе Южной Осетии нужно время.
Время, как известно, лечит. Вылечит оно и грузинские элиты, которые, в конечном счете, избавились от режима Саакашвили, а осенью 2016 года в ходе парламентских выборов — и от лидерства его прозападной партии. Придет время, и грузинские элиты наверняка избавятся также и от русофобии, осознав, что сколько не кричи «российская оккупация!», Южная Осетия и Абхазия под контроль Тбилиси уже не вернутся.
Уверен: придет время, когда в Грузии поймут, что нужно начинать выстраивать отношения с РФ и с РЮО по-новому, по-добрососедски. Хотя это не значит, что осетины должны ждать, когда Тбилиси созреет и выгонит со своей территории чиновников НАТО и других антироссийских организаций.
Важно уже сегодня начать приучать и грузинские элиты, и Запад к мысли о том, что Южная Осетия — часть иной, не грузинской, но осетинской государственности.
Важно также, чтобы везде в мире увидели, как независимо от позиции Вашингтона или Брюсселя по проблеме РЮО, две части осетинского народа по-факту уже запустили процесс объединения, выстраивая совместные органы управления, формируя общую программу развития и реализуя согласованную внешнюю политику. Важно, чтобы на всех уровнях поняли: этот процесс не остановить.
Необходимо, чтобы уже сегодня дети в школах Южной и Северной Осетии обучались по одним учебникам, проводили совместные фестивали и соревнования и образовывали общеосетинские общественные организации.
Словом, следует добиваться того, чтобы население Северной и Южной Осетий ощутили себя единым целым не только де-юре, но, в первую очередь, де-факто. Тогда вопрос о референдуме о воссоединении с Россией утратит политическую актуальность и станет техническим вопросом.
Оставить комментарий