Далее:

Единый день голосования — 2017: Бурятия

Единый день голосования — 2017: Бурятия
Фото:
В Бурятии выборы проходят после досрочной отставки Вячеслава Наговицына 7 февраля 2017 года. Врио главы республики был назначен Алексей Цыденов, уроженец Забайкальского края, потомственный железнодорожник, ранее заместитель министра транспорта РФ, а до того — руководитель Федерального агентства железнодорожного транспорта РФ.
Помимо Цыденова, выдвинутого партией «Единая Россия», избирательная комиссия зарегистрировала двух кандидатов. Это координатор Бурятского регионального отделения ЛДПР Сергей Дорош и член регионального отделения партии «Коммунисты России» Батодалай Багдаев. Еще одному политику — сенатору от Иркутской области Вячеславу Мархаеву, который является первым секретарем комитета Бурятского регионального отделения КПРФ, избирком отказал в регистрации из-за нехватки подписей муниципальных депутатов и глав муниципальных образований.
Это первые прямые выборы в регионе с 2002 года. Активность избирателей из-за выхода из борьбы Мархаева не особо снизится, уверен профессор кафедры политологии и социологии Бурятского государственного университета (БГУ), доктор социологических наук Эрдэм Дагбаев.
"Думаю, выборы ожидаются обычными. Да, малоконкурентными — это объективно. Но с нормальной явкой, — сказал Дагбаев ТАСС. — В Бурятии все выборы высокого уровня (а это федеральные, региональные — депутатов в Народный хурал, главы региона) во все времена высоко интересны населению, это политическая закономерность".
Антирейтинг и бюджетные затруднения
Уход Наговицына связан с тем, что у него был «угрожающе большой так называемый антирейтинг», считает заведующий кафедрой политологии и социологии БГУ, кандидат политических наук Алексей Комбаев. «У больших групп населения возник запрос на изменения к лучшему, который прежде всего связывался с изменением республиканской политической архитектуры», — говорит политолог.
По словам Дагбаева, после 2013 года снизились темпы социально-экономического развития региона. «В последние годы не было привлечения инвестиций, были трудности в бюджете, — рассказывает собеседник. — Многие предприятия закрывались и уходили на перерегистрацию в другие регионы».
"Кроме того, Наговицын «подзамарался» в коррупционных скандалах", — отметил Дагбаев, напомнив об уголовных делах в отношении бывшего министра сельского хозяйства и продовольствия Бурятии Александра Манзанова, руководителя хозяйственно-транспортного комплекса администрации главы и правительства Бурятии Александра Сучкова.
Строительство дорог и защита Байкала
Кандидат экономических наук, руководитель компании «Макон» Алдар Бадмаев возглавляет экспертную группу, принимающую участие в разработке программы социально-экономического развития Бурятии до 2022 года. Он считает, что ключевая проблема республики — потеря материального производства.
"В результате у нас возникли и социальные проблемы, и все остальное. Нет рабочих мест, нет доходов, — говорит Бадмаев. — Мы потеряли практически большую, основную часть нашего промышленного капитала. Из десятков предприятий, которые были, остались буквально единицы: Улан-Удэнский авиационный завод, Приборостроительное объединение, Улан-Удэнский локомотивовагоноремонтный завод и еще несколько".
По словам Бадмаева, необходимо использовать конкурентные преимущества и возможности Бурятии: близость огромного рынка стран Азиатско-Тихоокеанского региона, приграничное расположение республики. «Нужно использовать и тот накопленный потенциал, который у нас все еще сохраняется, в том числе возможность воссоздания целого ряда производств: техники, стекла, продуктов легкой промышленности, строительных материалов, — рассуждает экономист. — Для этого у нас есть серьезный задел, есть ресурсная база. Есть кадры, которые до сих пор пока еще не утеряны».
В туризме, уверен Бадмаев, инвестиции будут давать максимальный эффект, если не просто строить отели, но и очистные сооружения, и развлекательные зоны, места массовых мероприятий.
"Ментальность людей Бурятии в целом такова, что [избиратели] поддерживать будут человека, за которым стоит федеральный центр, — считает Эрдэм Дагбаев. — Все видят, что происходит: в последние полгода Бурятия включается в федеральные программы — это строительство дорог, экологические проекты, защита Байкала. Зачем рисковать шансом получать «дивиденды» из Москвы?"
"Борьбы здесь как таковой не было и нет. Здесь играет роль своего рода восточная ментальность", — говорит политолог.
Эльвира Балганова
Оставить комментарий