Далее:

Попали в кампанию

Попали в кампанию
Фото:
Через два месяца, 10 сентября, в 16 регионах, от Калининградской области до Бурятии, выбирают губернатора. За высокий пост поборются и временно исполняющие обязанности главы субъекта Федерации, назначенные президентом. Где предвыборная кампания с самыми яркими кандидатами окажется в итоге вполне предсказуемой, а где предстоит серьезная схватка — в материале «Ленты.ру».
Список регионов, где запланированы губернаторские выборы, расширялся по мере кадровых ротаций. Так произошло с Удмуртией, где глава республики Александр Соловьев был пойман на взятке, а затем отправлен в отставку в связи с утратой доверия. Глава Марий Эл Леонид Маркелов, руководивший республикой 16 лет, в апреле покинул пост по собственному желанию. Впрочем, уголовное дело впоследствии завели и на него.
В итоге губернаторские выборы пройдут в 16 субъектах Федерации, шесть из них временно исполняющие обязанности возглавили меньше года назад — это республики Бурятия, Карелия, Марий Эл и Удмуртия, а также Новгородская область и Пермский край. Если в этих регионах оппоненты могут давить на неопытность врио, то против губернаторов-старожилов есть другой козырь.
На февральской волне ротаций в СМИ в очередной раз заговорили о возможной отставке 67-летнего губернатора Белгородской области Евгения Савченко. Сам он все слухи опроверг и заявил, что ему «ничего не мешает на очередной срок баллотироваться». В случае, например, с уже бывшим главой Карелии Александром Худилайненом слухи об увольнении подтвердились, а с Савченко — нет. В середине апреля губернатор, который руководит Белгородской областью с 1993 года, сообщил о намерении претендовать на очередной срок президенту Владимиру Путину. И тот его поддержал.
Опрошенные «Лентой.ру» эксперты сходятся во мнении: в регионах с «засидевшимися» губернаторами есть запрос на обновление, но не в Белгородской области. Гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов отмечает, что прошлая губернаторская кампания в регионе отличалась достаточно высокой конкурентностью: у Савченко было трое соперников от разнообразных партий — ЛДПР, «Патриотов России» и «Правого дела». Однако в этот раз, полагает Орлов, исход выборов очевиден: «Можно с уверенностью прогнозировать, что победа будет за Савченко. Об этом свидетельствуют и его политический опыт, и уровень поддержки. Электоральная мобилизация его конкурентов явно ограничится определенными нишами». Парламентская оппозиция выдвинула кандидатов, едва ли способных составить конкуренцию губернатору с 16-летним опытом. Например, от ЛДПР его соперник — 30-летний помощник депутата Госдумы, координатор регионального отделения партии Константин Климашевский.
Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев уверен: ждать конкурентной борьбы и второго тура в Белгородской области не стоит — как и во всех остальных регионах. «Сценариев по типу иркутского не будет (на губернаторских выборах 2015 года коммунист Сергей Левченко победил кандидата от «Единой России» Сергея Ерощенко во втором туре — прим. «Ленты.ру»), — говорит он. — Парламентские партии скорее устраивают бурю в стакане вокруг кампании». Системная оппозиция сама, хоть и шепотом, но признавалась, что губернаторские выборы нужны больше для наработки политических очков. Один из стандартных способов привлечения внимания — протест против муниципального фильтра, который обязывает претендентов собирать подписи местных депутатов. Заявление КПРФ, пригрозившей бойкотировать выборы, если ее кандидатов развернут на этом основании, более чем прогнозируемо, отмечает Калачев.
Причем именно коммунисты чаще всего получают выгоду от того, что оппозиционные кандидаты не могут пройти «пресловутый» (как его называли справороссы) муниципальный фильтр, подчеркивает Дмитрий Орлов. У самой КПРФ ресурсов для сбора подписей в большинстве случаев хватает, а без конкурентов на оппозиционном поле партия может завоевать больше голосов.
Впрочем, в Бурятии, где эксперты ожидают хоть сколько-то конкурентную кампанию, проблемы со сбором подписей могут возникнуть как раз у кандидата от главной коммунистической партии — члена Совета Федерации от Иркутской области Вячеслава Мархаева. По неподтвержденным данным, в четырех районах отдавшие за него подписи депутаты поддержали одновременно врио главы Бурятии Алексея Цыденова.
«Я не сказал бы, что его шансы так уж высоки, но все-таки они есть», — говорит Константин Калачев. Еще более показательная ситуация сложилась в Кировской области. Там против врио губернатора Игоря Васильева, сменившего прошлым летом обвиняемого во взяточничестве Никиту Белых, может выступить депутат регионального Законодательного собрания от КПРФ Сергей Мамаев. Эти губернаторские выборы станут для него третьими: в 2014-м он баллотироваться на пост главы Кировской области, а в 2015-м — на аналогичную должность в Марий Эл. Он шел практически вплотную за теперь уже бывшим руководителем республики Леонидом Маркеловым. Мамаев набрал более 32 процентов голосов избирателей, однако многие считают, что результат «нарисовали» в пользу Маркелова, отмечает политолог. В Марий Эл у Сергей Мамаева были бы серьезные шансы на победу, но региональное отделение КПРФ решило вообще не выдвигать в республике кандидата.
В Кировской же области обострится «нишевая» борьба между коммунистами и либерал-демократами: помимо Мамаева, за пост кировского губернатора поборется депутат Госдумы от ЛДПР Кирилл Черкасов.
«Положение новых глав, в общем-то, еще достаточно неустойчивое, они люди новые, практически любую кампанию можно довести до степени конкурентности», — отмечает вице-президент Российской ассоциации по связям с общественностью Евгений Минченко. Помимо Бурятии и Кировской области, в числе регионов с потенциально конкурентной кампанией он называет и Новгородскую область. «На первый взгляд, у [врио губернатора Андрея Никитина] нет серьезных оппонентов, но достаточно слабые имиджевые позиции», — поясняет Минченко. Кроме того, в регионе не симпатизируют губернаторам-варягам, а Никитин, бывший глава Агентства стратегических инициатив, — именно такой.
Похожая традиция сложилась и в Карелии, однако в случае с врио главы республики Артуром Парфенчиковым это плюс: бывший судебный пристав родился в регионе, там же делал карьеру. Борьба за губернаторское кресло, однако, может развернуться интересная. «В Карелии достаточно сильный кандидат от "Справедливой России". И единственный сильный кандидатов от эсеров в принципе», — подчеркивает политолог. Речь о депутате местного закса Ирине Петеляевой. По информации источников, справороссы договорились с «Единой Россией», что в случае победы Парфенчикова она станет сенатором от региона.
Руководитель «Политической экспертной группы» отмечает, что у временно исполняющих обязанности губернаторов нет серьезных рисков. Большая часть назначений последнего года вписалась в электоральные ожидания: например, жители Удмуртии, уставшие от возрастных руководителей, получили 43-летнего сопредседателя центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ) Александра Бречалова. 30-летний технократ Антон Алиханов, возглавивший осенью прошлого года Калининградскую область, «очень органичный вариант для самого европейского региона России», приводит еще один пример Константин Калачев.
Предвыборная кампания разрослась до федерального масштаба только в одном регионе — Свердловской области. За кресло губернатора там решили побороться и призер Олимпийских игр 2004 года по легкой атлетике Олеся Красномовец, и Евгения Чудновец — воспитательница детсада, осужденная за репост, которым она хотела привлечь внимание к жестокому обращению с ребенком. «Это, с одной стороны, так интересно, с другой — так сложно. Но почему бы и нет? Мне очень интересно поучаствовать», — объясняла она свое решение идти в политику. Сначала планировала баллотироваться в губернаторы от Народной партии России, а затем передумала и перешла к Интернациональной.
Реальных шансов у Евгении Чудновец, конечно, нет, уверены политологи. А вот у мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана — может быть. «Если бы в выборах губернатора Свердловской области участвовал Ройзман, это могла бы быть кампания с непредсказуемым результатом», — предполагает гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. Однако самому мэру, который выборы без своего участия считает ролевой игрой, губернаторское кресло не нужно. «То, как он действовал, — поздно выдвинулся, не учел правовых ограничений — все это свидетельствует о том, что он на самом деле не готовился к тому, чтобы реально "бросить перчатку" [врио губернатора Евгению] Куйвашеву», — подчеркивает Орлов.
Так или иначе, у екатеринбургского градоначальника уже вряд ли есть шанс стать кандидатом на пост главы Свердловской области. Во-первых, он сам признавал, что не успевает собрать подписи депутатов для прохождения муниципального фильтра. Во-вторых, партия «Яблоко» выдвинула его в качестве кандидата с нарушением регламента: соответствующее решение должно было принять региональное отделение партии (отказавшееся это делать), а не ее федеральный политсовет. «Ройзмана достаточно легко снять на любом этапе избирательной кампании», — говорит Евгений Минченко.
В сегодняшней конфигурации, особенно на фоне медийной суеты вокруг кампании, доминирует врио губернатора, уверен Дмитрий Орлов. Хотя в действительности его позиции не так крепки. История с задержками зарплат сотрудникам Нижетагильского завода теплоизоляционных изделий показала, что президент «рассматривает административные и политические возможности Куйвашева как не вполне достаточные для той ситуации, которая сложилась в области», говорит собеседник. Владимир Путин четко дал это понять, поручив проверку не местным правоохранительным органам, а Генпрокуратуре.
Губернаторские выборы 2017-го пройдут менее чем за полгода до президентских, и это вносит определенные коррективы. За явкой и высоким процентом гнаться никто не будет, не в этом главная задача. «Важно, чтобы те люди, на которых поставил Владимир Путин, получил поддержку избирателей», — резюмирует Константин Калачев.
Единая Россия Госдума КПРФ ЛДПР Еще 5 тегов
Леонид Маркелов Андрей Никитин Никита Белых Владимир Путин Еще 17 тегов
Оставить комментарий