Ещё
Объятия на ринге с Путиным, «война» с Украиной и другие события дня
Объятия на ринге с Путиным, «война» с Украиной и другие события дня

Ждать ли победы? Как борются с «архитектурным бандитизмом» в Воронеже 

Фото: АиФ
Неудивительно, что 2017 год в Воронеже проходит под знаком разоблачения «архитектурного бандитизма» — на носу президентские выборы. Так что это — начало системной работы или способ выпустить пар? И почему одновременно депутаты хотят иметь право исключать здания из реестра памятников?
Кампания продолжается
Последним громким событием стали обыски в офисе строительной компании «БиК» и задержание её главы Дмитрия Большакова — несколько дней спустя его выпустили под подписку о невыезде. Бизнесмен подозревается в мошенничестве.
По версии правоохранителей, строительная компания, ведущая стройку на ул. Кольцовской, присвоила и обнесла забором соседний участок. В рамках того же дела прошли обыски в городском управлении ЖКХ. Кстати, соседи злополучной стройки уже несколько лет жаловались на неё в различные инстанции.
Напомним: борьбу с «архитектурным бандитизмом» губернатор Алексей Гордеев объявил в конце января этого года — главу региона возмутило строительство кафе и торгового центра в сквере рядом с вокзалом, которое вела фирма «Альф», связанная с бывшим градоначальником Сергеем Колиухом. Как выяснилось, работы разрешила мэрия.
Итогом разборок стала перезагрузка всего строительного блока городской администрации. Ушли в отставку руководитель городского управления строительной политики Виктор Владимиров и вице-мэр по градостроительству Владимир Астанин, а против бывшего главного архитектора Антона Шевелёва возбудили сразу четыре уголовных дела — чиновника подозревают в получении взяток.
Пора расхлёбывать
В апреле прозвучало ещё одно заявление губернатора — на этот раз по поводу скандальной стройки по адресу Ленинский проспект, 201: вместо планировавшегося спорткомплекса фирма «Новый квартал» получила разрешение на строительство жилого дома. Местные жители писали письма, выходили на митинги, строили баррикады и даже сходились врукопашную с нанятым застройщиками ЧОПом.
Стройку прекратили лишь после того, как скандал прозвучал на федеральном уровне. А в начале мая сотрудники УФСБ, ГУ МВД и следственного комитета наведались с обыском в кабинет вице-мэра по социальной политике Надежды Савицкой.
Впрочем, усмирять конфликты, возникшие благодаря санкциям чиновников, похоже, придётся ещё долго. Так, жители ул. 25 Января выступают против застройки набережной водохранилища, розданной под кафе и яхт-клубы, а частный сектор рядом с Птичьим рынком в ужасе от новой многоэтажки, которая, благодаря разрешению Владимира Астанина, возводится вплотную к автозаправке.
Продолжается уголовное дело о хищении из федеральной собственности яблоневого сада ВГАУ. Строительная компания «Выбор» уже согласовала его застройку, но после выступлений воронежцев и проверки прокуратуры работы приостановились. Судьба участка, где до сих пор находят останки защитников Воронежа, погибших в годы Великой Отечественной войны, пока под вопросом.
Как подвинуть памятники?
Сделает ли нынешняя громкая кампания застройку города более упорядоченной? Сейчас управление главного архитектора под руководством нового начальника Людмилы Подшиваловой дорабатывает проект изменений в Правила землепользования и застройки: 14 июля пройдут публичные слушания. А к 2020 году должен быть разработан новый Генплан Воронежа.
Между тем некоторые действия региональной власти уже заставили общественность волноваться. Так, недавно депутаты областного парламента вышли с инициативой в Госдуму — предложили передать из федерального на региональный уровень полномочия по исключению из реестра памятников регионального значения.
Как не раз писал «АиФ-Черноземье», строительное лобби в воронежском облпарламенте самое мощное — оно представлено, как минимум, семью депутатами. Вполне вероятно, что изменения в закон помогут расчистить центр города под новые небоскрёбы.
Взялись серьёзно
Дмитрий Нечаев, политолог:
«Наконец за эту работу взялись относительно серьёзно. Инициатива исходит от губернатора Алексея Гордеева и вице-губернатора Виталия Шабалатова — куратора строительного комплекса области. Мне представляется, что Шабалатов отдаёт себе отчёт, что эта работа — как минимум на три-пять лет, и пытается грамотно выстроить систему. Ведь в Воронеже несколько политических кланов, с которыми связаны и представители строительного комплекса, тем более что сейчас наказывают тех, кто уже совсем потерял чувство меры.
В структуре валового продукта Воронежа строительство занимает только 4,3%. И при этом говорят, что строительная отрасль — локомотив развития города! Ничего подобного: строительный комплекс находится в тени. А ведь он мог бы давать минимум 15-20% валового продукта. Чтобы навести порядок, нужно не только бороться с вопиющими фактами архитектурного бандитизма. Важно легализовать финансовый аспект отрасли, а к этому пока ещё и не приступали».
Пыль в глаза
Андрей Померанцев, депутат Гордумы:
«Мне кажется, что эти меры связаны с изменениями в составе облправительства — приходом нового замгубернатора. Новая метла по-новому метёт. Второе предположение: возникла необходимость прикрыть мягкое место по причине проверок федеральных ведомств — генпрокуратуры и ФСБ. Видимо, наших начальников предупредили, и они решили сымитировать борьбу.
Основное средство — привлечь к ответственности малозначимых чиновников. При этом главные фигуры архитектурного бандитизма выводятся из-под удара. На самом деле никакой борьбы не ведётся, так что последние действия — это имитация и пускание пыли в глаза. Никто уже не верит — ни народ, ни те, кто в курсе ситуации.
Вполне возможно, последняя инициатива по памятникам связана с тем, что кто-то положил глаз на один или несколько таких объектов, и рассчитывает, что они придут в негодность, после чего можно будет сделать очередную «реновацию» по примеру «Галереи Чижова».
Виноваты чиновники
Галина Кудрявцева, член общественной палаты Воронежа:
«Никаких конфликтных строек не было бы, если бы их не допустили чиновники. Строительный бизнес занимается своим делом — всеми путями старается заработать. А чиновники для того и поставлены, чтобы соблюдался закон. Если бы они не шли на поводу или не создавали препоны, за обход которых надо платить, бардака бы не было. Впереди выборы, люди активно протестуют, вот власти и лезут из кожи вон, чтобы найти виновных. А просто этого нельзя было допускать!
Ещё в 2014 году я довела городскую Думу до осознания того, что Астанин должен покинуть своё место. Большинство уже с этим согласилось, но в самый последний момент выступил один из депутатов и предложил дать вице-мэру ещё полгодика — мол, вдруг исправится. Но потом настал 2015 год, прошли выборы, и всем уже было всё равно.
Разве люди, облечённые властью в строительной сфере, не понимали, что они согласовывают не то, что надо? На ул. Марата геология не позволяет строить большие дома. На этом бугре нестабильный грунт, в советское время там не строили многоэтажки. Но когда идёт речь о бизнесе, такие вопросы никого не интересуют.
Передача полномочий по исключению памятников из реестра на уровень региона — это уничтожение наших исторических объектов. Этого нельзя делать. Другое дело, что вместе с федерацией должна быть создана компетентная комиссия, которая определит ценность того или иного здания. А то у нас и туалет могут объявить памятником из-за того, что в него сходил какой-нибудь видный деятель».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео