Далее:

Арбитражных управляющих оставили в «особом статусе»

Арбитражных управляющих оставили в «особом статусе»
Фото:
КС сохранил для них безальтернативную дисквалификацию
Конституционный суд РФ (КС) не увидел несоразмерности в положениях КоАП о безальтернативной дисквалификации арбитражного управляющего (АУ) за любое повторное нарушение. По мнению КС, эта санкция не нуждается в смягчении ввиду «особого публично-правового статуса» управляющих — он позволяет вводить для них «повышенные меры административной ответственности». В то же время в Белом доме рассматривают проект Минэкономики, дающий АУ шанс не попасть под дисквалификацию, но только по делам о банкротстве граждан.
КС опубликовал определение в ответ на запрос Третьего арбитражного апелляционного суда о конституционности ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП (повторное неисполнение АУ обязанностей, установленных законом о банкротстве). По мнению арбитражного суда, «установленная ею безальтернативная санкция в виде дисквалификации не позволяет учесть характер вреда, признать деяние малозначительным, препятствует применению соразмерных мер ответственности и тем самым влечет избыточное ограничение прав и свобод». КС не принял запрос к рассмотрению, но подробно объяснил свою позицию.
В определении КС говорится, что «законодательство содержит систему гарантий и правовых институтов», призванных «обеспечить справедливость и соразмерность» наказания. Дисквалификация, указал КС, применяется, когда другие санкции «не могут обеспечить цели административных наказаний», к тому же она не является бессрочной — сроки укладываются в широкий диапазон (от шести месяцев до трех лет). КС подчеркивает «особый публично-правовой статус» АУ — он «обусловливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования», относить управляющих к категории должностных лиц и вводить для них «повышенные меры административной ответственности». КС отметил, что по оспариваемой статье КоАП можно освободить АУ от ответственности по малозначительности, но делать это следует «лишь в исключительных случаях, поскольку иное способствовало бы формированию атмосферы безнаказанности».
В ФНС считают позицию КС сбалансированной: «Размер штрафов незначителен по сравнению с ущербом, причиняемым в результате совершенных арбитражными управляющими нарушений. Поэтому единственным и основным действенным стимулом для добросовестного выполнения обязанностей может являться угроза дисквалификации и лишения статуса». По данным службы, санкция выполняет «превентивную функцию»: в 2016 году «число решений о наложении штрафов уменьшилось вдвое», на 523 снизилось и число жалоб налоговых органов на действия АУ.
«Позиция КС сводится к тому, что раз арбитражный управляющий — спецсубъект, то к нему можно предъявлять какие угодно требования и как угодно поражать в правах, — говорит председатель экспертного совета Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих Максим Доценко. — Однако другие субъекты с публично-правовым статусом (судьи, следователи, адвокаты, нотариусы) имеют прямо прописанные в законе гарантии независимости и личной безопасности, в том числе лишение права на профессию исключительно через профсообщество и только за грубые систематические нарушения».
По мнению главы правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуарда Олевинского, «КС лишь осложнил решения арбитражным судьям — они будут понимать, что дисквалификация лица за мелкие нарушения чрезмерна. Но альтернативная санкция отсутствует, поэтому судьи будут освобождать АУ от ответственности по малозначительности — другого выхода у них нет». Он не согласен и с выводом КС об особом статусе управляющих: «По сравнению с началом 2000-х у арбитражного управляющего почти не осталось полномочий, которые он реализует самостоятельно, без контроля суда или кредиторов, поэтому странно говорить о его высокой публичной функции».
Облегчить жизнь управляющим может законопроект Минэкономики, предлагающий добавить в ст. 14.13 КоАП ч. 3.2, выделив нарушения АУ в делах о банкротстве граждан в отдельный состав. «Санкция по нему небезальтернативна и варьируется от штрафа до дисквалификации. Надеюсь, эти поправки смягчат накал страстей, поскольку сейчас около половины банкротных дел — это банкротства граждан», — добавляет Эдуард Олевинский.
Анна Занина
Оставить комментарий