Ещё

Лидер черногорской оппозиции: «Крым — неотъемлемая часть России» 

Фото: Известия

Президент Черногории Филип Вуянович сегодня впервые будет присутствовать на саммите НАТО в Брюсселе. В июне этого года страна уже официально присоединится к альянсу. Депутат черногорского парламента, председатель Демократической народной партии и лидер «Демократического фронта», объединяющего главные оппозиционные силы страны, Милан Кнежевич на прошлой неделе побывал с официальным визитом в Москве. В интервью «Известиям» он рассказал о губительных последствиях вступления Черногории в НАТО, экономических связях страны с Россией, проекте «Великой Албании» и крымском референдуме.

— Черногория в июне официально присоединится к НАТО. В 2014 году альянс подтвердил правило, согласно которому все страны блока обязуются тратить не менее 2% от своего ВВП на оборону. Позволит экономика страны достичь этого норматива?

— Конечно, нет. Ведь 2% от ВВП Черногории — это €70 млн Также 44 наших солдата участвуют в миссии в Афганистане, это стоит дополнительных €11 млн В совокупности получается €81 млн Учитывая заявления генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга о том, что Черногория должна обеспечить батальон из 600 военнослужащих для военных миссий альянса, мы будем вынуждены выделить еще дополнительные €150 млн Пропаганда необходимости вступления в НАТО ведется для того, чтобы народ Черногории забыл, как тяжело ему живется. Вместо вступления в альянс мы поддерживаем концепцию создания нейтрального блока «Б4» («Балканская четверка»), включающего Сербию, Черногорию, Македонию и Боснию и Герцеговину.

— Какова реальная экономическая ситуация в стране?

— Черногория, без преувеличения, находится на краю социально-экономической катастрофы. Задолженность, которая составляет €2 млрд, была вызвана неправильной экономической и социальной политикой, катастрофической приватизацией. Черногория превзошла все Маастрихтские критерии по внешнему долгу (финансово-экономические показатели страны, необходимые для вступления в ЕС. — «Известия»). Страна фактически находится на одном уровне с Грецией. А в этом году Черногория взяла еще один кредит на €750 млн То есть текущая задолженность уже превышает весь наш бюджет.

— Вы неоднократно заявляли о необходимости снять антироссийские санкции, к которым черногорское правительство присоединилось в 2014 году, несмотря на то что страна — не член ЕС. Почему?

— Введение антироссийских санкций в первую очередь ударило по Черногории. Мы до сих пор с точностью не знаем, на что эти санкции распространяются. А Россия их даже не ощущает. Поэтому мы их называем «невидимыми санкциями». Наша экономика во многом зависит от российских инвестиций и потока туристов из РФ. Только в прошлом году Черногорию посетили 330 тыс. российских туристов. С 2006 по 2017 год каждый третий турист был из России, а каждый третий инвестор — россиянином. В Черногории также проживает от 15 тыс. до 20 тыс. российских граждан. Если бы все эти граждане получили черногорское гражданство, то, согласно нашему законодательству, они считались бы нацменьшинством. Вместо того чтобы использовать эти факторы для улучшения сотрудничества с Москвой, черногорское правительство решило идти на поводу ЕС и ввести санкции против Москвы.

— Вы обращались к российским властям с просьбой не ужесточать ответные меры. Но как, по вашему мнению, Москве реагировать на очевидно недружественные шаги черногорского правительства?

— Дополнительные санкции в виде запрета чартерных рейсов или вывода инвестиций из страны фактически разрушили бы экономику Черногории. В первую очередь это отразится на жизни обычных граждан, а не на черногорском режиме, который начнет использовать жесткую позицию Москвы для усиления антироссийской истерии.

Мне думается, что Россия могла бы, например, ввести персональные санкции против тех депутатов, которые голосовали за вступление в НАТО и несут ответственность за то, что испортили отношения между Россией и Черногорией.

— Антироссийские санкции были введены в результате воссоединения Крыма с Россией. Как вы определяете статус Крыма?

— Крым — неотъемлемая часть России. Полуостров был в 1953 году одним декретом переведен под юрисдикцию Украины. Принимая во внимание события на Украине в 2014 году — абсолютно логично, что крымчане высказались на референдуме за воссоединение с Россией. На Балканах существует аналогичная проблема с Косово, только с той разницей, что Косово было отнято в результате бомбардировок НАТО в 1999 году и последующего давления со стороны Запада. Косово рано или поздно, так же как и Крым, вернется туда, где его исторические корни. Сербский и черногорский народы должны быть терпеливыми. Ведь Россия ждала возврата Крыма много десятилетий.

— Последнее время в СМИ всё чаще появляется информация об угрозе реализации проекта «Великой Албании». Насколько поддерживаемая Западом идея объединения всех территорий с преимущественно албанским населением актуальна для Черногории?

— В Черногории проживает 5% албанцев. «Проалбанские» национальные партии находятся в парламенте и даже входят в коалиционное правительство. Они выступают с «тихой» поддержкой реализации концепции «Великой Албании». Правящий режим закрывает на это глаза. А ведь проект «Великой Албании» — реальная угроза. Скоро может усилиться сотрудничество всех албанских партий на Балканах, а в Косово или Македонии могут вспыхнуть серьезные конфликты, которые перекинутся на другие государства региона.

 Ещё 2 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео