Ещё
Моди заговорил на русском после встречи с Путиным
Моди заговорил на русском после встречи с Путиным
Политика
Месть Эрдогана: Турция отправила боевиков в Европу
Месть Эрдогана: Турция отправила боевиков в Европу
В мире
Facebook уличили в слежке за пользователями
Facebook уличили в слежке за пользователями
Интернет
Россия направила ноту Великобритании
Россия направила ноту Великобритании
Политика
Скомкали
Фото: Псковская губерния
В конце 2016 года многие псковские полицейские были переведены на службу в Росгвардию. При этом разрыв контракта с полицией, вопреки сложившейся практике, не сопровождался увольнением. В результате, переведенные не смогли получить компенсацию за невыданную им служебную одежду. Сейчас несколько десятков омоновцев пытаются в суде получить почти 60 миллионов рублей. Псковская история с неполученными шапками, камуфляжными куртками и носками началась в 2012 году, когда из милиционеров было решено сделать полицейских. Молодых людей из спецподразделения ОМОН переводили в полицию через увольнение из милиции. При этом пункт 7.1 приказа №8 (от 10 января 2013 года «Об утверждении порядка выплаты денежной компенсации вместо положенных по нормам снабжения предметов вещевого имущества личного пользования отдельным категориям сотрудников органов внутренних дел  и возмещения увольняемыми сотрудниками стоимости выданных им предметов вещевого имущества личного пользования» — Л. С.) давал всем право на денежную компенсацию за ту одежду, которую им не выдали во время службы (по закону, силовики должны каждый год получать так называемое «вещевое довольствие» — полный комплект, от нижнего белья до зимних курток). Компенсация пришла, но ее сумма уже постфактум вызвала вопросы у большинства сотрудников. Постфактум — потому что деньги поступили «на карту» в тот момент, когда милиционеры были в длительной командировке в . Сумму они увидели позже, удивились, но жаловаться уже было поздно. В полиции ребята также продолжили служить в ОМОНе. С названием отдела, правда, возникла проблема: полицейское подразделение уже не могло называться отрядом милиции особого назначения. Повинуясь духу времени, чиновники группу правоохранителей переименовали в «мобильную». Но в 2016 грянула очередная реорганизация: Путин решил создать Росгвардию, и часть полицейских (включая ОМОН) отправили в новую структуру. Но в этот раз обошлось без увольнения и разрыва контракта. В федеральном законе №342 оперативно появился новый пункт 30.1, где перевод из органов внутренних дел в Росгвардию рекомендовалось оформлять приказом вышестоящего должностного лица. Что делать с полицейским контрактом и невыполненными МВД обязательствами, никто не объяснил. При этом сам закон о Росгвардии (№ 226-ФЗ от 03.07.2016 — Л. С.) прямо не говорит о том, что структура должна комплектоваться за счет перевода полицейских. Реорганизация полицейских подразделений началась в апреле 2016 года после указа президента о создании Росгвардии, фактический перевод омоновцев состоялся в сентябре 2016 года, 29 декабря до нового места службы добрались и их документы. За четыре года УМВД России по  задолжало каждому из омоновцев вещей в среднем на 100 тысяч рублей. Фото: Тимур Галимов / ПГСотрудник МВД, вне зависимости от того, каким именно был его перевод, при его оформлении должен получать «арматурную карточку» (так омоновцы между собой называют вещевой аттестат) — именно он дает им право «встать на вещевое довольствие» на новом месте службы. Также в день вручения этого самого аттестата МВД обязана выдать переводящемуся и все те вещи, которые он недополучил за годы службы. Такая недостача стала в полиции настолько общим местом, что в приказе МВД №725 (от 26 июля 2012 года «Об утверждении порядка выдачи, учета и списания вещевого имущества в органах внутренних дел Российской федерации») этот момент «одежного расчета» специально зафиксирован. За четыре года (с 2012 по 2016 — Л. С.) УМВД России по Псковской области задолжало каждому из омоновцев вещей в среднем на 100 тысяч рублей. Но ходить на работу в «гражданской» футболке запрещалось, поэтому полицейские шли в  и покупали «комки» (на языке омоновцев — это полный набор камуфляжной экипировки) там. Только вот цены магазина от тех, по которым командование МВД оптом закупало вещи себе на склад, отличались в разы. Камуфляжный костюм в розницу стоил больше 6 000 рублей, в то время как государственная цена не превышала 3500 рублей. Но компенсацию за вещи увольнявшимся насовсем (не переводом — Л. С.) выдавали по внутреннему курсу, отталкиваясь от своих закупочных цен. После перевода омоновцы ни компенсацию, ни сам вещевой аттестат не получили. «Вы теперь в Росгвардии, она с вами и рассчитается по всем долгам», — неофициально объяснило прежнее руководство своим экс-сотрудникам. Те не поверили и на всякий случай пошли в суд. Их законным представителем стала юрист-правозащитник НКО «Консультационный центр „Диалог“ , которая считает, что невыплата компенсации и невыдача аттестата — это нарушение прав ее подопечных. „Только в России существует парадокс: силовики должны одеваться сами, чтобы служить государству и отдавать жизни за родину, которая не может обеспечить их даже штанами!“ — возмущается она. В исковом заявлении они признают, что на службу в Росгвардию пришли добровольно, но при этом считают несостоятельным сам переход без увольнения и расторжения контракта. После перевода все вещевые обязательства ОМОНА перешли к отделу вневедомственной охраны федеральной службы национальной гвардии РФ. „Это никак не обязывает Росгвардию выплачивать долги УМВД“, — подчеркивают омоновцы и сообщают суду, что полицейское руководство заставляло их брать одежду больших размеров — ситуация, когда сотруднику с 48 размером всучивали куртку 56-го, была постоянной. Сейчас в псковских судах уже более трёх десятков „омоновских“ дел, всего от гвардейского перевода пострадали более 100 сотрудников. Отдельно за судебными перспективами ОМОНа наблюдает СОБР, который оказался в такой же ситуации, но на иск пока не решился. „Нам-то терять нечего, мы полиции больше не подчиняемся, поэтому никакого давления не боимся“, — объясняют омоновцы „Псковской губернии“. Им даже удалось получить неофициальную поддержку начальства. „Я ребят в обиду не дам“, — сообщил командир подразделения столичному руководству, которое прибыло в , чтобы напомнить правила игры и субординации. В середине судебного процесса в деле неожиданно появились вещевые аттестаты. По версии ответчика — представителя УМВД России по Псковской области — документ был выдан еще в октябре 2016 года, аккурат перед переводом, только вот служащие его почему-то не видели. Полиция также повторила, что все вещевые обязательства перешли к Росгвардии, и именно она, по мнению УМВД, должна обеспечивать омоновцев полицейской же формой: гвардейской пока нет, образцы еще не утверждены. Суд решил, что у истца законных оснований требовать компенсацию нет. Мотивировочное решение в письменном виде пока выдано только одному из омоновцев, но перспективы остальных уже очевидны. По информации „Псковской губернии“, прецедент с решительными омоновцами представители администрации области и судебных властей обсуждали вместе. „Мы все прекрасно понимаем, но пойдем до конца. Они думали, городской суд проиграем и все — нет, будет и Верховный, мы не остановимся“, — обещают омоновцы. Сейчас они вместе с Ольгой Кутузовой консультируют коллег из других регионов. Те также собираются судиться. „Деньги на „вещёвку“ выделялись, но где-то осели“, — убеждены правоохранители. Росгвардия со многими из них еще даже не заключила контракт: они по-прежнему ходят в полицейской форме и получают старую зарплату. Что им придется делать в новой структуре — не знают. Зачем понадобилось из опытных омоновцев делать военных со строевой на плацу — не понимают. Командиры ситуацию прояснить не могут или не хотят. Увольнений боятся, считает ОМОН.
Видео дня. Педагог не педофил: в известном ВУЗе разгорелся скандал
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео