В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Олег Макаренко: Шульмановская ересь

Доцент Шульман употребила относительно новый термин для описания происходящего в – «гибридный режим», вызвав ярость в стане радикальной оппозиции: та согласна только на жесткие формулировки.
Олег Макаренко: Шульмановская ересь
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"
Доцент Шульман употребила относительно новый термин для описания происходящего в России – «гибридный режим».
Этим она вызвала бурлящую ярость в стане радикальной оппозиции: та согласна только на более жесткие формулировки, такие как «авторитарный режим» и «тоталитарный режим».
Дай волю этой старой гвардии борцов с режимом, они, пожалуй, немедленно сожгли бы госпожу Шульман на костре как отступника и еретика. Цитирую квинтеэссенцию шульмановской ереси:
«– Чем принципиально режим отличается от режима Иосифа Сталина?
– Да абсолютно всем! Сходства вообще ни в чем не наблюдается, кроме попыток пропаганды сымитировать нечто такое, что отвечает, как им кажется, ностальгическому запросу общества. Хотя этот самый ностальгический запрос они же обществу и навязывают».
Понимаете глубину пропасти?
Ведь если правление Владимира Путина «абсолютно всем» отличается от правления Иосифа Сталина, значит жечь покрышки уже не нужно и даже, возможно, вредно.
Следует, напротив, мягко воздействовать на «режим» в правовом поле, пытаясь корректировать действия властей в желаемую оппозицией сторону.
Как видите, за маловажными (с нашей ватнической точки зрения) нюансами именования российского «режима» прячутся две принципиально разных стратегии.
Для радикальных оппозиционеров, которые отстаивают термин «авторитарный режим», это стратегия «быть рупором Америки за печеньки ».
Для умеренных оппозиционеров, для тех, кто смягчает свою риторику до уровня «гибридный режим», это стратегия «мягко критиковать власть и получать свои плюшки от участия во внутренних российских разборках».
Сейчас уже, пожалуй, вполне очевидно, что стратегия «быть рупором за печеньки» неактуальна – печенек мало, с приходом Трампа их будет еще меньше, а понимания у широкой публики радикальные лозунги больше не находят практически никакого.
Стратегия «стать конструктивной оппозицией», напротив, весьма перспективна.
Во-первых, как показывает опыт других стран, мягкая критика власти – это цивилизованная, комфортная и устойчивая позиция, которая открывает перед носителем не только двери американского посольства, но и двери студий крупнейших телеканалов.
Во-вторых, в то время как радикальные оппозиционеры нужны только Госдепу, умеренные критики власти могут пригодиться очень многим влиятельным партиям и структурам.
Наконец, что особенно важно, ниша умеренной оппозиции практически свободна – в том числе и по той причине, что для конструктивной критики чего бы то ни было нужны хорошие мозги, которыми могут похвастаться далеко не все.
Теперь вы понимаете, почему реплика госпожи Шульман про «гибридный режим» вызвала такую бурную реакцию.
Целое поколение активистов, привыкших по любому поводу кричать «такую-то банду под суд» и «такой-то президент гад» остается не у дел. Потому что склепать смешной коллаж может каждый, а придумать и к месту употребить термин «гибридный режим» – только госпожа Шульман и еще пара-тройка интеллектуалов с противной стороны.
Мало того. На резкие выкрики радикалов ни власть, ни крупные СМИ уже не реагируют.
А вот «гибридный режим» обсуждают – причем, что характерно, даже на сонных январских праздниках, и даже с учетом того, что термин отнюдь не нов, госпожа Шульман употребляла этот термин еще в 2014 году, если не раньше.
Теперь, после этого необходимого предисловия, давайте посмотрим, что же это за «гибридный режим», про который нам рассказывают.
Насколько я понимаю идею Екатерины Шульман, суть довольно проста. Гибридный режим – это государственный строй, при котором за вывеской полноценной демократии прячется авторитарная группа грабящих страну диктаторов.
Неплохое определение для некоторых (если не для всех) западных демократий, однако не слишком-то подходящее для России.
Опровергнуть построения госпожи Шульман довольно просто – для этого достаточно отодвинуть в сторону многословные обвинения, чтобы освободить место для фактов с цифрами.
Сухие факты таковы:
1. С 2000 по 2015 год ВВП России (по ППС) вырос в 3,5 раза, с 1 трлн до 3.5 трлн долларов. Это данные и .
2. Зарплаты и пенсии в России также существенно выросли за этот период. Чтобы очистить цифры от инфляции и колебаний курса рубля, можно подсчитать средние зарплаты и средние пенсии в литрах бензина – они выросли в натуральном выражении впятеро (!).
(Страны Запада, кстати, этим похвастаться не могут, там зарплаты и пенсии с 2000 года стоят на месте или даже падают).
3. Россия приросла .
Если бы Россия и вправду управлялась «гибридным режимом», если бы наши власти думали только о своих банковских счетах, а желали бы нам только добра, ничего этого не было бы.
ВВП не вырос бы вовсе или вырос бы незначительно – украли бы все под корень. Зарплаты и пенсии также стояли бы на месте. Крым был бы отдан на растерзание патриотам – в обмен на любовь и долларовые кредиты со стороны США.
И, нет, списать все на «высокие цены на нефть» не получится. Хотя бы потому, что в прошлом году нефть опустилась до сверхнизких уровней начала нулевых годов, но катастрофы при этом никакой не произошло.
В общем, коллеги, называть власти России «гибридным режимом» можно только в рамках телепередачи, тщательно уклоняясь от любой конкретики. Цифры и факты немедленно разбивают эти построения в пух и прах.
Вместе с тем весьма радует уже и эта смена оппозиционной риторики – от «вот как просто попасть в палачи: промолчи, промолчи, промолчи» до «ворюга мне милей, чем кровопийца». Политическая система России однозначно взрослеет.
Для зануд. Вот данные по зарплатам, пенсиям и бензину за 2000 и 2015 год:
2000 год. Средняя зарплата 2,2 тысячи рублей, средняя пенсия – 700 рублей, бензин АИ-95 – 10 рублей за литр.
2015 год. Средняя зарплата 33,8 тысяч рублей, средняя пенсия – 13,9 тысяч рублей, бензин АИ-95 – 36 рублей за литр.
Источник: Блог Олег Макаренко, бизнесмен, блогер, журналист