Ещё
Хлопок произошел в жилом доме на севере Москвы
Хлопок произошел в жилом доме на севере Москвы

«Присядьте, или выведут из зала!». Как можно разнообразить выборы президенты ПФЛ 

Корреспондент
Sovsport
нарушил спокойный ход выборов в президенты ПФЛ, но победа все равно нашла того, кого искала.
Противостояние бывших соратников
Каюсь, вмешался в ход собрания, хотя делать этого не имел права ни по регламенту, ни по статусу. Но все равно это маленький бунт ни на что не повлиял. Совесть чиста. Конечно, цели оказать воздействие на исход выборов в президенты Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ — прим.ред.) и не было. Куда нам? Хотелось только дать еще один шанс человеку, который почему-то сам за него не цеплялся, хотя, казалось, и заслуживал. Речь о  Валерии Кучуркине
— единственному, кто пожелал составить конкуренцию на выборах в президенты ПФЛ действующему главе организации
Андрею Соколову. А теперь — обо всем по порядку.
Первоначально выборы президента ПФЛ планировались на январь 2016 года, но в итоге по решению совета ПФЛ дату икс перенесли на ноябрь. Мотивы в подобных историях не важны. От досрочных выборов сразу открестился глава московской федерации футбола
Сергей Анохин, заявивший в интервью
Sovsport, что «г-н Соколов, наверное, хотел остаться один на этих выборах, чтобы конкуренты не могли быстро подготовиться. А конкуренты у него могли быть в моем лице, в лице
Николая Александровича Толстых. Но Соколов сделал то, что хотел».
Караван пошел дальше, несмотря на критику, и пришел к тому, что в последний день регистрации кандидатов в соперниках Соколова значился только один человек — тот самый Кучуркин, экс-глава комиссии РФС по агентской деятельности и, что интересно, бывший соратник Соколова. Сюжет! Особенно, если учитывать слова, ранее сказанные Кучуркиным об изменившем свои идейные убеждения Соколове. В частности, действующему главе организации ставилось в укор, что он не поддержал
Николая Толстых
на эпохальном исполкоме РФС по весне, хотя Соколов считался человеком команды Толстых. В общем, это уже архив для «скандалов, интриг и расследований», но добавим одну деталь. Соколов являлся гендиректором РФС при Толстых, но позднее по решению тогдашнего главы российского футбола был вынужден сосредоточиться только на работе в ПФЛ. Так что неизвестно, кто еще виноват в расколе среди соратников.
Откровенный Симонян и спешащий Прядкин
За месяц до выборов пресса активно муссировала тему возможной ликвидации ПФЛ — об этом говорилось в проекте одного из материалов к совету по спорту при Президента страны. На защиту второй лиги встал глава РФПЛ Сергей Прядкин, назвав ПФЛ «кузницей кадров» для российского футбола. После чего президент лиги, которая нанесла ПФЛ самый серьезный удар переходом на «осень-весна», покинул зал собрания.
В отчете о проделанной работе Соколова прозвучало много правильных слов о доморощенных игроках, работы с регионами и прочее. Отметим следующее достижение: ПФЛ мотивировала клубы организовывать видеотрансляции своих домашних матчей, причем, организована специальная платформа для удобств показа и просмотра игр. На вопросы по своему докладу Соколов отвечал уверенно и даже немного жестко.
Затем к микрофону подошел Никита Павлович Симонян. Пламенная речь первого вице-президента РФС отогрела зал. Уважаемый ветеран рассказал об отказавшем в помощи детско-юношескому футболу губернаторе Кировской области Никиты Белых, о своем отношении к системе «осень-весна» и, что даже важнее, об отношении владыки российского спорта к данному вопросу. «Мутко больше настроен на „весна-осень“, — поделился Симонян перед собранием ПФЛ. Да, Никита Павлович не прячется за общими формулировками!
»Присядьте, а то вас выведут из зала»
Потом говорил Кучуркин. Говорил ярко, причем, не читал с листка, а вещал от души. К сожалению для него, к докладу он подошел излишне эмоционально, потратив отведенные регламентом на выступление 10 минут на поиски минусов в работе конкурента. Да, это было интересно, а главное — хотелось слушать. Но! О своей программе Кучуркин почти не успел сказать ничего, лишь вскользь упомянув несколько тезисов и планов, отвечая на вопросы из зала. А ведь послушать было что! Так Кучуркин заявил, что у него есть предварительная договоренность со спонсором, готовым вложиться в ПФЛ на определенных условиях, поведал о доходах (будущих) от рекламы на сайте, например. Но на этом все. Лимит времени.
Сложно идти против кого-то, легче — за кем-то. Вот и публика то ли побоялась идти на слова от сердца, но мало подкрепленные фактами, то ли — и не планировала. Вашего покорного слугу разрывало две эмоции. Первая: услышать таки хотя бы самые основные тезисы программы Кучуркина, потому что буклеты с его программой были немного официозны (как и все подобные документы) и наполнены, по большей части, общими фразами. А второе: это страх неопытности. В конце концов, почему сам Кучуркин не использовал вопросы из зала, чтобы довысказать все до последней запятой о плане спасения для ПФЛ? В итоге во мне победила первая эмоция, и посреди ознакомления с правилами проведения голосования я сказал то, что мог сказать только неопытный журналист. Я попросил уделить Кучуркину еще пять минут, так как считал нужным услышать все-таки основные тезисы кандидата. Ведь это прямым образом могло повлиять на голосование. Отмечу еще раз, никаких целей, кроме желания услышать доклад кандидата Кучуркина целиком, я не преследовал. Странно, что только у меня возникло такое желание. Два других действующих лица диалога — помимо Андрея Соколова и корреспондента
Sovsport
— это Андрей Лексаков и Артем Казаченков, соратники действующего президента ПФЛ.
Терентьев: Можно вопрос? Немножко несвоевременно…
Лексаков: Представьтесь!
Терентьев: Артем Терентьев, Sovsport.ru. Немножко несвоевременно, но хотелось бы еще 5 минут уделить Валерию Валерьевичу, потому что у действующего президента было 30 минут на отчет…
Соколов в этот момент грубо пытается прервать собеседника.
Терентьев: … и хочется коротко на 5 минут услышать тезисно… Дело в равных условиях…
Соколов: Дело касается председательствующего. Председательствующий на общем собрании, напоминаю, я. Значит, все предложения, в том числе от прессы, должны быть уместны. Пресса должна освещать, а не агитировать.
Терентьев: Я не агитирую…
Соколов: … Поэтому прошу вас присесть и освещать событие. Пожалуйста, присядьте. Вы не доверенное лицо кандидата. Присядьте и освещайте события! Не мешайте председателю избирательного комитета исполнять свои функции! Пожалуйста! Если вы не будете следовать тому, что вам сказал председательствующий, я попрошу вас вывести из зала.
Терентьев: Одно предложение…
Соколов: Пожалуйста, присядьте!
Терентьев: Я не агитирую.
Казаченков: Не надо агитаций.
Терентьев: Я не агитирую! Просто дайте человеку высказаться.
Собрание молчало. Соколов высоко летал.
Дальше произошло очевидное. Соколов уверенно заслуженно победил, а Кучуркин проиграл. Заслуженно проиграл — потому, что услышанного от Кучуркина было явно мало для победы, а почему он не использовал все допустимые способы для обхода лимита в 10 минут, я не знаю. Может, что-то уже знал. В любом случае — теперь Соколов, как минимум, на три года президент ПФЛ.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео