Войти в почту

Летчики, участвующие в операции в Сирии, рассказали о своих приметах

Никогда не фотографироваться перед вылетом и обязательно обойти по кругу самолет — таковы обязательные ритуалы, которые выполняют перед вылетом российские летчики, участвующие в операции российских ВКС против террористической группировки «Исламское государство» в Сирии, рассказали журналистам сами пилоты.

Российские летчики в Сирии рассказали о своих приметах
© РИА Новости

Операция ВКС РФ в Сирии, целью которой является поддержка сухопутной операции правительственных войск САР и поражение инфраструктуры ИГ, продолжается уже 20 дней. За это время российские боевые самолеты нанесли порядка 750 авиаударов по позициям боевиков.

Только «проверенные» вещи

"Так как наша техника очень сложная, а служба опасная, то, конечно, есть множество примет и ритуалов, которые мы выполняем перед полетом", — рассказал журналистам один из российских пилотов.

"Например, мы не одеваем на серьезный вылет новые вещи — только старые, проверенные. Ботинки должны научиться летать", — говорит пилот.

Еще одна примета — не фотографироваться перед вылетом, «чтобы последнюю фотографию не поставили на памятник», рассказывают летчики. Именно поэтому с сирийской авиабазы «Хмеймим» практически нет фотографий пилотов.

Ни одного эксцесса благодаря «поглаживанию»

Перед вылетом летчики обходят по часовой стрелке свою машину, как бы «здороваясь» с ней, трогая нос, крылья, бомбы и ракеты. «Необходимости в этом нет — наши машины проверяют профессиональные техники. Это чистой воды традиция, которая уходит корнями в старое время винтокрылой авиации, когда летчик самолично проверял вибрацию своего самолета», — рассказывает пилот.

На профессиональном сленге летчики называют этот процесс «поглаживание» — со стороны он смотрится трогательно, как будто пилот просит свою «железную лошадку» его не подвести.

Техническое обслуживание самолета действительно впечатляет — это очень сложный процесс, и занимается им целая команда профессионалов. Один инженер осматривает шасси, причем сначала их надо из шланга облить водой, чтобы они остыли — от торможения колеса сильно разогреваются, тем более, что на аэродроме «Хмеймим» сейчас стоит 30-градусная жара. Радиоэлектронщики подключают к электронным устройствам самолета специальные сканеры и сравнивают их показатели с таблицами неисправности. Если у самолета обнаружены какие-то неполадки, его отгоняют в отдельный ангар — техническую эксплуатационную часть. Если все в порядке, машина заправляется, в нее вливаются свежие технические жидкости — и она готова к новому полету. Летчикам осталось только получить координаты новой цели, будь то бункер исламистов или цех по производству поясов шахидов.

"Несмотря на высокую интенсивность полетов и высокую температуру воздуха, сбоев или так называемых проявлений человеческого фактора, на аэродроме не было", — заверил журналистов представитель Воздушно-космических сил полковник Игорь Климов.

Надувной плот на всякий случай

Чтобы исключить пресловутый человеческий фактор, летчик должен быть отдохнувшим и сытым. «Мы живем в специальных модулях по два-три человека. Условия скромные, даже телевизора у нас нет, но нам всего хватает. Главное — высыпаемся, потому что зачастую от реакции и внимания пилота зависит выполнение задания или сама его жизнь», — рассказывают летчики, которые любят расспрашивать журналистов, какие новости «на большой земле» и какая погода в России.

На случай непредвиденных ситуаций самолеты снабжены так называемым носимым аварийным запасом (НАЗ), необходимым для выживания в случае падения самолета на вражеской или безлюдной территории.

В комплект НАЗ, который весит около 12 килограммов, вошли даже радиостанция «Комар» и надувной одноместный плот — ведь боевые действия в Сирии ведутся рядом с побережьем Средиземного моря. Продовольственная группа НАЗ включает сухое горючее, плоский бачок с 1,5 литра воды, сахар или карамель и соль. Медицинская группа — йод, бинт, обезболивающее, перевязочные материалы. Также в НАЗ включены сигнальные патроны, нож-мачете и даже зеркало — для подачи сигнала в случае, если все сигнальные патроны отстреляли и радиостанция разрядилась.

Пустую коробку, в которой содержится НАЗ, можно использовать как сковороду для разогрева пищи.

Как пояснили журналистам техники, НАЗ обычно находится под сиденьем внутри катапультного кресла. При катапультировании НАЗ срабатывает, в частности, первым включается радиомаяк — он должен сообщить на базу, где находится пилот. Затем срабатывает плот.

"Вылет может быть долгий, поэтому у нас считается, что нельзя лететь на пустой желудок", — добавляет пилот. Кормят летчиков в общей столовой, питание трехразовое. В основном это обычная, привычная пища — суп или борщ, котлета с гречкой или макаронами. Чтобы немного разнообразить свое питание и купить, например, шоколад или пряники, можно заглянуть в вагончик «Военторга» — один из них «припаркован» прямо около самолетов. Торгуют только за рубли.