В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Страшилки о гражданской войне и зачистка оппозиции: Как Рахмон победил в Таджикистане

Действующий президент в пятый раз переизбрался на пост главы государства. По данным ЦИК республики, его уровень поддержки среди населения превысил 90% при явке выше 85%.

Страшилки о гражданской войне и зачистка оппозиции: Как Рахмон победил в Таджикистане
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Свою избирательную кампанию Эмомали Рахмон строил на основе обещаний об улучшении уровня жизни, страшилок о гражданской войне 1992-1997 годов и зачистке политической поляны от оппозиции. Соперниками Рахмона на выборах стали четыре технических кандидата от парламентских партий: от Аграрной партии получил 3,03% голосов; Рустам Рахматзод от Партии экономических реформ – 2,15%; Абдулахим Гаффорзод от – 1,49%; Миродж Абдуллоев от – 1,17%.

Видео дня

– Ни в одной демократии мира не бывает такого, чтобы президент на выборах получил более 90%, а каждый из его формальных конкурентов – около 1-2%. Правда, Рахмон еще не побил свой рекорд 1999 года, когда у него было 97% поддержки, – прокомментировал результаты выборов главный редактор портала Фергана.ру, эксперт по Средней Азии .

Власти Таджикистана объявили в понедельник о полицейском усилении в Душанбе в ожидании возможных протестов. Кислов замечает, что никаких протестов ожидать не следует. В Таджикистане фактически нет политической дискуссии, а оппозиция раздавлена.

– Полицейское усиление в Душанбе, видимо, было сделано только ради излишней показухи, – отмечает эксперт, – потому что никакие протесты в Таджикистане не ожидаются. Выборы прошли также, как они проходят последние 20 лет. Эмомали Рахмон победил с каким-то безумным результатом. Таджикистан это не или , никаких политических баталий, раскола внутри элит и волнений на улицах по поводу несправедливых результатов выборов, на мой взгляд, нет.

Единственное, что могло бы пошатнуть режим Рахмона и влияние так называемого кулябского клана, к которому принадлежит президент– резкое ухудшение экономической ситуации в стране, связанное с падением доходов трудовых мигрантов на фоне пандемии коронавируса.

– Социально-экономическая обстановка в Таджикистане зависит минимум наполовину от доходов трудовых мигрантов, которые в эпоху пандемии не имеют возможности выехать в Россию, чтобы зарабатывать. Если это продлится долго, я боюсь, ситуация может ухудшиться и тогда на фоне обнищания населения возможны какие-то акции протеста. Вероятно, в виде голодных бунтов. Население не имеет возможности зарабатывать внутри страны – огромное количество безработных и никакой возможности заработка. Впрочем, это не имеет отношения к результатам выборов и той абсолютной власти, которой обладает сегодня Рахмон, его клан и его семья, – считает Кислов.

Сравнивать Таджикистан с соседней Киргизией, где существует множество партий и групп интересов, по мнению Даниила Кислова, вообще неправильно

– В Таджикистане, в отличие от Кыргызстана, уже многие годы нет никакой политики. Последняя оппозиционная сила ( – прим. «СП») была выжжена каленым железом, обвинена в терроризме. Десятки и сотни ее членов, а также руководящий состав, сидит в тюрьме. Эти репрессии привели к полной деполитизации населения, отсутствию каких-либо альтернативных политических мыслей. В Киргизии, напротив, множество политических партий и разноплановые политические интересы – там сторонники парламентской республики теперь призывают президента взять власть в свои руки. Эмомали Рахмон эту власть не выпускает долгие годы.

Военный обозреватель объяснил «Свободной прессе», почему победа Эмомали Рахмон на выборах удача для России в контексте геополитических интересов страны.

«СП»: – С точки зрения геополитических интересов России тот факт, что президентские выборы в Таджикистане прошли достаточно спокойно, это хорошо?

– Безусловно. Таджикистан является одной из важных зон российских интересов. Все эти годы страна традиционно была союзником России. Таджикистан прикрывали в военном отношении, особенно в начале 1990-х годов, когда шла гражданская война с исламистами. И до сегодняшнего дня Душанбе остается нашим серьезным партнером. Таджикистан – страна богатая полезными ископаемыми, включая очень редкие и дорогие, и она находится на пути проникновения со стороны Афганистана и этого направления джихадистов, поэтому для России важно, что выборы прошли спокойно и ситуация находится под контролем.

«СП»: – На сегодняшний день в Таджикистане прослеживается влияние религиозных объединений исламского толка?

– Исламистское влияние находится сейчас на минимуме, потому что Рахмон достаточно четко понял угрозу со стороны исламского движения и религиозной ориентации для светского Таджикистана. Он четко держит руку на пульсе. Имамы обучаются только в тех странах, которые лояльны Таджикистану, находятся под постоянным контролем специальных структур – они достаточно жестко подавляют любые исламистские проявления. Легче встретить таджиков-джихадистов в России, чем в Таджикистане.

«СП»: – События в Киргизии как-то повлияли на политическую повестку в Таджикистане в период выборов?

– Кыргызстан это соседняя страна и, безусловно, были сделаны выводы. Привлекались определенные силы для того, чтобы не упустить ситуацию. С другой стороны, Киргизия и Таджикистан отличаются. Первая традиционно расколота на два больших лагеря – северные улусы и южные улусы, в Таджикистане ничего из этого нет – есть много мелких групп, которые воюют между собой, и группа Эмомали Рахмона, которая держит власть. Пока экономически республика более-менее стабильна, я не думаю, что не будет никаких серьезных волнений.

«СП»: – Таджикистан это еще и сфера интересов Китая

– Надо понимать, что Россия и Китай соревнуются за Таджикистан. Китай в этом плане, безусловно, заинтересован в том, чтобы взять республику в свою орбиту, но руководство и элиты Таджикистана отдают себе отчет в том, что оказаться под полным китайским влиянием очень опасно для их собственной власти. Они пытаются максимально использовать желание Китая прийти в Таджикистан, но при этом удержаться на определенном расстоянии, чтобы не попасть на смертельную для них орбиту.