В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Кто убил Ирину Славину? Не первая искра для тлеющей системы

В нижегородском Доме ученых сегодня прошла панихида по главному редактору издания Koza.press (Мурахтаевой).

Кто убил Ирину Славину? Не первая искра для тлеющей системы
Фото: Русская ПланетаРусская Планета

2 октября она написала в Facebook «В моей смерти прошу винить », пришла к зданию , облила себя бензином и сожгла заживо. «Русская планета» пытается разобраться, что привело 47-летнего журналиста регионального независимого издания к трагической гибели и как на это отреагировали люди.

Видео дня

Ирина родилась 8 января 1973 года в Горьком. О её детстве и юности известно немногое: с 1992 по 1997 год она училась на филологическом факультете Нижегородского государственного педагогического института на филолога, а с 2000 по 2003 год — на филологическом факультете Университета Российской академии образования, только уже на журналиста. Параллельно на протяжении восьми лет преподавала русский язык школьникам.

Летом 2003 года Ирина закончила учебу, оставила преподавание и устроилась работать в «Нижегородскую правду». За восемь лет сменила несколько редакций и взяла псевдоним — Ирина Славина. Карьера журналиста забуксовала: ни в одной местной редакции для её острых оппозиционных взглядов места не находилось. Тогда Славина решила основать своё издание.

«12 мая 2015 года черт дернул меня написать пост в Facebook: поделитесь, попросила «френдов», идеями по поводу названия электронного СМИ – нового, нижегородского, объективного, в котором не будет места новостям типа « взял на особый контроль результаты месячника по благоустройству в Нижнем Новгороде» или « заявляет, что каждый четвертый житель принимает участие в праздничных мероприятиях. Ведь вам нужно такое СМИ, правда?», — делилась потом воспоминаниями она.

В июле 2015 года она возглавила «Козупресс». За пять лет и издание, и его основательницу неоднократно штрафовали. На журналиста заводили административные и гражданские дела.

Независимое СМИ нижегородцам действительно, судя по статьям Славиной, было нужно. Но, видимо, не всем.

Только в последние два года Ирина выплатила 70 тысяч за статью о неуважении к власти из-за своего поста об установке памятника Сталину, 65 тысяч — за распространение фейков о коронавирусе, 20 тысяч — за организацию акции памяти политика , которого 27 февраля 2015 года убили у стен Кремля

Согласно данным открытых источников, средняя зарплата в Нижегородской области в этом году составила 33701,1 рублей. Мы не возьмемся утверждать, какими были реальные доходы Ирины и не станем задавать этот вопрос её скорбящей семье, но отметим, что растить двоих детей (Маргаритуи Вячеслава) и регулярно выплачивать штрафы - сможет не каждый.

О том, что Славину «душили» финансово, упоминал и адвокат «Агоры» , который представлял интересы журналиста в различных делах. По его мнению, дела эти были необоснованными и политически мотивированными.

«Это некое преследование. Все знали, что она нуждается в деньгах. Мне кажется, силовики выбрали тактику финансового уничтожения. Платить ей было очень тяжело. Но это мое предположение», — говорил защитник

К очевидному финансовому давлению со стороны местных властных структур нельзя не добавить и психологическое давление, которому регулярно подвергалась Славина, пытаясь своевременно оплачивать штрафы, что с каждым разом становилось всё труднее.

Вот и за день до её смерти к журналистке в шесть утра вломились 12 силовиков с обыском по делу «Открытой России» (признана нежелательной в РФ), к которой, как уверяет исполнительный директор организации , Ирина вообще никакого отношения не имела — по делу местного бизнесмена она проходила свидетелем. Однако её заставили переодеваться в присутствии незнакомой женщины, забрали всю технику, все записи и даже блокноты, полностью лишив возможности работать.

Близкие Славиной считают, что этот грубый и демонстративный обыск мог стать «последней каплей», которая и подтолкнула Ирину к случившемуся.

На следующий день в 15.30 она облила себя бензином и сожгла у здания МВД напротив станции метро «Горьковская». Ее пытался спасти случайный прохожий, но Ирина его помощь не приняла. Она сгорела заживо всего за несколько минут. В социальных сетях её теперь называют «Данко».

Реакция общественности

Вечером того же дня нижегородцы стали нести цветы и свечи к месту гибели Ирины, которые непонятным образом стали куда-то исчезать. 3 октября в ряде городов прошли одиночные пикеты в поддержку Славиной и её семьи. В Нижнем Новгороде дети журналиста вышли с плакатом «Пока моя мама горела заживо, вы молчали». В Санкт-Петербурге активисты протестовали с лозунгами «Страна людоедов» и «Путинский режим убивает».

Независимый профсоюз журналистов России, комиссия по правам журналистов , , «Открытая Россия», фонд «Общественный вердикт», политик , коллеги и близкие погибшей, а также многие общественные деятели призвали расследовать гибель Славиной в рамках уголовного дела о доведении до самоубийства. В ведомстве начали доследственную проверку, однако там в упор не видят связи между прошедшими у журналиста обысками и ее гибелью. Своё расследование случившегося начал и Комитет против пыток.

Правозащитники выпустили совместное заявление, в котором потребовали пересмотреть статьи уголовно-процессуального кодекса о порядке проведения обыска и прекратить использовать обыски «для запугивания российских граждан».

«У обыскиваемых и членов их семей изымают всю компьютерную технику, все телефоны и носители данных — даже если характер расследуемого дела не имеет к технике никакого отношения

Изъятая техника и денежные средства не возвращаются годами либо совсем пропадают в недрах следственных органов. Такой обыск, по сути, мало отличается от грабежа», — приводит текст заявления «Новая газета»

Признаться, с каждым годом в России все больше человек годами терроризируют штрафами и обысками за то, что они просто делают свою работу. Журналисты — не исключение, да и вообще никто — не исключение. Не подбросят наркотики, так вспомнят о «Дадинской статье», не посадят, так доведут до самоубийства. И вот уже лозунг «Страна людоедов» перестает казаться чем-то вроде названия нового сериала от , а плавно начинает ассоциироваться с государством, в котором мы живем.