Предприятие с ядом. Чем опасен законсервированный завод УГМК для Северной Осетии 

Предприятие с ядом. Чем опасен законсервированный завод УГМК для Северной Осетии
Фото: РИА "ФедералПресс"
Не в первый раз и не в последний
8 октября в арбитражном суде запланировано заседание по иску к Северо-Кавказскому межрегиональному управлению Росприроднадзора. Предприятие требует признать недействительным предписание, принятое в отношении него в марте нынешнего года.
«Электроцинк» не в первый раз судится с природоохранным ведомством. Сейчас в арбитражном суде находится его иск к местному управлению Росприроднадзора. В нем он попросил отменить один из пунктов предписания, выписанного в октябре прошлого года.
Как следует из материалов судебного дела, «Электроцинку» было велено не складировать отходы на площадке, не предназначенной для этих целей и не соответствующей требованиям законодательства, убрать с нее поломанные корпуса аккумуляторов, а также разработать проект нормативов образования отходов и лимитов на их размещение.
О том, почему «Электроцинк» хранил корпуса аккумуляторов, в деле ничего не сказано. Возможно, аккумуляторы использовались в парке автомашин предприятия либо завод занимался переплавкой содержащихся в них свинцовых пластин (хотя производство свинца было остановлено в сентябре 2016 года).
Что бы там ни было, у Росприроднадзора явно есть серьезные претензии к «Электроцинку», и он пытается их оспорить. И хотя «Электроцинк» давно не работает, проблем с ним до сих пор хватает.
Главный загрязнитель
«Электроцинк» входил в число крупнейших промышленных предприятий Северной Осетии и одновременно был главным загрязнителем воздуха в ее столице : применявшееся на нем оборудование было устаревшим и периодически выбрасывало вредные вещества в воздух.
В декабре 2003 года его заполучила (УГМК), после чего выпуск свинца, цинка и кадмия стал быстро расти. Однако выбросы с предприятия никуда не исчезли, и в октябре 2009 года во Владикавказе прошел митинг горожан, потребовавших прекратить работу «Электроцинка» или оборудовать его современным газоочистным оборудованием. Поэтому в следующем году «Электроцинк» подписал с управлением по Северной Осетии соглашение по поводу модернизации производства.
Через восемь лет «Электроцинк» постигла катастрофа: в ночь на 21 октября 2018 года в электролизном цехе вспыхнул сильнейший пожар. Поднявшиеся над Владикавказом клубы черного дыма напугали жителей, вызвав среди них панику. Они вышли к зданию правительства Северной Осетии на акцию протеста против завода. Топ-менеджмент же УГМК, взвесив все за и против, в конечном счете решил не восстанавливать электролизный цех, закрыл «Электроцинк» и поувольнял его работников.
Завод жил, жив и будет жить
На самом же деле «Электроцинк» жив и продолжает зарабатывать деньги. Согласно Seldon.Basis, в прошлом году его выручка составила почти 1,1 млрд рублей, в то время как убыток — порядка 1 миллиарда. Его основным видом деятельности является оптовая торговля отходом и ломом.
«В 2019 году было отгружено 29,682 тыс. тонн лежалого клинкера на Сибайский филиал Учалинского ГОКа и на Урупский ГОК. По всей видимости, именно расчеты за эти поставки между предприятиями внутри УГМК и сформировали выручку 2019 года, — объяснил , аналитик «Финам». — Эти средства могли быть использованы для погашения долгов предприятия, для расчетов с увольняемыми работниками и для оплаты расходов по прекращению деятельности и консервации вредных производств».
Генеральным директором «Электроцинка» по-прежнему трудится , занимающий этот пост с февраля 2013 года. «Электроцинк», как и прежде, имеет несколько действующих лицензий — на эксплуатацию опасных объектов, добычу подземных вод и даже оказание медицинской помощи.
Более того, официально «Электроцинк» зарегистрирован не во Владикавказе, а в уральском городе Верхняя Пышма, где находится штаб-квартира УГМК.
«Вся деятельность по управлению фактически ликвидируемым предприятием перешла непосредственно в Верхнюю Пышму, необходимость содержать офис в Северной Осетии просто отпала. С государственными органами проще контактировать по месту нахождения руководства, а не летать в командировки или содержать специальный штат», — рассказал Алексей Калачев.
Старший директор АКРА придерживается иной точки зрения. «Местное население крайне негативно относится к деятельности завода на территории столицы республики, поэтому, вероятно, его и перерегистрировали, чтобы не вызывать раздражение у населения, тем более что власти регулярно сталкиваются с необходимостью разъяснять, что запуска завода после пожара не будет», — допускает он.
Цена вопроса
Имущественный же комплекс «Электроцинка» УГМК в июне выставила на продажу на Avito. В его составе всем желающим предлагаются свыше 200 зданий и 4,5 тыс. единиц оборудования, 141 транспортное средство и железная дорога, системы водо-, газо— и электроснабжения, канализации.
УГМК явно пожадничала, запросив за имущество «Электроцинка» 1,2 млрд рублей, поэтому объявление о его продаже до сих пор висит на Avito. В качестве его преимуществ она назвала низкую стоимость электроэнергии, большой запас мощностей по всем коммуникациям и наличие во Владикавказе квалифицированных рабочих.
Акции «Электроцинка» до сих пор оборачиваются на , и с ними совершаются сделки. «Акции „Электроцинка“ продолжают торговаться, поскольку более 20% акций находятся в свободном обращении, а листинг на Московской бирже пока никто не отзывал. При этом вся рыночная капитализация „Электроцинка“ составляет сегодня менее 250 млн рублей — чуть ли не в пять раз меньше того, что УГМК рассчитывает получить от продажи завода», — отметил Алексей Калачев.
Неясные перспективы
Теперь единственный неразрешенный вопрос, который остается в связи с «Электроцинком», — что же с ним дальше делать? В принципе можно было бы восстановить электролизный цех и возобновить производство, но УГМК на подобный шаг не пойдет — тут потребуются немалые средства, которые вряд ли у нее есть. Да ей и достаточно , единственного оставшегося в России предприятия по выпуску цинка: после пожара на «Электроцинке» он стал монополистом на российском рынке и может навязывать потребителям любые свои условия.
Можно было бы организовать на «Электроцинке» какое-то иное металлургическое производство, например алюминиевых профилей либо фольги или же проката из меди и ее сплавов — все-таки на «Электроцинке» есть готовая инфраструктура и наладить выпуск такой продукции проще и дешевле, чем цинка. Можно также сделать на территории «Электроцинка» индустриальный парк, зазвав в него инвесторов и построив предприятия любой отраслевой ориентации, — в Северной Осетии довольно высокий уровень безработицы и здесь очень нужны новые рабочие места.
«Потенциального покупателя сложно назвать, это может быть довольно широкий отраслевой круг. Вряд ли кто-то станет восстанавливать здесь прежнее вредное производство, — считает Алексей Калачев. — Можно перепрофилировать на выпуск другой металлургической продукции, можно организовать здесь индустриальный парк, а можно просто все снести, рекультивировать участок и отдать его под жилищную застройку».
Опасное наследство
Идея построить жилье на территории простаивающего «Электроцинка» выглядит довольно заманчивой, учитывая его расположение в городской черте Владикавказа.
«Имущественный комплекс после рекультивации может быть реализован под строительство жилья. Завод располагается недалеко от центра Владикавказа, и при правильном позиционировании земля, на которой он располагается, может быть продана по высокой цене», — поделился своим мнением Максим Худалов.
Есть только маленькое «но»: на «Электроцинке» до сих пор хранятся его отходы. Конечно, определенные объемы с него вывозятся. Судя по отчетности предприятия, в 2020 году с него должны отправить на Учалинский и Урупский ГОКи 370,1 тыс. тонн клинкера.
«Наиболее явной опасностью для окружающей среды являются запасы производственного шлака и клинкера, произведенного из него, накопленного шлама промывной серной кислоты и ртутно-селеновый шлам, сопутствующий производству шинка. Это отходы I–III классов опасности. На момент консервации предприятия их было накоплено сотни тысяч тонн, — констатировала , председатель правления АНО «Равноправие». — Хранение этих отходов без постоянного мониторинга означает постепенное загрязнение грунтовых вод и почв такими загрязнителями, как цинк, олово, ртуть и иные тяжелые металлы, сернистые соединения, фториды и многие иные загрязняющие вещества I–III классов опасности».
Нельзя сбрасывать со счетов возможность попадания опасных химических веществ в почвы и подземные воды. Последние могут попасть в бурный Терек.
«Решения, заложенные в проект консервации, являются достаточно надежными: все необходимые меры по консервации и дальнейшему мониторингу предусмотрены для 14 из 15 опасных объектов. Вопрос исключительно в том, насколько качественно будут выполнены все необходимые меры. Также вызывает вопросы качество проведенных инженерных изысканий: в частности, загрязненность грунтов и то, насколько далеко за пределы территории завода загрязнение разнесли грунтовые воды. Если новые владельцы завода будут уделять экологическим вопросам больше внимания, то необходимо произвести комплексные изыскания прилегающих территорий и сделать независимую оценку опасности территории для здоровья местных жителей», — указывает Алексей Фунтов, советник генерального директора ФГИК «Размах».
Выходит, неработающий «Электроцинк» может представлять собой серьезную угрозу для экологии Владикавказа. Тогда УГМК необходимо продать его, и чтобы не платить налог с его имущества и чтобы снять с себя всякую ответственность за возможное отравление земли и воды. И еще «немного» подзаработать.
На запросы автора статьи, направленные по электронной почте в пресс-службы УГМК, Росприроднадзора и администрации главы и правительства Северной Осетии, комментариев получено не было.
Фото: администрация муниципального образования г. Владикавказ
Видео дня. За кого певица Монеточка вышла замуж
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео