Homo дальних странствий

Неандертальцы. Иллюстрация: Michael Long, fineartamerica.com
Homo дальних странствий
Фото: Машины и МеханизмыМашины и Механизмы
Крылатое библейское выражение о неисповедимости господних путей меркнет перед «неисповедимостью» путей людских. Миграции рода Homo туманны, как остров Ньюфаундленд. И чем дальше в прошлое, тем больше его тропы теряются в веках.
Несмотря на то что сегодня мы заселили все континенты, люди вовсе не являются рекордсменами по миграциям среди других представителей фауны. Скорее, наоборот. Дело в том, что наши предки испокон веков обитали в местах, не располагающих к дальним странствиям.
Австралопитеков и первых Homo окружала довольно густая саванна, мало похожая на ту, что видят современные жители Африки. Но главное – в те далекие времена наши предки только осваивали походку на двух ногах и передвигались весьма неуклюже. Не говоря уже про скорость – на своих двоих (кривых и коротких, к тому же) далеко не убежишь: обуви-то нет! А мозг еще слишком примитивен, чтобы эффективно добывать пропитание и спасаться от хищников. По части миграций мы сильно уступали очень многим животным, особенно копытным – большим умельцам преодолевать огромные расстояния.
Кстати, именно из-за того, что австралопитеки терпеть не могли «переезды», от 3 до 2,5 млн лет назад большинство из них благополучно вымерло. Ведь в ту пору в Африке в силу разных климатических причин возникла сезонность: засуху стали сменять затяжные дожди. Нужно было пережидать неблагоприятное время в других краях, а австралопитеки этого не умели. Впрочем, часть из них как-то справилась, иначе бы этот текст попросту некому было писать и читать.
Первые Homo, потомки австралопитеков, появились примерно 2,4–2,3 млн лет назад. Не дожидаясь особых приглашений, они ринулись прочь из Африки. И через каких-то 500 лет после появления Homo ergaster'а («человека работающего») он уже был в , на месте нынешнего . Его останки датируются почти 1,8 млн лет назад и считаются самыми древними из рода «Люди», что найдены за пределами черного континента. Почему же эргастеры смогли так далеко шагнуть?
Во-первых, потому, что этот шаг стал ровнее и увереннее, чем у австралопитеков: ноги древних людей удлинились, а таз сузился, да и мозгов стало побольше. Ведь эргастер первым из наших предков стал изготавливать орудия труда, поэтому его и называют «работающим». Но те эргастеры, что вышли из Африки не позднее 1,8 млн лет назад, не являются нашими предками. Ими стали те, кто продолжал жить на горячем континенте. Ранние же мигранты (в том числе эргастеры из Грузии) разбрелись по Евразии, со временем «превратившись» в неандертальцев в Европе, денисовцев – в и на , и так называемых «хоббитов» – флоресских людей, достигших и ближайших архипелагов. Благодаря жизни на райских островах последние буквально деградировали: снова покрылись шерстью, уменьшились в размерах, а мозг их стал таким же, как мозг современных шимпанзе. Вероятно, поэтому в промежуток от 100 до 50 тыс. лет назад они попросту вымерли.
Но вернемся к нашим предкам. Они, как помним, прикипели душой к Африке и сидели там еще очень долго, оттачивая навыки охоты и собирательства. Позже кое-какие из них все-таки начали потихоньку покидать родину. Например, потомки Homo helmei, останки которых найдены в в пещерах Схул и Кафзех и датируются 119–81 тыс. лет назад. Нередко их даже определяют как древнейших Homo sapiens за пределами Африки, но многие антропологи с этим не согласны – вероятно, все-таки это были еще не сапиенсы.
Почему люди стали покидать Африку, ведь к тому моменту они уже умели делать орудия труда и охотиться? Потому что еды много не бывает, а назойливых родственников и зубастых конкурентов хватает всегда. К тому же в те времена на Земле было теплее, чем сейчас, поэтому юг средней полосы Евразии мало отличался от африканских температур – никакой особой разницы представители рода Homo, скорее всего, не ощущали. Но в первую очередь, конечно, заселяли лишь самые теплые районы. Человек вообще существо тропическое, иначе у нас не было бы необходимости носить одежду, согреваться зимой, а северные регионы планеты были бы столь же густо населенными, что и южные.
Но когда еды становится слишком мало, волей-неволей начнешь осваивать и более прохладные места. Тем более что примерно 164 тыс. лет назад люди уже «приручили» огонь (к слову, есть свидетельства, что неандертальцы, которых до сих пор иногда считают недалекими, в холодной Европе стали использовать огонь еще раньше – около 200 тыс. лет назад). Правда, имеются данные о том, что какие-то «троглодиты» жгли костры 1,6 млн лет назад, но они отнюдь не бесспорны. Ясно одно – освоению севера, где толпами бегали непуганые мамонты и бизоны, помогли огонь и изобретение одежды (последнее событие произошло от 500 до 200 тыс. лет назад).
Но даже южные территории вне родного континента было не так-то просто покорить, ведь путь из Африки преграждала либо пустыня (через которую охотники-собиратели не пойдут, так как просто не смогут унести с собой большой запас воды и провизии, ведь у них еще нет верблюдов и лошадей), либо Баб-эль-Мандебский пролив. Название пролива переводится с арабского как «ворота слез», в честь отважных предков, погибших в его волнах. Правда, около 70–60 тыс. лет назад уровень океана был примерно на 50 м ниже современного (а по некоторым оценкам и на все 80), а сам пролив был у́же на 1,2–1,4 км. Поэтому в некоторых местах «ворота слез» напоминали цепочку отмелей. Именно в это время и состоялся главный исход из Африки наших предков, которые быстро заселили Евразию, смешавшись там с неандертальцами, и Австралию, попутно заключая «браки» с денисовцами. В память о тех славных временах у всего неафриканского человечества имеется примерно 2 % неандертальских генов, а у австралийских аборигенов – примерно 4,8 % денисовских. Ну а часть людей по традиции так и осталась сидеть в Африке, где живет до сих пор, – например, бушмены и койсаны.
Вид Homo sapiens появился в Африке, по самым смелым оценкам, около 200 тыс. лет назад, по самым пессимистичным – 45 тыс. Поэтому мигрантами, покинувшими жаркую прародину 80–60 тыс. лет назад, были именно сапиенсы и никто другой. Генетический анализ и сравнительный анализ черепов показали, что от этой волны и происходит все неафриканское человечество, исключая совсем небольшие примеси неандертальцев и денисовцев. А еще примеси каких-то ранних мигрантов (возможно, поздних эректусов и их потомков – гейдельбергских людей) несет в себе ряд народностей, обитавших в прошлом на территории Ливана, Сирии, Израиля, Иордании, Новой Зеландии, Австралии и Индонезии.
Многие ученые уверены в многократных миграциях именно сапиенсов за пределы Африки, которые случались до основной волны (80–60 тыс. лет назад). Просто выходившие группы, по-видимому, были слишком малочисленны, чтобы внести существенный вклад в современный генофонд. Они могли выходить не только через Баб-эль-Мандебский пролив, но и через северный путь – Синайский полуостров, где большую часть времени была пустыня, но в особо влажные климатические периоды и она покрывалась растительностью, превращаясь в оазис.
Несколько международных групп ученых в 2016 году опубликовали в журнале Nature большое исследование, посвященное выходам людей с африканской родины. И выяснили, что у наших предков было всего три «окна в Европу» (и Азию), которые позволили бы им выйти из Африки, когда на их пути было достаточно пищи, а воды Баб-эль-Мандебского пролива были сравнительно спокойными, и сам он был неширок. Первое – от 130 до 118 тыс. лет назад, второе – от 106 до 94 тыс., и третье – от 89 до 73 тыс. лет назад. Последнее окно стало решающим для современного человечества: тогда миграция приобрела массовый характер. Почему именно тогда – сказать сложно. Не исключено, что это связано с каким-то ухудшением условий жизни. Ведь как раз в ту самую пору сапиенсы переживали эффект «бутылочного горлышка» – согласно результатам молекулярно-генетических исследований, их популяция, составлявшая до того около 100 тыс. человек, сократилась примерно в 10 раз и была на грани исчезновения. По какой причине? Никто не знает.
Большие «надежды» в этом смысле возлагались на извержение супервулкана Тоба на Суматре, выбросившего в воздух от 77 до 69 тыс. лет назад более 2800 км3 магмы. Толщина отложений вулканического пепла в Малайзии достигла девяти метров (!), а в Индии – шести. Пепел долетел даже до Африки (следы его найдены в отложениях озера Малави в восточной части континента) и надолго заслонил собой солнечный свет. Поэтому на Земле на несколько лет сильно похолодало. Возможно, климат нашей прародины стал более сухим, а значит, уменьшилось количество пищи и воды. Правда, многие ученые сомневаются в том, что Тоба так уж сильно повлиял на человечество, ведь извержение не выкосило даже тех Homo, которые к тому моменту жили недалеко от эпицентра – в Индии, о чем свидетельствуют каменные орудия, найденные в период извержения и после него. В общем, по поводу «вулкана-убийцы» ведутся активные споры.
Суперизвержение Тоба 74 000 лет назад оставило этот кратер (ныне озеро Тоба в Индонезии). Фото: ; Thinkstock
Так выглядит озеро Тоба сейчас. Фото: ibtimes.co.uk
Но как быть с двумя предыдущими временными «окнами»? Данные генетики говорят, что они тоже повлияли на современный генофонд, но лишь в малой степени, и, в основном, на жителей стран Ближнего Востока, Австралии и Новой Гвинеи (вклад этих миграций составляет у народностей Новой Гвинеи в среднем 2 %). Судя по генетическому анализу, в Австралии и Новой Гвинее люди появились аж 120 тыс. лет назад, то есть задолго до основной волны мигрантов.
Археолог Ричард Лики держит в правой руке череп австралопитека, а в левой – череп Человека умелого. Фото: Marion Kaplan, nytimes.com
И все-таки наши предки были жуткими домоседами. Ведь множеству животных, в том числе страусам, лошадям, слонам, верблюдам, антилопам, гиенам и гепардам, удалось пересечь и пролив, и пустыню намного раньше. Львы, например, добежали до севера, став ныне вымершими пещерными львами, а леопарды из Африки умудрились добраться до самой Южной Америки и превратиться там в ягуаров, успешно преодолев Берингов пролив задолго до того, как это сделали предки индейцев.
Поэтому ученые даже сомневаются – а помогла ли нашим праотцам «высокоразвитая» культура в освоении новых земель? Кажется, что наоборот. Может быть, человек так приспособился к жизни в тропиках, что не было особой надобности в переездах? Так или иначе, миграция на север шла медленно. Или мы чего-то не знаем. Что тоже вероятно, потому что в холодных широтах не находят стоянки древних людей. Так, наши двоюродные братья, неандертальцы, могли не только жить в теплой Испании, Франции или в Крыму, но и доходить до полярного Урала. На стоянке Бызовая в республике Коми обнаружены каменные орудия труда, подозрительно похожие на те, что принадлежат неандертальской культуре мустье.
Ручные топоры из Мавритании (в центре), Нигера (слева) и Израиля (справа). Фото: Brandon Thibodeaux, nytimes.com
Не уступали неандертальцам в холодоустойчивости и сапиенсы, дошедшие 45 тыс. лет до полуострова Таймыр. Там вблизи мыса Сопочная Карга найдены останки мамонта с надрезками, сделанными каменными орудиями и наконечниками стрел, застрявшими в ребрах. Тогда же наши пращуры бродили по степям Омской области, где около села Усть-Ишим обнаружены останки человека, из которых извлечена ДНК. Анализ показал, что здесь нашел свой покой представитель Homo sapiens.
Окаменелость неандертальца в Музее естественной истории в Лондоне. Фото: The Natural History Museum forhumanliberation.blogspot.com
На самом деле это неудивительно – археологи отмечают, что после выхода из Африки люди расселились по миру в кратчайшие (по историческим меркам) сроки – буквально за несколько тысяч лет. Волна миграции (80–60 тыс. лет назад) изначально пошла вдоль побережья Индийского океана. Ведь это самый приятный путь: справа вода, слева джунгли и горы, сзади – надоевшая родня, а впереди – куча вкусной еды и все время тепло. А как только провиант кончается, нужно просто идти вперед. Так очень быстро эти группы добежали до Австралии (люди освоились на этом континенте не менее 50 тыс. лет назад, а есть данные, которые говорят о еще более раннем заселении – 70–60 тыс. лет назад), по пути, как мы помним, смешавшись с денисовцами и какими-то другими видами людей.
Часть из них отделилась раньше и ушла на северо-запад, в сторону Китая, а оттуда – в Сибирь и на Дальний Восток. Другие группы, минуя Аравийский полуостров, по «индийскому» пути не пошли, а двинулись в южную Европу, освоив ее примерно 45 тыс. лет назад. Вероятно, от них и происходят предки славян. Подробностей о последних очень мало – достоверные сведения появляются не позже V–VI веков н. э., хотя есть вероятность того, что они выделились в отдельную группу намного раньше.
Самым последним белым пятном на карте были обе Америки. Сегодня есть довольно достоверные, хоть и крайне малочисленные данные о том, что в Северной Америке люди появились уже 31–33 тыс. лет назад. Это были выходцы из Сибири, преодолевшие Берингов пролив, который в те времена был ледником. Вторая волна мигрантов пришла сюда, судя по всему, от 19 до 26 тыс. лет назад, третий заход состоялся от 15 до 16,7 тыс., а четвертый – порядка 8 тыс. лет назад. К этому времени люди заселили не только обе Америки, но и почти весь земной шар, кроме самых дальних уголков вроде острова Пасхи.
18+