В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Хабаровский врач редчайшей специальности рассказал о своём призвании

– человек редчайшей профессии. Он водолазный врач. В свои 70 лет продолжает службу при Дальневосточном региональном поисково-спасательном отряде , готовит спасателей к погружениям в пучину, следит за их здоровьем. Как в судьбе парашютиста-десантника сплелись небо, судебная медицина и подводная стихия, Сергей Андреевич рассказал корреспонденту ИА « сегодня».

Хабаровский врач редчайшей специальности рассказал о своём призвании
Фото: Хабаровский край сегодняХабаровский край сегодня

Командир, сажай самолёт!

Видео дня

В сентябре этого года доктор Горин стал героем многочисленных публикаций в СМИ. «Хабаровский врач спас женщину, посадив самолёт» - гласили заголовки. Сергей Андреевич вместе спасателями-водолазами Романом Гудалиным и Рашитом Шабутдиновым отправился через на регулярные сборы в черноморскую .

- Во время полёта раздался голос стюардессы. Есть ли среди пассажиров врач? Подошёл. Выяснилось, что женщине из стало плохо. С собой у неё был полный «набор сердечника». Положил ей таблетку под язык. Вроде бы полегчало. Тут опять зовут. Пассажирка жалуется на боль в груди и жжение. Понял сразу – предынфарктное состояние. Нужно срочно сажать самолёт. Передал это через стюардесс командиру экипажа. До Москвы ещё несколько часов, женщина может и не пережить, - вспоминает врач.

Экипаж запросил экстренную посадку в ближайшем аэропорту . Тем временем, пассажирке полегчало. Уже на земле ожидающая пациентку с неба фельдшер скажет, что не видит показаний к госпитализации. Да и сама пострадавшая рвётся продолжить полёт. Неужели доктор Горин ошибся?

- Я прекрасно знаю, что на высоте при низком давлении у страдающих болезнями сердца резко возрастает риск инфаркта. Да, на земле ей стало легче. Но стоит в такой ситуации опять подняться в небо, симптомы проявились бы снова. Убедил, что женщина всё-таки нуждается в госпитализации. После дозаправки продолжили полёт, - добавил Сергей Горин.

Врач – это больше, чем профессия, это образ жизни, говорит водолазный доктор. Шутит, часто, бывает, на дороге останавливают инспекторы , просят показать аптечку.

- А их три у меня, какую будете смотреть? С собой у меня постоянно полный комплект. Вдруг кому-то понадобится помощь, - добавляет доктор Горин.

В небе

Кстати, сам Сергей Горин родился в пути, в Москве, где его родители делали пересадку с рейса на рейс из родного в Анапу. Мама Тамара Константиновна – фронтовой врач. В алма-атинской эвакуации заканчивала московский мединститут. Работала в только что освобождённом от фашистов Севастополе. После войны осталась в армии, поэтому семьей они часто переезжали с места на место.

Как говорит Сергей Андреевич, она очень не хотела, чтобы сын шёл по стопам. Уж слишком непростым был путь медика в то время.

- Тем не менее, я поступил в Тюмени в мединститут. Мы тогда уже перебрались в Ханты-Мансийск, мама была главным врачом в больнице. Четыре года я отучился, а потом перевелся на военно-медицинский факультет в Томске, - рассказывает Сергей Андреевич. – При этом моя первая специализация была - судебная медицина. Очень интересной мне эта наука показалась. А после окончания попал в воздушно-десантные войска. Восемь лет отслужил в ВДВ.

Сергей Горин служил в знаменитой 76-й Черниговской дивизии в Псковской области. Один из его сослуживцев – известный всей стране генерал Шаманов. Во время службы в ВДВ доктор Горин по долгу службы освоил прыжки с парашютом. В небо, как признаётся, влюбился. Сейчас за его плечами больше полутора тысяч прыжков.

- За время моей службы в ВДВ нам приходилось разбираться с двумя случаями гибели во время десантирования. У солдата-срочника и бойца во время переподготовки парашюты не раскрылись. Опасное это дело, - говорит Сергей Андреевич. – Но инструктором парашютно-десантной подготовки я стал при очень любопытных обстоятельствах. В 1976 году участвовал в подготовке десантирования боевой машины десанта на многокупольной системе сына командующего ВДВ . Месяц готовились. И вот само десантирование. Василий Филиппович занял место на трибуне на полигоне под Костромой. Пока длились полтора часа, пока самолёт с его сыном внутри набирал высоту, он две пачки папирос выкурил и, говорят, у него в кармане был маузер с одним патроном в случае трагедии. Но всё прошло хорошо, сын подъехал, доложил отцу: майор Маргелов совершил прыжок в боевой машине десанта. Генерал ответил: молодец, сынок, не посрамил нашу деревню. Ну а нам всем он присвоил звания инструкторов. Этот значок я до сих пор ношу.

И под водой

Потом был перевод в Хабаровск. Здесь Сергей Горин работал по основной специальности судебного врача. Участвовал в расследовании громкого преступления конца 80-х годов, когда два бойца внутренних войск с оружием в руках пытались захватить автобус с заложниками, но были ликвидированы.

В 1992 году ушёл на военную пенсию. Признаётся, семье приходилось выживать. Кем только не приходилось трудиться, часто даже на далёких от медицины специальностях. Но прыжки с парашютом не бросал. Приобщил к небу сына. Он сейчас служит в МЧС.

- В 2002 году меня совершенно случайно пригласили на должность заведующего медпунктом в отряде МЧС. А тогда уже существовала водолазная служба, а врача в ней не было. Мне предложили им стать. Поехал в Питер. Отучился. Получил специальность водолазного врача, - говорит Сергей Горин. – Тут очень много специфики. Работа водолаза чрезвычайно опасная. Чего только компрессионная болезнь стоит. Дело в том, что на глубине организм человека перенасыщается азотом. А при резком всплытии, как если бутылку с газировкой резко открыть, кровь буквально вскипает. Азот может блокировать важные центры в организме. Не исключены летальные исходы.

К слову, ни одного подобного случая за всё время работы водолазного отряда ДВРПСО не было. В этом-то задача врача-специалиста отделения барокамеры. Своих коллег Сергей Горин тщательно готовит к каждому погружению. Есть единственная на весь Дальний Восток уникальная барокамера, где имитируются условия спуска под воду. В ней водолазы в полной изоляции под большим давлением проводят по несколько часов. Есть на вооружении и портативная «капля». Так Сергей Андреевич называет передвижную барокамеру, которую они постоянно берут с собой на спуски, чтобы спасти водолаза в экстренной ситуации.

- Я сам постоянно сопровождаю наших ребят на спусках под воду. Одна из самых сложных работ была в Охотском море. Там около Шантарских островов в 2015 году в воду рухнул вертолёт с туристами, 11 человек спаслись, но пятеро погибли – не успели выскочить. Нашим ребятам пришлось в тяжелейших условиях поднимать Ми-8. Он лежал на дне перевёрнутым. Особенность тех мест – сильнейшие приливы и отливы, разница аж в 4 метра. Работать можно было только, когда хоть на время установится штиль, - вспоминает Сергей Горин.

Сам Сергей Горин под воду спускался лишь несколько раз. Понял - не его это. Лучше б в небо! Говорит, не понимает дайверов, которые за собственные деньги без всякой страховки и после сомнительного инструктажа погружаются под воду.

Этим летом Сергей Горин отметил 70-летие. Коллеги подарили ему новенькую гитару. После выполнения задания, да и просто на природе очень хорошо спеть. А душа у бывшего парашютиста, врача по призванию, всегда готова к хорошей песне, ведь, спасая чужие жизни, обретаешь подлинный смысл своей собственной.