В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Мосгорнаследие утвердило предмет охраны особняка Шаховской на Госпитальной площади

Мосгорнаследие утвердило предмет охраны особняка Шаховской на Госпитальной площади в , сообщает официальный сайт мэра столицы.

Мосгорнаследие утвердило предмет охраны особняка Шаховской на Госпитальной площади
Фото: Агентство «Москва»Агентство «Москва»

«Утвержден предмет охраны особняка Шаховской, расположенного на Госпитальной площади. Эксперты описали все архитектурные и декоративные элементы, формирующие облик исторического здания и его интерьеры. Особняк является объектом культурного наследия и находится под охраной государства. Почти вся его история связана с благотворительностью и медициной. Сейчас в нем также располагается медицинское учреждение», - говорится в сообщении.

Видео дня

Дом был построен по проекту архитектора в 1824 году для купца Матвеева. Роспись здания была начата в 1826 году, а завершена после пожара 1834 года. Перед особняком сразу был устроен большой партер, а с тыльной стороны - большой сад. Особняк расположен в глубине площади, имеет два этажа, подвал и антресоли. Его облик характерен для стиля зрелого ампира. Парадно оформлен южный фасад: большую его часть занимает ионический пилястровый портик со сложными арочными окнами. Слева и справа от портика на втором этаже тройные окна с полуциркульным завершением. Фасад украшен лепным карнизом со скульптурным фризом и пологим аттиком. В 1905 году к зданию был пристроен чугунный балкон на колоннах-кронштейнах. В интерьере сохранился главный зал с плафоном с росписью на темы мифологических сюжетов, колоннами, лепными карнизами. Колонны, пилястры, откосы окон отделаны искусственным мрамором. Зал с арочными окнами ведет на парадную лестницу.

«Эксперты составили перечень всех ценных архитектурных элементов, отвечающих за исторический облик особняка на Госпитальной площади. Фасады памятника оформлены в стиле зрелого ампира. Внимание привлекает изящный ионический пилястровый портик со сложными арочными окнами. Интерьеры украшены лепным декором и искусственным мрамором. Теперь любые реставрационные работы будут проводиться с учетом предмета охраны памятника», - рассказал руководитель Мосгорнаследия .

Отмечается, что в предмет охраны вошли архитектурный облик здания, крыша, композиционное решение и архитектурно-художественное оформление фасадов XIX века, местоположение, форма, размер, оформление оконных и дверных проемов, в том числе термальных и трехчастных итальянских окон по боковым осям фасадов. Ценными для облика здания признаны восьмипилястровый портик ионического ордера, веерный надоконный руст, лепной растительный орнамент, фриз с лепным декором, пояс меандра в портике, софитный венчающий карниз, подшитый снизу тесом, чугунные кронштейны и ажурные ограждения балконов. Также в предмет охраны вошли металлические козырьки над входами, капитальные стены, опоры, перегородки, перекрытия XIX века, своды, лестницы XIX века, их местоположение, конструкция, материал и декоративное оформление. В перечень включены парадная лестница со ступенями и ограждениями из чугунного литья, деревянными профилированными поручнями, а также декоративное оформление интерьеров XIX века, включая колонны искусственного мрамора, четырехгранные столбы, полуколонны, пилястры. Лепной декор тоже был включен в предмет охраны. Это карнизы, кессоны, фризы, лепные капители; росписи стен и плафонов, включая гризайль, по штукатурке и на холстах; кафельные печи начала XIX века, их местоположение и декоративное оформление.

Княгиня Наталья Борисовна Шаховская (1825-1906) купила этот особняк в 1872 году. После смерти мужа она решила посвятить себя благотворительности. Княгиня помогала «святому доктору» Федору Гаазу, который бесплатно лечил бедняков и выхаживал безнадежных больных, а также создала свою общину сестер милосердия «Утоли моя печали». Найдя подходящий участок земли рядом с Лефортовским военным госпиталем (сегодня это Главный военный госпиталь имени Н.Н. Бурденко), Шаховская перевела свою общину сюда. Устав общины был достаточно строгим и больше соответствовал нормам монастыря, нежели правилам в светских заведениях. Каждый день сестры ухаживали за ранеными и тяжелобольными пациентами, а большая часть остававшегося у них времени была посвящена молитвам и служению в церкви.