В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Почему в Варшаве так испугались нового немецкого посла

Немецкие и польские издания открыли новый тур дебатов на тему того, почему до сих пор не предоставила агреман новому послу в Арндту Фрейтагу фон Лорингофену, которого Берлин выдвинул на смену Рольфу Никелю, чей срок службы завершился 30 июня.

Почему в Варшаве так испугались нового немецкого посла
Фото: ИА RegnumИА Regnum

С новой версией выступила на днях польская газета Rzeczpospolita. По ее данным, в этом дипломатическом скандале виновен председатель правящей (PiS) , которого смутила служба Берндта Фрейтага фон Лорингофена, отца нового посла, в бункере Гитлера. Что касается немецких изданий, то они отстаивают предположение, что на самом деле Варшаву смущает работа Арндта Фрейтага фон Лорингофен в руководящих разведывательных органах Германии и . Но мы хотели бы обратить внимание на интерпретацию, которую в эфире польской католической радиостанции Radio Maryja выдал публицист Витольд Гадовский. По его словам, новый посол возьмет под свой контроль немецкое лобби в Польше, которое «ело на немецкие деньги, жило на немецкие деньги, брало деньги из немецких фондов», и научит их «прусской муштре». Это первое. И второе. По мнению Гадовского, поскольку в сферу ведения германского дипломата входят также вопросы культуры, от него следует ждать реинкарнации «культуркампфа» в Польше. Напомним, что «культуркампфом» называется политика правительства Отто фон Бисмарка в 1870-х годах, направленная на ослабление влияния и ограничение прав католического польского национального меньшинства.

Видео дня

Объединяет все три представленные версии одно — Германия. Германия времен Бисмарка, нацизма и нынешняя демократическая. Можно понять, почему Варшаву бросает в дрожь от первых двух Германий, которые поглотили Польшу в одном случае частично, в другом полностью. Вопрос в том, чего Варшава опасается в случае немецкого государства, возглавляемого канцлером , союзника по НАТО и . На днях стало известно о необычном иске, который Лихтенштейн подал против Чехии. Как сообщило британское издание Financial Times, княжество обратилось в , заявив о «пренебрежении» Прагой проблемой возвращения почти полумиллиона акров земли и некоторых замков и дворцов. Они были конфискованы в 1945 году. «Для нас незаконное применение чехословацких декретов и последствия этого были нерешенным вопросом. Экспроприация без компенсации недопустима», — заявила глава Лихтенштейна Катрин Эггенбергер. Дело в том, что после Второй мировой войны чехословацкое правительство определило правящий дом Лихтенштейна и 38 других семей как «немецкие», что в тех условиях приравнивалось к «нацистским». На этом основании они и были лишены земель, которые более чем в десять раз превышают площадь современного княжества.

Исход этого дела важен для Варшавы тем, что в случае удовлетворения иска Лихтенштейна это станет прецедентом юридически выверенного изменения границ в Европе. Что ставит вопрос о «возвращенных землях» — бывших восточных территорий Германии, большая часть которых была передана Польше по условиям международных Ялтинской и Потсдамской конференций в 1945 году, а также в результате двусторонних договоров с СССР в 1945 — 1956 годах. Эти территории, откуда немцев выселили, поляки обживали не сразу и с трудом. Как поясняет польский культуролог Каролина Чвек-Рогальская, «хотя было известно ранее, что западная граница Польши пройдет по рекам Ныса-Лужицка и Одра, долгое время не было уверенности, останется ли эта граница там». Тревогу вызывали политические факторы. Если ПНР сравнительно быстро смогла урегулировать пограничный вопрос с ГДР, то с ФРГ, вторым немецким государством, окончательное соглашение удалось подписать только в 1970 году. 25 лет неизвестности с признанием границы отразились на психике переселенцев и их отношению к немецкому наследию. В попытках почувствовать себя в безопасности, отмечает культуролог, некоторые из новых жителей «возвращенных земель» не перевозили туда свои вещи. Помимо того, переселенцы переделывали «немецкий характер» среды обитания, что отражалось, например, на пространственных визуальных символах прежних хозяев — памятниках, кладбищах, церквях, которые или переделывались, или сносились.

Любопытно здесь вот что. Более-менее освоить «возвращенные земли» оказалось возможным лишь благодаря активной позиции властей Польской народной республики. Лидером этого процесса стал первый секретарь ПОРП . Речь шла не только об администрировании. Для Гомулки приоритетом являлось построение культурной и научной жизни, пишет польский журнал Przegląd. Он инициировал проведение масштабных исторических исследований, создавал институты и университеты, продвигал местных писателей и художников. Подчеркивание Гомулкой важности новой западной границы тем более примечательно, что тогдашняя западная эмиграция выступала с противоположных позиций, настаивая на контурах Польши до сентября 1939 года. Хотя среди эмиграции были и те, кто считал возможным сотрудничать с ПНР. Учитывая, что ныне правящий лагерь полностью мажет черной краской Польскую Народную Республику, журнал задается вопросами: «Что взамен? Возвращение к немецкому наследию этих земель? Навязанный культ «проклятых солдат», некоторые из которых активно выступали против новой западной границы Польши?» Судя по всему, над этим в последние дни крепко задумались и представителя «Права и Справедливости», что отражается на нежелании впустить в Польшу нового немецкого посла — сына «сотрудника Гитлера», «бывшего» разведчика и потенциального координатора «культуркампфа». Варшава снова переживает период неуверенности, что реанимирует проблему неустойчивости ее западной границы.