Мессенджеры для протеста. Как общаются митингующие при отключенном интернете 

Мессенджеры для протеста. Как общаются митингующие при отключенном интернете
Фото: Daily Storm
Интернет в  пришел в норму. Однако игры с «рубильником» заставляют быть начеку. Отключение интернета — популярная тактика пресечения протестов во всем мире. И в то же время — стимул для IT-активистов создавать мессенджеры, передающие сигнал без Сети. «Зонтиковая революция» в , забастовка дальнобойщиков в , Black Lives Matter в  — везде работали приложения, до которых не сразу добрались спецслужбы.
Почему пропал интернет в Белоруссии?
В братской республике, в отличие от России или , крайне мало провайдеров. Для сравнения, в РФ большую часть рынка домашнего интернета (71%) делят пять компаний («Ростелеком», , , ТТК и независимая «ЭР-Телеком»), но конкуренцию им составляют средние и мелкие операторы, которых насчитывается более 3,7 тысячи. К тому же часть каналов соединяют страну с внешним миром, и для тотальной блокировки пришлось бы обрубить все выходы физически.
В Белоруссии интернет-отрасль развивалась по-другому. Федеральный «Белтелеком» занял 90% рынка каналов связи. Автономных провайдеров, у которых были бы свои магистрали и свое волокно с выходом за рубеж, практически нет. «Выключить рубильник» в таких условиях намного проще. По мнению некоторых экспертов, это то, к чему позволит приблизиться и российский закон о «суверенном интернете».
Начиная с 9 августа, когда Белоруссию накрыла волна протестов, недоступны оказались мессенджеры WhatsApp, Viber, Telegram, соцсети Facebook, Twitter, Instagram, сервисы , и . Кроме того, доступ пропал к ряду белорусских СМИ.
Сбои произошли и в работе банкоматов. Объяснить это несложно. Дело в том, что IP-адреса, которыми пользуются мессенджеры, могут принадлежать другим, не связанным с ними ресурсам. И тогда блокировка одного мгновенно приведет к отключению другого.
«Точно так же белорусские и российские сервисы, вопреки всем претензиям на суверенность, хранят свои IP-адреса на зарубежных хостингах или Google. Облачные сервисы в ходу у всех: бизнеса, банков, госучреждений, штабов оппозиции. Поэтому, когда вы пытаетесь отключить сайт неугодного СМИ, готовьтесь к тому, что из строя может выйти платежный терминал в магазине у дома. Это побочный эффект, который был изучен на примере «ковровых» блокировок Telegram», — пояснила Ксения Ермошина, научная сотрудница Center for Internet and Society CNRS (), специалист по интернет-блокировке и слежке.
Как оказалось, блокировка отдельных сайтов — не самая серьезная проблема. В Белоруссии примерно в 5-10 раз упала скорость трафика. В такой ограниченный поток «не влезают» ни YouTube, ни видеосообщения, ни скачивание сериалов. Об этом у себя в Telegram-канале рассказал Михаил Климарев, исполнительный директор российского Общества защиты интернета.
«Для понимания: представьте себе пробки на дорогах. То, что сейчас происходит, — это перекрытые четырех из пяти полос на МКАДе — что-то едет, но в основном все стоит. Если прибавить к этому образу еще и тупого регулировщика, который пытается как-то делить поток машин по каким-то непонятным правилам, то итог такой модели однозначен — огромная пробка и никто никуда не едет», — приводит сравнение Климарев.
Именно поэтому в Сети заговорили о пользовательской солидарности. Активисты призвали поделить интернет на всех и временно отказаться от скачивания тяжелых.
Альтернативное подключение
Выходом из ситуации мог бы стать спутниковый интернет. На днях белорусы даже обратились к Илону Маску, чтобы тот бесплатно поделился Сетью из космоса. Но дальше шутки дело не зашло.
«Когда я занималась проблемой интернета в Крыму, некоторые граждане также просили провести интернет, который шел бы в обход России, и думали сделать это через спутник. Немецкие аппараты, например, хорошо покрывали Украину, — поделилась с изданием Ермошина. — Но такой тип связи достаточно дорогой, к тому же нужно хорошо понимать, кто продает услуги».
Главной надеждой белорусских юзеров долгое время оставались сервисы VPN — они шифруют подключение и позволяют обойти локальную блокировку интернета. Однако большинство VPN базируются на стандартных протоколах, которые легко вычислить и заглушить. Из «непогашенных» ресурсов наиболее устойчивым оказался Psiphon.
Psiphon был разработан в 2006 году специально для обхода китайского файервола (системы фильтрации интернета в КНР). Psiphon имеет ускользающий IP-адрес и хорошо маскирует трафик. «Со стороны будет казаться, что вы просто ходите на сайт любимого магазина или проверяете почту. Но на деле у Psiphon есть протокол, который „надевает“ маску на реальный поток и тем самым выводит его из-под подозрений», — говорит Ксения.
Был в Сети
Голубая мечта всех IT-энтузиастов — мессенджеры, работающие без интернета. Противостояния с полицией в разных городах мира стали поводом, чтобы претворить фантазию в данность.
Так, в 2014 году во время гонконгской «революции зонтиков» появился мессенджер FireChat. Приложение работает через стандартный Bluetooth и может охватывать весь город. Быстрее всего FireChat передает сообщения в радиусе 60 метров, но может транслировать послания и на более удаленное расстояние. Благодаря ячеистой сети сообщения будут «прыгать» через телефоны других пользователей, пока не найдут намеченную цель.
Со временем на место FireChat пришли более продвинутые Briar и Bridgefy. Оба приложения использовались в Гонконге во время протестов 2019 года. Тогда количество скачиваний Bridgefy выросло на 4000%. Однако приложение имеет заметный недостаток. Bridgefy передает исключительно текст, в то время как для протестующих важно снимать на видео или фотографировать задержания или любые правонарушения со стороны силовиков.
Свои «косяки», общие для всех Bluetooth-мессенджеров, есть и у Briar. «Когда мы общались с активистом из Гонконга, он отметил, что работу мессенджера сильно тормозила топология города, например, те же небоскребы. Не всегда Bluetooth мог пробить конструкцию зданий», — рассказала эксперт по блокировке.
Между тем у Briar довольно интересная предыстория. Долгое время приложение получало средства от Open Technology Fund — корпорации, связанной с The Tor Project (браузер Tor) и спонсируемой . «Как бы комично это ни звучало, но американское правительство добровольно финансировало развитие шифровальных мессенджеров. Сейчас в системе произошел интересный сдвиг. После протестов Black Lives Matter велел распустить организацию, дабы не помогать оппозиции», — говорит Ксения.
Впрочем, атаковать мессенджеры можно и другим способом. Например, заполнить Сеть фейковыми сообщениями, посеяв путаницу среди протестующих. Представьте шквал входящих, призывающих людей собраться в определенном месте, где их поджидает полиция. Другой вариант — разослать сообщения о жестком подавлении протестов, чтобы вызвать у митингующих панику.