Ещё

Поисковые операции и «Память народа»: интервью начальника Управления МО РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества 

Поисковые операции и «Память народа»: интервью начальника Управления МО РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества
Фото: ТК «Звезда»
Управление по увековечению памяти погибших при защите Отечества ведет свою историю с 1946 года, за эти годы были обнаружены более 43 тысяч воинских захоронений на территории и за рубежом.
Начальник Управления по увековечению памяти погибших при защите Отечества Валерий Кудинский рассказал в интервью «Звезде» об истории своего управления, организации поисков воинских захоронений, о поисковых операциях на островах Финского залива и в , а также о создании и развитии уникального проекта «Память народа».
Валерий Брониславович, прошу вас рассказать о поисковой работе.
Перед тем, как начать разговор о поисковой работе, я скажу несколько слов об истории нашего управления. По сравнению с 320-летней историей тыла, наше управление безусловно молодое. Мы всего несколько лет в системе материально-технического обеспечения, но вместе с тем, мы ведем свою историю с 1946 года, когда был организован архив . С 2008 года это стало «управлением по увековечению памяти погибших при защите Отечества».
Какое место в вашей деятельности занимает поисковая работа?
Это один из ключевых, основополагающих моментов нашей деятельности и всех систем. Эта работа нами проводится по всей территории Российской Федерации: от западных до восточных границ, от Финского залива до Курильской гряды, где мы проводили поисковые мероприятия на островах Матуа, поэтому ни одно серьезное мероприятие, касающееся поисковой деятельности, будь то управление проводит эти мероприятия полностью организовывая их или частично, но ни одно серьёзное мероприятие не проходит без участия управления и 90-го отдельного поискового батальона. Даже сейчас, вот буквально несколько минут назад, представители батальона вылетают на остров Гогланд для того, чтобы попытаться определить места захоронений наших солдат, которые были захоронены на острове Гогланд в 1943-44 году. Эта работа очень долго проводилась, начиная с 2015 года. Мы пытались найти этих солдат, которые погибли на острова Большой Тютерс и Гогланд, нам долго не удавалось этого сделать. И только в последнее время по архивным данным, мемуарам солдат, которые воевали там в то время, удалось найти одного из солдат, который воевал на стороне о том, где он пишет, о местах захоронения солдат. Прямо сегодня туда вылетели представители батальона поискового движения России для того, чтобы там провести эти работы. Более того, в настоящее время около 30-ти человек 90-го батальона работают в Псковкой области, поселок Моглино, где на территории концлагеря, на бывшей оккупированной территории, найдены останки и сейчас проводится эксгумация совместно со . Это тоже серьезная работа, которая постоянно проводится. И таких поисковых мероприятий, о которых я сейчас говорю, их каждый год проводится несколько, это только крупные (мероприятия -прим. ред.), которые на слуху, которые мы постоянно держим на контроле. Я о более мелких даже не буду говорить, потому что это на самом деле очень долго.
Я бы попросил вас остановиться на таких крупных проектах, как, например, теплоход «Армения», острова Гогланд, Матуа. Можно немножко поподробнее, потому что это очень большие, очень масштабные проекты?
Что касается островов Финского залива, это в самом деле масштабный проект, который был организован совместно с Русским географическим обществом поисковых движений в России. Все эти организации очень плотно работали и с 2015 года мы работали на внешних островах Финского залива. В основном это острова Большой Тютерс и Гогланд, также работали на Соммерсе. Основная задача в те года, кроме того, что мы искали наших бойцов, которые погибли, я повторюсь, что мы так и не сумели освободить эти острова во время 1941-го года. Каждый год мы пытались (это сделать — прим.ред.) до 1943-го, так и не удалось. И очень много людей погибло. Дело в том, что на эти острова добраться можно было только зимой и с , в основном с острова Мочный, который был на нашей территории. Это была наша база, около 50-60 км можно было пройти на эти острова только зимой по льду. И вот люди с полной амуницией, с вооружением, совершали ночные марш броски днём, вы понимаете, на льду, авиация их сразу видит. Они закапывались в снег ночью, днем опять переход. И вот за 3-4 перехода они с этими всеми боеприпасами подходили к этим островам, но к сожалению, нам не удалось освободить их. Даже есть архивные данные, судя по которым, мы потеряли около 500-600 человек только убитыми на этих островах. И по мемуарной литературе, которую мы открыли, и по архивным данным, потому что руководитель полковник Баринов остался жив и у него даже есть в архивах отчет, который он докладывает командующему Балтийским флотом о том, почему он не сумел выполнить поставленную перед ним задачу по захвату и освобождению этих островов. Вы знаете, когда читаешь этот отчет, он всего лишь на 50 страничках печатного текста, прохватывает холодком, в каких условиях это всё проходило, пытались мы совершить этот марш по льду, сколько было обморожено, как этих людей вывозили обратно, как они ночевали в воде, потому что началась оттепель резко и там по колено воды. И он пишет: «остановились отдохнуть в торосах, по колено воды». Представьте, всю ночь по колено воды. А утром — продолжают марш-бросок к этим островам для того, чтобы всё-таки освободить их от немцев. Оттуда с острова Большой Тютерс было вывезено очень много техники, которая сейчас находится в Западном военном округе. Она представляет большой интерес, немцы, когда отступали, не успели вывести всю технику и только личный состав убыл, а все продовольствие, вещевое имущество и технику — все оставили. Они только взорвали казенники, а пушки все оставили, они в очень хорошем, доступном, состоянии сохранились, чуть ли не идеально. В самом деле видно, как была организована оборона на этих островах, как они жили, и даже в 2015-2017 годах мы находили склады, которые были в земле, причем случайно, схем нет. Открываем этот склад, а там мины различные, снаряды. Мы все это вывозили на склады, что нельзя было вывезти на склады, взрывалось там, на островах. Эта работа продолжается с 2015 года в связи с тем, что мы все-таки не оставляли надежды найти захоронение наших бойцов, которые там погибли. Потому что и финны, и в мемуарной литературе немецких ветеранов, кто там воевал сказано, что всех захоронили, то есть никого не оставляли. И мы хотели найти, где же все-таки это захоронение. И вот в финской литературе нашли его и сейчас люди вылетели для того, чтобы все-таки определить и найти захоронение наших бойцов, которые там захоронены.
Я уже сказал, что в настоящее время сейчас наши солдаты 90-го поискового батальона работают в Псковской области, поселок Муглино, совместно со следственным комитетом. До этого, буквально вот несколько месяцев назад, работали в Новгородской области, Жестяная горка, где по памяти и по архивным данным были массовые расстрелы. И сейчас следственный комитет возбудил уголовное дело о геноциде. Мы совместно с сотрудниками следственного комитета нашли эти места для того, чтобы убедиться в самом деле, так ли это. И да, эти массовые расстрелы были, это уже подтверждено экспертизой и найдено, только по памяти, более 500-от человек расстрелянных. Видно, что это мирные жители и видно, что эти люди расстрелянные, это не боевые раны, это сразу специалисты определили. То есть, это все подтверждается. Это говорит о том, что мы постоянно работаем и наши сотрудники постоянно занимаются организацией поисковой деятельности.
Вы упомянули об «Армении», да, в самом деле теплоход погиб, он подорвался на мине, затем его бомбили и в результате, по некоторым данным около 5-6 тысяч человек, по некоторым данным до 10000 человек, все погибли там. Практически никого не осталось. Дело в том, что поисковики-аквалангисты долго искали это место. Да, все знали место, но это когда находишься в кабинете или смотришь кино думаешь: «ну да, поехал, вот есть координаты». А на самом деле, когда прибывает на место и видишь море, и даже имея примерные координаты, найти очень сложно. Я сам в прошлом году участвовал в мероприятиях черноморской подводной экспедиции и понимаю, что это в самом деле очень сложно найти. И вот теплоход «Армения» все-таки нашли и сейчас мы прорабатываем вопрос, чтобы в ближайшее время, это уже будет следующий сезон летний, когда мы организуем туда следующую экспедицию, будет попытка достать судовой журнал, может какие-то артефакты, с этого теплохода, увидеть, в каком он состоянии. Но самое главное то, что он найден.
Более того, я хотел бы сказать, что именно сейчас, в данный момент, проводится экспедиция в Аджимушкайских каменоломнях Керчи. Это экспедиция, которая проводится уже на протяжении 5 лет и совместно с поисковым движением России мы организовываем поиск там погибших наших соотечественников. Каждый год мы находим что-то новое, и открывается очередная страничка истории этих людей, которые в тяжелейших условиях, когда Крым был в оккупации, наш гарнизон не сдался, он находился постоянно там. До этого, буквально вот неделю назад, закончилась подводная экспедиция на Черном море, где она тоже проводится ежегодно, вот уже в течение 5 лет, по тем известным событиям, где у нас пропадали самолеты, катера. Опять же, люди примерно понимают, где это происходило, по архивным данным. И мы в прошлом году нашли СК №51 — это сторожевой корабль, который пропал без вести в ноябре 1943-го года. На борту были командир корабля и 12 членов экипажа, примерно было известно где это произошло. И в этих квадратах мы искали его, и в прошлом году он был найден, была поднята пушка, была поднята часть боеприпасов, пулемет, сторожевой корабль. Этим воинским захоронениям, где мы знаем, что погибли люди, мы присвоили статус воинских захоронений, это воинское захоронение подпротезировано, все официально, все сделано, как положено.
Вы упомянули 90-й батальон, если я правильно понял, это говорит о том, что в российской армии есть целое подразделение поисковиков. Расскажите пожалуйста о нем поподробнее, как оно родилось, его историю и как они работают?
В 2007 году была создана такое подразделение: 90-й отдельный специальный поисковый батальон. Это уникальное подразделение, потому что оно единственное в вооруженных силах. Дислоцируется оно в поселке Мга Западного военного округа, собственно это наш инструмент, с помощью которого мы проводим все наши серьезные поисковые мероприятия в связи с тем, что в этот батальон привлекаются люди для службы. Ну кроме контрактников, офицеров, обслуживающего персонала, там есть срочная служба. Так вот, к срочной службе туда привлекаются не просто солдаты, у нас постоянное взаимодействие с Генеральным штабом, для того, чтобы туда призывать солдат тех, кто имеет навыки этой работы, способности и умение это делать. Это самое главное условие для того, чтобы привлечь для службы солдат в этом батальоне. Безусловно, тут есть своя специфика, поэтому любого человека мы в этот батальон не привлекаем, поэтому там собрались люди единомышленники и специалисты. Специалисты работают совместно с Русским географическим обществом, с Военно-историческим обществом… То есть это очень серьезное подразделение, которое постоянно работает.
Проект «Память народа», наверное, можно считать какой-то финальной частью этой работы, расскажите пожалуйста о нём и о перспективах развития этого проекта.
Я бы хотел рассказать сначала о самом проекте «Память народа», это уникальный проект, аналогов в мире нет. Я это говорю не для красного словца, это в самом деле так, потому что даже наши зарубежные партнеры, с кем мы работаем в рамках военно-мемориальной деятельности за рубежом, все понимают и говорят о том, что это очень нужная и колоссально проведенная работа. Мы видим по количеству тех включений и подключений, особенно в периоды 9 мая, да и постоянно, невзирая на праздники, сколько людей проводят поисковую работу и ищут своих родственников в этом интерактивном сайте «Память народа». Что касается самого сайта, он начал свою жизнь с 2006 года и был, так называемый obdmemorial, куда подключались архивные данные о том или ином солдате. Затем мы увидели, что этого явно недостаточно. А чем же награжден солдат? Об этом же тоже нужно сказать! А не только, где он погиб и где он начал службу, это же тоже интересно. Особенно для родственников, кто не знает о том или ином своем дедушке, отце. Родился, так называемый, сайт «Подвиг народа в Великой Отечественной войне». Затем, объединили эти два сайта и мы пришли к выводу, что нужно еще, и будет интересно, если люди узнают о движении, то есть путь этого солдата. Не только, где он погиб и за что награжден, а его движение: призывался, с воинской частью он был, его подвиг, за что он получил награду. Если он получил ранение: где он получил, как он получил ранение. И в этой связи мы очень плотно работаем с архивами, это в Гатчине, Ленинградской области. В Санкт-Петербурге есть архив военно-медицинский, с ними работаем. С Центральным архивом Министерства обороны подольским безусловно работаем. Эти все данные включаются в этот сайт, и вот он уже стал интерактивным сервисом «Память народа», который объединяет и дает комплекс полностью той информации о том или ином командире, офицере, солдате, который или погиб, или участвовал в годы Великой Отечественной войны по всем фронтам. В этот же интерактивный сайт к столетию окончания Первой мировой войны был включен портал память Великой войны 1914-1918 годов. Мы много поработали совместно с нашими партнерами, кто непосредственно занимается этой работой. И в самом деле мы поняли, что даже и этот сайт о Первой мировой войне, это не завершающий этап нашей работы, его нужно развивать, потому что в самом деле это востребованный сайт, который имеет очень много входов. И наши партнеры говорят, сколько было включений, сколько людей интересовались этой работой. Мы на этом не останавливаемся, дело в том, что еще очень много неоцифрованных документов, которые нужно выложить в интернет сервис «Память народа», эта работа продолжается и сейчас мы работаем над тем, чтобы создать «Документальную ленту истории». Такой будет сайт, это пока рабочее название. Суть этого нового проекта в том, чтобы убрать все белые пятна в нашей военной истории. Вот конечная цель нашего проекта.
Расскажите, пожалуйста, о дальнейшей работе, вот после завершения поисковых экспедиций нужно же останки захоронить. Как ведется эта работа, каковы объемы, сколько захоронений на территории нашей страны, сколько за её пределами, как эта работа ведется у нас в стране и как эта работа ведется за рубежом?
Это одно из основных направлений нашей деятельности, оно заключается в паспортизации воинских захоронений. У нас на территории числится более, если не ошибаюсь, 43866 воинских захоронений. Это на территории Российской Федерации и зарубежные. 31176 воинских захоронений на территории Российской Федерации и более 12000 за рубежом. Примерно вот эти 12000 они делятся пополам: Ближнее зарубежье и на территории Западной Европы. В самом деле, это работа очень трудоемкая, казалось бы, что уже прошло столько времени после окончания Великой Отечественной войны, но даже за прошлый год у нас паспортизировано официально 631 воинское захоронение на территории Российской Федерации, где захоронено более 28000 солдат, сержантов, офицеров Красной армии. Это серьезная работа, требующая кропотливой, очень серьезной работы в архивах. Более того, что мы работаем очень плотно, у нас существуют межправительственные соглашения с 16-ю странами, а в 8-ми странах у нас имеются представительства, это наши сотрудники нашего управления, которые работают в представительствах по поиску захоронений и тех солдат сержантов, кто там захоронен. Практически каждые два месяца у нас появляется воинское захоронение, мы понимаем где оно есть, мы разыскиваем в архивах эти воинские захоронения, изучаем, проводим с зарубежными партнерами на основе межправительственных соглашений там работы и это подтверждается. То есть, это очень серьезная работа. У нас есть представительства и в США, где ведется очень серьёзная работа в архивах. До недавнего времени, у нас не было возможности поработать в этих архивах, но сейчас, даже невзирая на все те трудности, которые существуют, именно в этой области военно-мемориальной работы у нас полное взаимопонимание и наши коллеги управления работают там. На сегодняшний день у нас отсканировано 823 документа, которые уже будут размещены в интерактивном сервисе «Память народа». Около 19000 различных списков опубликовано, списки расстрелляных, копии допросов, кого допрашивали, куда направлялись, в какие лагеря эти люди направлялись, чем они занимались. В результате этой работы те люди, о которых мы понимали, что они пропали без вести, сейчас вскрываются факты, что у нас этот человек жив, он остался в концлагере, он был там, чем он занимался. Многие оставались там, на той территории, у них не было возможности вернуться, многие погибли. Но самое главное, что родственники, кто интересуется, они понимают, знают и могут установить судьбу этого человека. До сегодняшнего дня это работа еще у нас не приостановлена, она, с точки зрения архива, который находится в Соединенных Штатах, только начинается. Можно об этом прямо сказать, потому что мы работаем буквально несколько лет в этих архивах.
И последний вопрос, расскажите о вашей деятельности по Федеральному военному мемориальному кладбищу?
Федеральное военное мемориальное кладбище — это уникальный военно-мемориальный объект, который единственный на территории РФ. Дело в том, что он был открыт в 2013 году 22 июня, он долго строился. Он спроектирован не как кладбище, в прямом понимании этого слова. Здесь находятся удостоенные чести к захоронению люди, которые за особые заслуги перед государством покоятся в этом мемориальном комплексе. Особые заслуги определены в 105-ом постановлении , где они конкретно определены Его можно найти в открытом доступе и посмотреть. На сегодняшний день там захоронено около 247 человек, это выдающиеся люди: Маршал Советского Союза , Калашников, представители космической отрасли, космонавт Леонов. Год-полтора назад там захоронили останки генерала-лейтенанта Костенко, который во время войны в 1942 году погиб во время Харьковской операции. Это одна из тяжелых страниц нашей военной истории. Он возглавлял эту группировку и он там погиб. И до последних дней он считался без вести пропавшим. Его нашли украинские поисковики, по архивным документам они примерно знали где он. Украинские поисковики передали нам на межгосударственном уровне и была проведена экспертиза, достоверность почти 100%. И он был с почестями захоронен на военно-мемориальном кладбище.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео