Ещё

Лучший студент Омска создаёт нейросеть для борьбы с мошенниками 

Лучший студент Омска создаёт нейросеть для борьбы с мошенниками
Фото: Омск Здесь
А его коллега работает над технологией, ускоряющей производство деталей для двигателей самолётов. «Омск Здесь» в рамках нового спецпроекта 20x20 рассказывает о двадцати молодых, талантливых и амбициозных омичах, которые олицетворяют и будущее региона, и уже формируют его настоящее. В первом материале мы рассказывали про технологию, которая позволит металлургам экономить миллионы рублей.
В новом выпуске спецпроекта мы расскажем о двух выпускниках ОмГТУ, которые занимаются серьёзными исследованиями и уже успели завоевать немало наград на конкурсах федерального значения.
Даниил Иниватов, 23 года, выпускник ОмГТУ, специальность «Безопасность информационных технологий в правоохранительной сфере»
— Расскажите про сферу своих научных интересов.
— Она довольно широкая. Тема моей дипломной работы была связана с искусственным интеллектом и с распознаванием личности. Проблема аутентификации человека при помощи пароля очень сложная, поскольку люди могут свои пароли забыть, потерять, их могут взломать. Это довольно опасно с точки зрения возможности кражи конфиденциальных данных. Соответственно, специалисты придумывают разные способы, чтобы утечки информации не возникало. Эту проблему возможно решить при помощи биометрии. Я работаю над голосом человека и стараюсь найти такие тонкости, благодаря которым можно отличить одного от другого. В этой работе мне помогает нейронная сеть.
— Это более надёжный способ, чем, предположим, распознавание по лицу?
— Это один из видов. Безопаснее будет сразу несколько способов, например, и по лицу, и по голосу. Кстати, мы распознаём личность не только по голосу, потому что его можно скомпрометировать. Есть программные средства, которые воспроизводят твой голос. В теме моего диплома была двойная аутентификация, первая — по голосу, а вторая — по паролю, то есть, фразе, которую человек сам придумывает.
— А насколько это безопасно, ведь человек произносит пароль вслух, и его кто-то сможет услышать?
— Для этого нужно специальное место. Данный метод не подойдёт для всех мест аутентификации человека. Это будет удобно для лабораторий, для аутентификации по телефону, в банках. Парольную фразу человек не должен будет произносить нигде. Это как и остальные пароли, предположим, от банковской карты, которые вы никому не сообщаете. Эта система применима в неполной мере, и отчасти новизна моей работы в методе, которым мы воспользовались. Мы использовали искусственные нейронные сети и решили опираться на отечественный ГОСТ. Каждая сказанная нами фраза в этом реализованном преобразователе будет переводиться в бинарный код.
— Думаете ли Вы над тем, чтобы дальше развивать свой проект?
— Я думаю о том, как можно этот проект доработать до кандидатской диссертации. Я посоветуюсь со своим научным руководителем, и точное решение я приму в сентябре-октябре 2020 года.
— Некоторые люди опасаются, что при помощи биометрической аутентификации за ними смогут начать слежку. Так ли это на самом деле?
— Я считаю, что если кто-то захочет за кем-то проследить, то это уже реализовано, потому что у каждого есть смартфон в кармане, и почти у каждого включён GPS-локатор.
— Как и почему Вы решили заниматься компьютерной безопасностью?
— Безусловно, с детства у меня была склонность к точным наукам. Если у одних детей любимыми игрушками были машинки, мячи и плюшевые медведи, то я играл с калькулятором. Из-за этой склонности и решил поступать в ОмГТУ.
— Насколько важна информационная безопасность в современном мире и почему?
— С каждым годом количество информации на электронных носителях растёт, и это значит, что всё больше наших данных там хранится. И наша задача заключается в том, чтобы защитить конфиденциальные данные каждого человека и базы данных от злоумышленников.
— Научная жизнь часто сопряжена с различными конкурсами, конференциями, олимпиадами. Расскажите о своём опыте участия в них.
— Основные награды — олимпиадные. Одна из последних наград — серебряная медаль по математике, которую я заработал в Израиле, где представлял Россию и ОмГТУ. Серебряную награду я получил в личном первенстве и в командном зачёте. В январе 2020 года мне присвоили звание «Студент года» в рамках конкурса «Инфофорум», награждение прошло в здании . Так же я стал студентом года в родном вузе и в самом Омске. Раньше участвовал в олимпиадах ради поездок по разным городам. Для меня это было в первую очередь путешествие, когда я мог со своими приятелями куда-то съездить и хорошо провести время. Ну и заработать награды, конечно.
— Чем Вам помог ОмГТУ?
— Всем. Политех позволял мне не устраиваться на работу, например, грузчиком или курьером, и я мог посвящать всё своё свободное время науке. Кроме этого, высокий уровень подготовки кадров и колоссальная поддержка от преподавателей, которые вдохновляли, поддерживали, советовали что-то.
Главная задача для меня — заниматься своим делом, и чтобы мне это нравилось.
Если говорить о высшем образовании, то оно необходимо не только для получения навыков, но и для дальнейшей работы, потому что если ты захочешь продвижения в какой-то структуре, добиться руководящей должности без высшего образования будет проблематично.
Юлия Бредгауэр, 25 лет, магистрант ОмГТУ, специальность «Технология машиностроения»
— Как Вы начали заниматься наукой?
— Это произошло тогда, когда я пришла работать на кафедру, а точнее после окончания бакалавриата. Когда стала работать, увидела, что преподаватели, которые нас учили, постоянно пишут научные статьи, участвуют в разных конкурсах, мне стало интересно, и я решила себя в этом попробовать. Сфера моих научных интересов — электроэрозионная обработка. В ней есть два направления: обрывы проволоки при электроэрозионной обработке и обработка титана на электроэрозионных станках.
— Где это применимо?
— В различных сферах производства машиностроения, приборостроения, авиастроения, автомобилестроения, в общем, там, где можно что-то изготовить из металла. По обрывам мы занимаемся исследованиями, проводим опыты, исследуем образцы, которые получаем, а по обработке титана в прошлом году я стала грантообладательницей на конкурсе «УМНИК» и получила грант на исследование в размере 500 тыс. рублей, который сейчас будет направлен на исследование обработки титановых сплавов. Кроме этого, в декабре 2019 года проводился конкурс молодёжных инновационных проектов и предпринимательских инициатив «ОГОНЬ». Я выступила с проектом по обработке титана, и мне удалось занять первое место.
Сейчас титан не обрабатывается с помощью электроэрозии, по крайней мере, в авиастроении, потому что после электроэрозии остаётся дефектный слой, который в авиастроении не допускается, его нужно снимать. Мы пытаемся разработать технологию и подобрать оптимальные режимы обработки, при которых этот дефектный слой будет отсутствовать. Электроэрозионная обработка имеет множество плюсов: она может очень ускорить процесс получения некоторых элементов, конструкций, и такой метод позволяет в быстрее изготавливать детали для двигателей самолётов.
— Вы можете запатентовать эту технологию, если у Вас всё получится?
— Да, мы можем получить патент или лицензию на применение такой технологии. Мы хотим соединить два вида обработки, при этом подобрав необходимые режимы этих обработок, и у нас получится технология, у которой сейчас есть только косвенные аналоги.
— Реализация этого проекта может принести Вам какую-то коммерческую выгоду?
— Да. Во-первых, продажа самой технологии, лицензии на её использование, и во-вторых, смежным продуктом в этом проекте является база режимов обработки. Сейчас на электроэрозионных станках нет режимов для обработки титана. Если мы будем применять технологию, то подберём свою базу режимов, которую сможем продавать предприятиям, которые занимаются обработкой титана. Средняя стоимость баз около 1000 долларов, мы будем продавать их на 30-40% дешевле. Мы планируем сделать что-то вроде проектного бюро: нам поступает заказ с производства, что нужно разработать технологию на такую-то деталь из титана. Мы подбираем режимы, оснастку, какими инструментами нужно пользоваться, составляем технологию и продаём её. Если говорить о теме обрыва проволоки, то я планирую написать диссертацию на эту тему. Этот проект некоммерциализируемый.
— Как Вам помог вуз в реализации научных начинаний?
— Приобрести в личное пользование лабораторное оборудование практически нереально. Университет даёт возможность пользоваться необходимым оборудованием. Поэтому, в первую очередь, это материальная база. Также хочу отметить финансовые меры поддержки студентов и сотрудников вуза, которые занимаются научной деятельностью.
— Как реагируют окружающие, когда узнают, что Вы занимаетесь такими исследованиями и наукой?
— Если бы вы мне сказали ещё года три назад, что я буду этим интересоваться, я бы сама посмеялась. Я успела поработать на заводе и поняла, что это не моё, поэтому решила пойти работать на кафедру. Мой муж в шутку называет меня «академиком», друзья тоже иногда по-доброму шутят надо мной. И к тому же, при встрече я ведь не говорю с ходу, что изучаю электроэрозионную обработку. Чаще я говорю, что просто работаю в университете, и этого достаточно.
— Какие у Вас есть увлечения кроме науки?
— Я играю за сборную ОмГТУ по баскетболу с 1 курса бакалавриата. И мне всегда удавалось совмещать и спорт, и науку. Мы неоднократно становились бронзовыми призёрами на АСБ дивизиона «Иртыш» (ассоциации студенческого баскетбола, — прим. ред.), занимали призовые места на спартакиаде вузов города.
Видео дня. В Сети обсуждают развод Галкина и Пугачевой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео