Культ незнания: как историки борются с ФСБ за открытие архивов 

Культ незнания: как историки борются с ФСБ за открытие архивов
Фото: News.ru
На днях Хорошёвский суд  отклонил иск историка спецслужб к , отказавшей ему в копировании материалов дел шести репрессированных сотрудников НКВД СССР. Сотрудники архива спецслужбы предоставили исследователю доступ к фондам, но фотографировать их не разрешили. Прудовский с таким запретом не согласился и решил бороться с могущественным ведомством. Это далеко не единственный случай, когда учёные или просто интересующиеся граждане сталкиваются с ограничениями в доступе к документации историко-политического характера. После «архивной революции» 1990-х, провозгласившей раскрытие тайн прошлого, в том числе и не самых приглядных, наступил ожидаемый откат. Теперь снятие грифа секретности происходит порой в зависимости от политической конъюнктуры, либо по воле бюрократии, а не социального запроса на историческую правду. Сейчас одни архивные организации находятся в «тренде» и придумывают свои сложные правила, а другие, наоборот, оцифровывают огромные массивы документации и выкладывают их в открытый доступ. NEWS.ru решил разобраться, как обстоят дела с архивным делом в современной .
Культ секретности против «архивной революции»
В сентябре 2019 года автор книги «Спасская красавица» Сергей Прудовский обратился в центральный архив ФСБ с просьбой предоставить ему возможность самостоятельного фотографирования или копирования документов из уголовных дел сотрудников НКВД Льва Бельского, Самуила Кремнева-Сундукова, Александра Минаева-Цикановского, Николая Николаева-Журида, Михаила Фриновского и Владимира Цесарского. Все они были казнены после сворачивания Большого террора 1936-1938 годов вслед за отстранением от должности главы наркомата и приходом на его место , устроившего чистки ведомства от запятнанных в репрессиях кадров.
В ФСБ Прудовскому дали лишь ознакомиться с материалами, но самостоятельно копировать бумаги запретили. В архиве спецслужбы объяснили своё решение положением «о порядке доступа к материалам, хранящимся в госархивах и архивах госорганов РФ, прекращённых уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел», утверждённым в 2006 году совместным приказом ФСБ, и  № 375/584/352. Поскольку запрашиваемая информация касалась нереабилитированных участников Большого террора, в ФСБ сослались на п.5 данного нормативного акта. Там говорится, что положение «не регулирует вопросы доступа к материалам уголовных и административных дел в отношении лиц, которым отказано в реабилитации, или к делам, которые ещё не пересмотрены в установленном законодательством РФ порядке».
В свою очередь Прудовский и его представитель Марина Агальцова ссылались на решение Верховного суда, который ранее удовлетворил иск жителя , пытавшегося получить в МВД доступ к уголовному делу своего предка, но в ведомстве ему отказывали, также ссылаясь на «пятый пункт» упомянутого положения.
Мы оспаривали отказ ФСБ