В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Вскипит ли оперный от "Алтын Казана"?

Эпичный татарский мюзикл достучался до цитадели консерватизма

Вскипит ли оперный от "Алтын Казана"?
Фото: Реальное времяРеальное время

Фестиваль "Үзгәреш җиле" вместо очередного концерта представит в декабре рок-оперу "Алтын Казан" . В оперном театре впервые прозвучит крупное произведение молодого татарского композитора. Как выяснило "Реальное время", в постановке не участвует большая часть певцов, закрепившихся в фестивале, но сохраняется костяк вокалистов, которые пели в постановках "Алтын Казан" прошлых лет.

Видео дня

Казан — золотой, палата — черная

Впервые историю о казане, который кипит в добрых руках, поставили в оперной студии казанской консерватории. Низамов ее заканчивал — и только начинал путь композитора, который будет вскоре востребован во многих значимых проектах. Он будет писать музыку для спектакле Камаловского и Альметьевского театра, русского ТЮЗа, станет композитором-резидентом Государственного симфонического оркестра в сезоне 2015–2016. На данный момент — он самый известный публике сочинитель музыки, причем и классической, и поп-ориентированной.

С форматом опер Низамов связывался два раза. Кроме "Алтын Казан" совместно с поэтом он написал оперу "Кара Пулат". Предложение создать что-нибудь на тему Булгара поступило от Минтимера Шаймиева. Легенду о завоевании Булгара воинами Тамерлана несколько раз показали в Тинчуринском театре в режиссере , планировали даже опенэйр-постановку в самой столице ханства, однако история не получила продолжения. Эхом можно разве что тот факт, что театр имени Тинчурина несколько рассматривают как основу для музыкального театра . В частности, здесь показывались результаты работы "Kazan Opera Lab", для чего была обновлена давно пустовавшая оркестровая яма, а сам Тинчуринский в прошлом году представил спектакль "Башмачки JAZZ", где представил слегка модернизированную версию пьесы Тази Гиззата и Джаудата Файзи.

В студенческом "Алтын Казане" друзья и коллеги Низамова. Каждый из них, в итоге, сделал достойную карьеру. выступил в в миланском La Scala, Гульнора Гатина теперь может считаться одной из главных в казанской опере, стала звездой шоу "Голос", Айдар Сулейманов оказался одним из триумфаторов "Тюрквижн-2014" и обладателем Гран-при фестиваля "Биир кун" ("Под одним солнцем"). Наверное, самая незавидная история у Алины Шарипжановой — один из мощнейших голосов республики, наша , до сих пор больше известна как эстрадный и кавер-артист.

Впервые историю о казане, который кипит в добрых руках, поставили в оперной студии Казанской консерватории. Фото instagram.com/elmirnizamov

Рок-опера ожила после студенческой постановки повторно в 2014 году, когда к труппе присоединился, в частности, Филюс Кагиров, до этого считавшийся певцом эстрадным и народным (а сейчас он — приглашенный солист оперного, поет партию Шах Али в "Сююмбике"), а также , отметившийся и в Мариинке, и дома, и совмещающий работу в опере с рок-проектами (тогда он еще пел в группe Alqanat, а недавно выиграл грант на развитие татарской рок-группы).

Репетиции "Казана" проходили в ДК "Сайдаш", режиссировал их . Панджавидзе известен как постановщик в Большом театре, а также в ТГАТ имени Джалиля, где за спектакль "Любовь поэта" он получил госпремию РТ — опять же имени Джалиля, а за постановку оперы Гаэтано Доницетти "Лючия ди Ламмермур" его номинировали на "Золотую маску". К слову, тогда Панджавидзе резко отказывался от названия "рок-опера", считая, что Низамов написал классический бродвейский мюзикл в духе Эндрю Ллойд Уэббера.

В день суверенитета часовое ревю боролось за внимание зрителя с ГСО РТ, которое выступало у Дворца Земледелия.

При этом тогда уже Низамов в интервью сетовал, что молодым композиторам негде ставить большие произведения, и все ограничивается разовыми проектами. Появляются такие работы, как "Ак бүре" Зульфии Рауповой, "Сөембикә канаты" Эльмиры Галимовой, "Семь жемчужин" , "Ночь перед Рождеством" , "9/11" Юлии Бекбулатовой, а показывать их негде.

На "Үзгәреш җиле" зритель увидел немало интересных певцов, которые с разным успехом сочетали народную мелизматику и иноязычные мотивы. Фото Рината Назметдинова

Что надул нам "Ветер перемен"

Появившийся в 2016 году в оперном театре фестиваль "Үзгәреш җиле" явно не ставил целью продвижение молодежи. Старые песни, обряженные в джазовые, порой американизированные эстрадные аранжировки, вызывали у публики полярные мнения. Одни считали, что тем самым татарская музыка найдет своего слушателя за рубежом (количество просмотров на Youtube говорило об обратном), другие — что у известных песен уже есть сложившиеся звучание, и менять его не стоит. В любом случае, другого такого же крупного проекта на эстраде еще не было. К тому же на сцене зритель увидел немало интересных певцов, которые с разным успехом сочетали народную мелизматику и иноязычные мотивы. В итоге в начале 2020 года "Ветер перемен" дошел до Нью-Йорка, где часть этих артистов спела в "Карнеги-Холле", порадовав местную диаспору.

В конце июня Низамов у себя в "Инстаграме" сообщил, что вместе с Михаилом Панджавидзе они начали работу над "Алтын Казан" — в версии 3.0. Вокалистов шестеро — Эльмира Калимуллина, Артур Исламов, Алина Шарипжанова, Айдар Сулейманов, Филюс Кагиров и новенький Айдар Нураянов — солист оперного. Любопытно, что Калимуллина в свое время отказалась от участия в "Ветре перемен", объясняя это тем, что он не оказался конкурсом вокалистов. Остальные — проверенные годами соратниками. Из постоянных участников фестиваля в составе никого нет. Также в составе — постоянный участник фестиваля, Заслуженный артист Республики Татарстан, трубач Вадим Эйленкриг.

Над проектом работает режиссер Михаил Панджавидзе, Сергей Мандрик, который работал в "Үзгәреш җиле", ставит танцы со своими танцорами. Задействованы оркестр оперного театр, оркестр Вадима Эйленкрига (на фото). Фото tatar-inform.ru

"Еще один акт я написал во время пандемии"

О том, как проходит работа над мюзиклом, рассказал сам Эльмир Низамов.

— Как началась история постановки в опере?

— Где-то года два назад Рауфаль Сабирович сказал мне, что ему было бы интересно показать мюзикл в театре. Формат на "Үзгәреш җиле" был понятен, а мы с ним обсуждали, как бы поставить "Алтын Казан". Все это откладывалось, пока, наконец, не возникла идея представить "Үзгәреш җиле" в виде мюзикла.

— Это было до пандемии?

— Да, мы решились уже в прошлом году.

— Кто еще активно задействован?

— Режиссер Михаил Панджавидзе. Сергей Мандрик, который работал в "Үзгәреш җиле", ставит танцы со своими танцорами. Оркестр оперного театр, оркестр Эйленкрига.

— Насколько это отличается от постановок прошлых лет?

— Отличаются достаточно сильно. Мы этот спектакль начинали как мою выпускную работа в консерватории. Ставила его оперная студия, в ней пели Гульнора Гатина, Рузиль Гатина, Эльмира Калимуллина, которая тогда была студенткой. Спустя четыре года мы сделали с Панджавидзе короткую, сокращенную версию для Дня города, показали ее 30 августа в 2014 году у Чаши. Тогда версию загорелся идеей, что ее можно поставить как полноценную работу в театре, он тогда еще идею вынашивал. Часовая постановка 2014 года была сильно модифицирована, теперь это 2,5 часа, два отделения. То есть у нас был одноактный спектакль, а стал двухактный. И этот акт я написал во время пандемии, по сути.

— Тогда ты говорил, что специально слушал "референсы", другие рок-оперы, словом, тогда это был совсем другой ты. Каково работать с этим материалом сейчас?.

— Я уже приобрел опыт, во мне изменилось многое, я многое в музыке пересмотрел, даже переписал. Остались некоторые песни, хиты, которые исполняются с того времени отдельно. Написались новые переходы. Можно сказать, что это, по факту, новый спектакль. История та же, хиты же, музыкальная канва доработана и переработана.

"У нас был одноактный спектакль, а стал двухактный. И этот акт я написал во время пандемии, по сути", — говорит Низамов. Фото instagram.com/elmirnizamov

— За что отвечает Вадим Эйленкриг?

— Он отвечает за эстрадную, джазовую часть оркестра. У нас есть дирижер Станислав Курбацкий. Он отвечает за общее звучание, а Вадим — за джазовое. Эйленкриг — не просто трубач, но и художественный руководитель. Джазовые элементы, как их лучше исполнять — все это идет от него. В мюзикле есть и фанк, и рок, и блюз. Музыканты — прекрасные импровизаторы. Мы придумаем многое вместе.

— Вокалистов на сцене шесть. При этом в фестивале участвовало гораздо больше певцов? Они в запасных?

— Насколько понимаю, каждый год к костяку исполнителей добавлялись новые, в зависимости от формата концерта, песен. У нас изначально вокалистов шесть, героев мы добавить не можем. Но, может быть, появится второй состав, но это не точно.

— Какие планы у постановки?

— Могу точно сказать, пока речь идет о премьере в декабре. Я надеюсь, что карантины и пандемии закончатся. А дальнейшая судьба… Хочется верить, что будет много постановок. Но мы пока ждем премьеру. Но обсуждается, что у мюзикла будет длинная судьба.

— Все мы знаем, что в опере национальные вещи ставятся редко...

— Наверное, не так часто, как хотелось бы. Все сейчас зависит от реакции публики, но мне кажется, что мюзикл должны принять хорошо. Это современно, оригинально, в эффектных декорациях (они сейчас обсуждаются).

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Elmir Nizamov (@elmirnizamov)

1 Июл 2020 в 10:25 PDT

— Насколько тебе комфортно работать в оперном?

— На самом деле, мне очень комфортно. Когда я пришел с материалом, то сначала волновался. Это оперный театр, а тут джаз, фанк, импровизация! Когда я начал общаться с музыкантами, артистами хора, то увидел, что они давно подобного ждали, чего-то молодежного, иного. Они в восторге от возможности петь так.

— Ты беседуешь со мной явно не из Казани?

— Я улетел в Москву, потому что московские музыканты параллельно с репетициями пишут к премьере студийную версию. Так что "Алтын Казан" выйдет на диске — нам предстоит записать все голоса, хоры. Это будет двойной альбом. Работа проходит на студии Игоря Крутого.